Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества


Александр Хорев

Иммерсивные технологии, многоканальный звук, звуковой дизайн –
сегодня эти понятия в ходу в театральной среде и ивент-индустрии.
С одной стороны, звуковые системы окружающего звука –
это стандартный сетап любого современного театра.
Иммерсивные звуковые технологии есть в линейке любого
уважающего себя производителя профессиональных систем звукоусиления.
Но с другой – так ли много на сцене спектаклей,
в сюжет которых можно погрузиться при помощи
современных иммерсивных звуковых технологий?
Насколько сложно создать новый слушательский опыт,
ведущий к новым зрительским впечатлениям?
И что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать
мощной частью выразительных средств современного театра?
С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру
Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру,
режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Антон Фешин   Артем Ким

Антон Фешин                                                                              Артем Ким

Давайте для начала договоримся о терминах. Что такое звуковой дизайн? Можно ли дать ему четкое определение? Если покопаться в интернете, можно убедиться, что разные люди подразумевают под этим понятием разные вещи…
Антон Фешин:
Давайте я попробую ответить на этот вопрос. Звуковой дизайн, на наш взгляд, это ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества. Обывателю удобно представлять дизайн в виде некоего звукового события, но мы, как люди, находящиеся по другою сторону пульта, обязаны рассматривать не только эффект от восприятия, но и технологический процесс, процесс создания этого эффекта.

Пока сложновато…
Антон Фешин:
Возьмем, к примеру, спектакль. В спектакле используется ряд технических выразительных средств. Звук – одно из них. При этом звук может просто служить для передачи информации, например, через речь, а может быть дополнительным средством, усиливающим эффект погружения. Это может быть очень просто – раскаты грома. А может быть сложно – многоканальный звук, погружающий зрителя в центр сложного оркестрового микса. В целом, и то, и то укладывается в категорию звукового дизайна. В любом случае, это ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества.

И границ тут практически нет. У нас с Артемом был опыт работы над спектаклем режиссера Владимира Панкова «Война». Там есть эпизод, когда боец в противогазе подбегает к командиру и в возбужденном состоянии докладывает обстановку. Разумеется, через противогаз разобрать слова очень сложно. Но это такой момент, где все считывается на уровне эмоций. Голос, искаженный надетым противогазом, дает куда больше погружения, нежели прямая разборчивая речь. Это тоже звуковой дизайн – звуковое событие, вызывающее определенные эмоции, погружающее в обстановку…


Если сравнить со световым дизайном, то это будет ряд световых сцен. Звуковой дизайн – ряд звуковых сцен. Отлично. Почему вы начали изучать этот предмет и даже, насколько нам известно, разрабатываете собственный обучающий курс по этой теме?
Антон Фешин:
В данный момент звуковой дизайн весьма востребован, особенно в театральной среде. Многие коллеги работают в этой области. Но! Пока нет не только какой-то конкретной школы, нет даже конкретного формализованного представления о том, что это такое. Даже в начале нашего интервью нам пришлось договариваться о терминах. Но работникам цеха необходимо говорить на одном языке.

Наш курс и наши усилия в первую очередь направлены на то, чтобы формализовать и упорядочить пока еще разрозненные знания и опыт. Наш курс мы разрабатываем не только и не столько чтобы учить, а чтобы начать диалог. Начать говорить об этом явлении.

Тема, что называется, в тренде.
Артем Ким:
Эта тема в тренде уже очень давно (смеется). Каждый человек, который использует музыку для выражения собственных чувств и передачи собственных идей – музыкант. Многим музыкантам хочется найти собственный язык. Свой ключ к чувствам зрителей. Музыканты занимаются этим уже очень давно. Тут очень уместно вспомнить ряд исторических примеров. Был такой контрабасист Доменико Драгонетти.

