Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Словарь

Коаксиальный кабель

Коаксиальный кабель (от лат. co — совместно и axis — ось, то есть «соосный»), также известный как коаксиал (от англ. coaxial), — электрич... Далее

Rambler's Top100
Мы принимаем
Яндекс.Деньги

Обучение саунд-дизайну



Денис Дубровский



В 2013 году в Московской школе кино появился новый факультет — «Звукорежиссура и саунд-дизайн». Это первое российское учебное заведение, которое начало подготовку специалистов по совершенно новой специальности – звуковому дизайну. Мы встретились с куратором факультета, продюсером, композитором и саунд-дизайнером Василием Филатовым и поговорили с ним о том, насколько востребована новая специальность в индустрии и чем принципиально отличается обучение в МШК от других подобных школ.




Василий Филатов


Василий Филатов



Денис Дубровский:
Василий, чем саунд-дизайн принципиально отличается от традиционной звукорежиссуры?
Василий Филатов: Слово «дизайн» в обычном понимании — это творческая деятельность на стыке искусства, науки и технологий, целью которой является создание промышленных товаров, максимально удовлетворяющих разные потребности человека, в том числе эстетические и духовные. Можно сказать, что дизайнеры создают новое высокотехнологичное окружение человека, искусственную среду обитания, в которой удобно и приятно находиться.


Саунд-дизайнеры занимаются подобными вещами: мы создаем звуковое окружение для аудиовизуальных произведений (фильмов, телепередач, рекламы), для радио, для компьютерных игр, аудиовизуального контента в Интернете. Кроме того, саунд-дизайнеры делают звуки для синтезаторов и сэмплеров, библиотеки для быстрого создания аудиоконтента представителями других творческих специальностей, то есть мы делаем жизнь других людей удобнее и комфортнее.


Звукорежиссура и саунд-дизайн   Звукорежиссура и саунд-дизайн



И в отличие от традиционной звукорежиссуры, целью которой является максимально качественная и точная запись реальных музыкальных инструментов, человеческого голоса или различных естественных шумов, мы создаем искусственную звуковую среду, которая порой не имеет ничего общего с реальностью. Например, звуковые дорожки для фантастических фильмов, компьютерных игр, 3D-мэппинга, телевизионных заставок. Да и звуковое сопровождение обычных фильмов сейчас представляют собой нечто большее, чем просто запись звука с площадки. Это сложный пространственный микс из музыки, диалогов, шумов и различных многослойных звуковых эффектов.


Мало того, искусственно созданные атмосферы и звуковые эффекты в какой-то мере могут даже быть заменой музыки в аудиовизуальных произведениях. Не везде, не всегда, но довольно часто. Классические способы создания музыки во многом себя исчерпали, зрители требуют чего-то нового — нового звучания, новых тембров. А это и есть область компетенции саунд-дизайна. Если раньше скрипач создавал новые звуки и штрихи, это был авангард. Сейчас это совершенно нормально и даже становится мейнстримом в написании саундтреков. Сейчас музыка все больше становится не столько тональной, сколько тембральной.

Звукорежиссура и саунд-дизайн   Звукорежиссура и саунд-дизайн



Д.Д.: Какова сейчас потребность в специалистах по саунд-дизайну на отечественном рынке труда?
В.Ф.: Потребность уже сейчас высока. И с каждым годом будет только увеличиваться. Во-первых, это связано с бурным развитием рынка аудиовизуального контента. Это не только кино, телевидение, реклама, компьютерные игры, но и интернет. А ведь половина впечатления от фильма или видеоролика создается именно звуковым сопровождением. Один и тот же кадр с разными звуковыми текстурами воспринимается зрителями по-разному. Кроме того, звуковая дорожка задает ритм монтажа, служит опорой для некоторых монтажных решений, управляет эмоциями зрителей и переключает их внимание на те или иные события в кадре, позволяет многократно усилить эффект присутствия и т.д. То же самое можно сказать и о компьютерных играх. В них звук является не просто бэкграундом, но и неотделимым элементом игрового процесса.


Во-вторых, сейчас у нас постепенно начинает работать законодательство об авторском праве, и все больше создателей аудиовизуального контента начинают осознавать необходимость в специалистах, которые могут сделать качественные, оригинальные и чистые с точки зрения авторского права звуковые дорожки. Этому сильно способствует и Youtube. Компания Google интегрировала туда великолепные алгоритмы автоматического анализа звуковых дорожек, и теперь на этом портале невозможно без негативных последствий использовать чужие треки, как музыкальные, так и шумовые. Либо ролик могут заблокировать, либо отключить у него звук, либо в него вставят рекламу, доход от которой автоматически будет перечислен правообладателю.