Он решил играть на контрабасе как на скрипке. Когда ему в пользование передали знаменитый инструмент, контрабас «Гаспаро да Сало», он не удержался и прямо ночью начал играть на нем в храме венецианского монастыря. Монахи, проснувшиеся от необычного звука, решили, что в монастырь проникли злые духи. Английский писатель Джордж Харт очень красочно описал этот момент: «Они увидели в полутьме хоров человеческую фигуру, которая, исполняя необычную, фантастическую мелодию, качалась вперед-назад как в рукопашной схватке с «Гаспаро да Сало» (с контрабасом, – прим. ред), подобно бесноватому или пришедшему в ярость бойцу».

Могла ли обычная скрипка или виолончель произвести на монахов такое же впечатление? Едва ли. Тут они получили совершенно новый слуховой опыт, который привел их к определенным переживаниям. Это и есть звуковой дизайн. А дело было в конце 18 века.


«Суини Тодд» – спектакль с оригинальной рассадкой зрителей.
В этом и состоит большая часть его «иммерсивности».
Инструмент системного дизайна MAPP 3D позволил быстро и качественно
посчитать развес под новую рассадку зала

Интересный пример. Для большинства современных людей
звуковой дизайн связан именно с технологиями.
Артем Ким
: Он всегда был связан с технологиями. Готические храмы с их акустикой – это технологии на службе звукового дизайна. Театр в Байрейте, построенный при активном участии самого Вагнера, где звучанию было уделено огромнейшее внимание, что привело к использованию уникальных технических решений, акустические перегородки, которые создают эффект окружающего звука, глубокая, уходящая под сцену оркестровая яма, которая позволяет более ровно микшировать звук большого оркестра с голосами певцов – это звуковой дизайн.

Композитор Штокхаузен и его оркестр, размещенный по всему пространству зала, в том числе и в воздухе, и другие примеры – все это звуковой дизайн. И таких примеров в истории очень много. Просто сейчас мы пришли в некую новую технологическую эру в этом вопросе, и реализация таких замыслов стала отчасти более доступной. К счастью, сегодня уже не нужно строить специальный театр, чтобы реализовать замысел композитора.

Вот мы и подошли к этому трендовому слову «иммерсив»… У вас есть опыт выпуска иммерсивных спектаклей. Чем звук такого спектакля отличается от обычного?
Антон Фешин:
Иммерсивный спектакль – это не только звук. Возьмем, к примеру, спектакль театра на Таганке «Суини Тодд». Этот спектакль изначально задумывался как иммерсивный, но при этом большую часть времени шел без иммерсивной звуковой системы. Но год назад мы действительно создали для спектакля иммерсивный звуковой ряд. Работали с технологией Meyer Sound, при этом их технология совершенно справедливо называется «Инструмент пространственного микширования и дизайна звука». Это действительно инструмент создания звукового дизайна. Инструмент, который упорядочивает взаимодействие людей и машин. Итак: «Суини Тодд» – спектакль, где нет четких границ между сценой и залом, артистом и зрителем.

Во время спектакля артисты выходят в зал, а сцена опоясана зрительскими местами. При этом в спектакле задействовано до 20 поющих артистов. Играет оркестр, с которого на пульт приходит еще 20 каналов. Первый соблазн – просто следить за артистами и менять локализацию звука вслед за их перемещением. Но когда начинаешь разбираться в этой теме, понимаешь, что все не так просто. Звуковая система театра должна в первую очередь обеспечивать равномерное звуковое покрытие. И если мы меняем рассадку зала, мы должны изменить развес громкоговорителей, чтобы сохранить эту равномерность.


Если театр начинается с вешалки, то иммерсивный спектакль начинается с рассадки

Далее мы понимаем, что зал у нас поделился на зоны, и локализовать источник без привязки к зонам было бы неправильно, в какой-то зоне его просто будет не слышно. Следовательно, мы должны придумать, как приблизиться к желаемому эффекту для каждой зоны. Ну, и великолепный оркестр. А если сделать микс не в пульте, а, что называется, в воздухе: отправлять на разные громкоговорители разные инструменты или группы?

Оказывается, звук при этом меняется кардинально. Появляется совсем другой динамический диапазон, разборчивость инструментов… Всем эти можно пользоваться. На выходе получается совершенно другой продукт. И это далеко не весь технологический процесс, связанный с созданием звукового дизайна. Еще нужно учесть огромное количество мелочей, особенно технических.



Артем Ким: Еще один важнейший момент. Есть такое слово – репертуар. Каждый новый музыкальный формат или стиль появлялся только вместе с репертуаром. Будь то классический джазовый бэнд или рок-трио – полностью их звучание раскрывается только в соответствующем репертуаре. Сегодня театр насыщен технологиями, но этим технологиям нужен репертуар, который раскроет их возможности, что и приведет к возникновению нового слушательского опыта. Драгонетти, контрабасист, о котором мы говорили выше, заказывал специальный репертуар у профессиональных композиторов.

Чарли Чаплин использовал музыку в своих фильмах еще до того, как в кино пришел голос, и сам писал для своих фильмов саундтреки. Точно такое же внимание уделял музыке в своих фильмах Сергей Эйзенштейн. Сегодня в театр пришли другие технологии, и им тоже нужен свой репертуар. Более того, любой современный режиссер должен разбираться в таких технологиях. А если говорить об иммерсивном звуке в спектакле или создании звукового дизайна, мы придем к выводу, что здесь нам уже мало дуэта режиссер-композитор. Еще нам нужен технарь – инженер. Вот в таком триединстве и может родится настоящий звуковой дизайн, ведущий к возникновению совершенно новых слушательский переживаний.

Что ж, теперь не трудно согласиться с утверждением, с которого мы начали это интервью: звуковой дизайн – это действительно ряд звуковых событий, созданный в процессе коллективного творчества. Создатели технологий вроде Meyer Sound Spacemap Go, режиссер и композитор (звуковой дизайнер), которые создают репертуар, инженер, который помогает увязать репертуар с возможностью технологий, и полный цикл звукового продакшна, в процессе которого и рождается этот интересный и пока мало изученный продукт – звуковой дизайн. Спасибо большое за интересный рассказ!

Слайд-мэппинг  на городских мероприятиях   на примере акции «Свеча Памяти», прошедшей 22 июня в Музее Победы

Слайд-мэппинг на городских мероприятиях на примере акции «Свеча Памяти», прошедшей 22 июня в Музее Победы

Новый, полезный и финансово выгодный инструмент, который вы сможете презентовать заказчику так: «А еще мы сделаем 3D-мэппинг!» называется слайд-мэппинг, так же как и сама технология его реализации, разработанная и запатентованная компанией BLACK RAYS.

Как организовать мероприятие  в Государственном  Кремлевском Дворце без ошибок и проблем

Как организовать мероприятие в Государственном Кремлевском Дворце без ошибок и проблем

Brothers Production много лет сотрудничает с Государственным Кремлевским Дворцом и организует мероприятия различного уровня сложности. На примере Премии «Шансон года» и Юбилейного концерта Маэстро Турецкого «С тобой и навсегда», которые прошли 16 и 17 апреля 2022 года, Илья Евдокимов, CEO компании, рассказал об особенностях работы на площадке.

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Продолжаем рассказ о техническом оснащении мюзикла «Шахматы», премьера которого состоялась в МДМ в октябре. Об особенностях работы с радиосистемами в мюзикле рассказал его звукорежиссер Михаил Соколик. В прошлом номере «Шоумастера» читайте большое интервью с британским саунд-дизайнером Ричардом Брукером, который работал над 60 мюзиклами по всему миру и был приглашен для подготовки выпуска «Шахмат» в России.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Panasonic в Еврейском музее

Panasonic в Еврейском музее

Еврейский музей и центр толерантности открылся в 2012 году в здании Бахметьевского гаража, построенного по проекту архитекторов Константина Мельникова и Владимира Шухова. Когда этот памятник конструктивизма передали музею, он представлял собой практически развалины. После реставрации и оснащения его новейшим оборудованием Еврейский музей по праву считается самым высокотехнологичным музеем России.
О его оснащении нам рассказал его IT-директор Игорь Авидзба.