И эти алгоритмы находят даже небольшие фрагменты чужого контента в сложных миксах! Рано или поздно примеру Youtube последуют и другие видеохостинги. То есть всем создателям видео для интернета придется покупать продукцию композиторов и саунд-дизайнеров или нанимать таких специалистов. И потенциал этого рынка в нашей стране очень велик.


Есть еще один сегмент рынка саунд-дизайна, который в нашей стране практически свободен. Это создание библиотек для сэмплеров. Все больше музыкантов переходят на чисто программные решения создания музыки, и здесь очевидным лидером является программный сэмплер Kontakt от компании Native Instruments. Пока у нас в стране есть один хорошо известный разработчик библиотек для Kontakt, которого знают во всем мире.


Звукорежиссура и саунд-дизайн   Звукорежиссура и саунд-дизайн



Это Илья Ефимов — его библиотека акустической гитары прочно удерживает лидирующие позиции в обзорах самых авторитетных музыкальных изданий. Понятно, что развитие этого сегмента сдерживает большой уровень пиратства, но сейчас уже заметны некоторые перемены к лучшему. Рано или поздно все эти проблемы решат, и уровень пиратства упадет до такого значения, когда бизнес по созданию библиотек становится действительно выгодным. То же самое касается и библиотек шумов, спецэффектов и музыкальных construction kits — короче, материалов для саунд-дизайна.


Д.Д.: А как вам пришла идея создать факультет звукового дизайна в Московской школе кино?
В.Ф.: Идея пришла в тот момент, когда мне понадобилось нанять несколько саунд-дизайнеров для одного проекта. Я стал искать нужных специалистов, и выяснилось, что их просто нет. Проблема тут в том, что саунд-дизайнер должен работать над целостным восприятием не слушателя, а зрителя. Он должен понимать, что его дорожка дополняет и поддерживает визуальный контент. Ему нужно не перетягивать одеяло на себя, а помогать рассказать визуальную историю. И это очень важный момент, который понимают далеко не все.


Например, у нас очень много композиторов, которые пишут неплохую музыку, но написать адекватное музыкальное произведение для визуального ряда они не могут. Они пытаются рассказать всю историю от «а» до «я» средствами музыки, что совершено неверно. Или есть много звукорежиссеров, которые великолепно разбираются в технических тонкостях, отлично знают теорию звука, но при этом сосредоточены только на вопросе получения максимально возможного качества записи. Но именно это мешает им делать дизайнерскую работу, так как здесь нужно думать о восприятии зрителей, о художественных аспектах того или иного решения, о максимально эффективных путях достижения результата, а не о формальном качестве, получаемом с помощью дорогих приборов звукозаписи. Порой методы саунд-дизайнеров могут привести звукорежиссеров в ужас. Но это работает. И это главное.


Также обнаружилась еще одна проблема. Если в англоязычном интернете есть много качественной полезной информации о саунд-дизайне, то в российском интернете с этим все обстоит довольно печально. У нас есть некоторое количество видеороликов и сетевых образовательных курсов, по которым учиться просто категорически нельзя, так как они учат неправильным приемам работы и неправильному использованию инструментов. Да и с образцами для подражания у нас тоже дело обстоит неважно.


Я уже много лет не смотрю телевизор — полностью перешел на интернет. Но как-то после долгого перерыва решил посмотреть а что там показывают по телевизору. Я был в шоке. Форма волны телевидения — это чудеснейший кирпич. Такое ощущение, что кроме экстремально накачанного RMS там больше ничего не надо. Кроме того, во многих передачах используются одни и те же продакшн-библиотеки. Похоже, что создатели передач просто переписывают их друг у друга или качают на торрентах. В результате программы звучат совершенно одинаково и невыразительно.


Однажды я рассказал о проблеме нехватки кадров и катастрофическом положении дел в области обучения саунд-дизайну директору Московской школы кино Екатерине Черкес-Заде. Она предложила мне ради эксперимента провести пару интенсивных недельных курсов по саунд-дизайну. Интерес к этим курсам оказался очень велик. Поэтому мы начали думать уже о годовой программе обучения. И в октябре 2013 года мы запустили обучение студентов на первом в России факультете саунд-дизайна.