Слайд-мэппинг  на городских мероприятиях   на примере акции «Свеча Памяти», прошедшей 22 июня в Музее Победы

Слайд-мэппинг на городских мероприятиях на примере акции «Свеча Памяти», прошедшей 22 июня в Музее Победы

Новый, полезный и финансово выгодный инструмент, который вы сможете презентовать заказчику так: «А еще мы сделаем 3D-мэппинг!» называется слайд-мэппинг, так же как и сама технология его реализации, разработанная и запатентованная компанией BLACK RAYS.

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Звукорежиссер и саунд-продюсер Олег Чечик в профессии более тридцати лет.
В 2010 году, имея значительный опыт работы в студии и на концертах, он принял предложение Московского театра оперетты поработать над мюзиклом, потом взялся еще за один, затем за третий.
В результате один из них, «Монте-Кристо», в 2014 году был признан лучшим в мире, а другой, «Анна Каренина», был представлен не только в киноверсии, но и в виде уникального приложения.
«Шоу-Мастер» расспросил Олега о том, где и как он работает,
почему мюзиклы требуют особого подхода и в чем заключался его вклад в создание мюзиклов.
«

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Продолжаем рассказ о техническом оснащении мюзикла «Шахматы», премьера которого состоялась в МДМ в октябре. Об особенностях работы с радиосистемами в мюзикле рассказал его звукорежиссер Михаил Соколик. В прошлом номере «Шоумастера» читайте большое интервью с британским саунд-дизайнером Ричардом Брукером, который работал над 60 мюзиклами по всему миру и был приглашен для подготовки выпуска «Шахмат» в России.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Синхронизация. Часть VIII RTP-MIDI (Apple MIDI)

Синхронизация. Часть VIII RTP-MIDI (Apple MIDI)

RTP (Real-time Transport Protocol) – протокол высокого уровня, который базируется на UDP, но при этом имеет свои особенности, которые были специально разработаны для стриминга аудио и видео.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Звукорежиссер и саунд-продюсер Олег Чечик в профессии более тридцати лет.
В 2010 году, имея значительный опыт работы в студии и на концертах, он принял предложение Московского театра оперетты поработать над мюзиклом, потом взялся еще за один, затем за третий.
В результате один из них, «Монте-Кристо», в 2014 году был признан лучшим в мире, а другой, «Анна Каренина», был представлен не только в киноверсии, но и в виде уникального приложения.
«Шоу-Мастер» расспросил Олега о том, где и как он работает,
почему мюзиклы требуют особого подхода и в чем заключался его вклад в создание мюзиклов.
«

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Радиосистемы Sennheiser в московских мюзиклах

Продолжаем рассказ о техническом оснащении мюзикла «Шахматы», премьера которого состоялась в МДМ в октябре. Об особенностях работы с радиосистемами в мюзикле рассказал его звукорежиссер Михаил Соколик. В прошлом номере «Шоумастера» читайте большое интервью с британским саунд-дизайнером Ричардом Брукером, который работал над 60 мюзиклами по всему миру и был приглашен для подготовки выпуска «Шахмат» в России.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Форум

LIGHTCONVERS

Вчера, в 14:17 от crlight

leicozic a808

3 декабря в 19:40 от slov

Behringer WING

3 декабря в 00:56 от bormo

дым жидкости есть вопрос

28 ноября в 13:19 от slov

BXB FCS 6300

26 ноября в 15:20 от blgmuz

Словарь

Распределительная коробка

(DI box - direct injection) - устройство, преобразующее линейный уровень сигнала в микрофонный. Позволяет согласовать сопротивление и уровень сигнала, устраняет фантомное питание. Наряду с этим обеспечивает изоляцию, предотвращающую обра...

Подробнее