Д.Д.: В чем особенности обучения студентов на вашем факультете?
Главная особенность факультета — это годичная программа. Во всех вузах программы рассчитаны на несколько лет. У нас нет общеобразовательных предметов. Мы ожидаем людей состоявшихся, сформировавших свой вкус, и в этом наше главное отличие. 95% наших предметов — это узкоспециализированная информация, которая потребуется нашим студентам при работе по специальности.


В качестве базовых навыков ребята осваивают классическую звукорежиссуру: теорию звука, работу звукорежиссера на площадке, весь препродакшн, запись речи, синхронных шумов, постпродакшн, сведение записи. К этому добавляются специфические для саунд-дизайна навыки: создание шумов, органический саунд-дизайн, синтез и модуляция, саунд-скульптинг, гранулярный синтез, работа с звуковыми эффектами. Кроме того, у нас есть такие нестандартные предметы, как музыкальный подход в саунд-дизайне или питчшифтинг и таймстретчинг при обработке звуковых текстур. Это уже ближе к основам монтажа звука. Обычно на монтаж как на самостоятельный предмет закрывают глаза. Я же считаю, что звуковой монтаж — очень важный предмет. Кроме того, мы даем нашим ученикам основы менеджмента, психологию восприятия человека, психологию ведения переговоров, тайм-менеджмент, читаем лекции по истории кино и кинорежиссуре.


Плюс к этому — постоянная практика. Беда многих вузов России в том, что они выпускают специалистов, хорошо подкованных теоретически, но не имеющих практического опыта. У нас теория и практика сбалансированы. У каждого нашего студента есть своя отдельная монтажная станция с лицензионным Steinberg Cubase 7, MIDI-клавиатура Roland A-300 Pro, собственный рекордер Roland R-26, большой парк микрофонов. Я думаю, этим не может похвастаться ни один вуз России. То есть у нас в принципе не может быть ситуации, когда один студент говорит другому: «Когда ты уже освободишь рабочее место?». Мало того, студенты могут пользоваться своими рабочими местами не только во время занятий, но и в свободное время. Они могут прийти, например, пораньше, и заниматься столько, сколько им надо, посводить свои работы на мониторах ADAM А7X, стоящих в нашем классе.


Наша особенная гордость — это собственный кинозал на 70 мест. Ребята имеют доступ ко всему этому оборудованию и сразу могут посмотреть свои работы на большом экране и послушать как они будут звучать на кинотеатральной акустике в формате 5.1. Кроме того, мы практикуем совместные проекты со студентами других факультетов и совместные просмотры работ. Все это не только дает практику работы в условиях, максимально приближенных к реальным, но и позволяет находить будущих работодателей, так как на просмотры ходит довольно много заинтересованного народа. Например, после новогоднего показа от двух киностудий поступили предложения о работе.


Еще одно важное отличие — это преподавательский состав. Все люди, которые обучают студентов на нашем факультете, — специалисты высокого класса, практики, успешно работающие в своих областях индустрии. У нас нет преподавателей, которые занимаются лишь преподаванием, как в других вузах. Все они постоянно работают на проектах, находятся в центре событий и поэтому могут передать ребятам самую свежую информацию о реальном положении вещей. Кроме того, наших преподавателей отличает позитивный взгляд на мир и конструктивный подход к решению проблем. Атмосфера у нас тут крайне доброжелательная и комфортная для обучения и творческой работы.


Пользуясь случаем, я хочу выразить огромную благодарность компании Roland, которая помогла нам обеспечить студентов современными рабочими местами. Еще наши ребята имеют возможность приобретать технику Roland с хорошей скидкой. Также наш проект поддержала компания Yamaha, владеющая сейчас брендом Steinberg, и мы получили для каждой монтажной станции полный комплект самой актуальной версии Cubase с неплохой скидкой.


Д.Д.: Каков результат обучения на вашем факультете?
На выходе мы получаем крепкого специалиста-бойца, который на практике знает, что такое звук, не боится работать со звуковой материей и техникой и отдает себе отчет, что он может, а чего пока не может. Это значит, что он способен сказать клиенту «нет». Он может сказать «извините, это потребует столько времени» или «я сейчас не могу это сделать». Очень важно для рынка — понимать, что сколько стоит.


Кроме того, ребята за год обучения нарабатывают собственную звуковую библиотеку и хорошее портфолио из готовых работ, которые характеризуют их как специалистов в разных областях саунд-дизайна. Это гарантия их устройства на работу, так как подобные портфолио есть у очень ограниченного количества профессионалов.