Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Магазин
Все товары

Акустика помещений

Беляев С.В.

350 рублей
Словарь

Компрессионный драйвер

- специальный тип высокочастотного динамика, обеспечивающий передачу звука на большие расстояния за счет его фокусирования

Rambler's Top100
Мы принимаем
Яндекс.Деньги

Дерек Шеринян: О звуке без компромиссов



Юлия Костерова,
jkosterova@aol.com

www.juliakosterova.com

www.julyshredder.com

Фото: Чарльз Джишке


BFI-Amsterdam-3046_FullRes.jpg

















Дерек вырос в городе Санта-Круз (Калифорния) и уже в 5 лет начал заниматься на домашнем фортепьяно. Среди первых музыкальных влияний – Элтон Джон, в особенности двойной альбом 1973 года «Goodbye Yellow Brick Road», а также пластинки Beatles и Боба Дилана из коллекции родителей. Еще до окончания школы Дерек получает стипендию в Беркли (Berklee School of Music), где завязывает знакомства с известными сейчас музыкантами (Уилл Кэлхаун – ударные, Living Colour и Эл Питрелли – гитара, Элис Купер, Megadeth).

После трех семестров в Беркли Дерек знакомится с ударником Бадди Майлсом, ранее работавшим в Band of Gypsies Джими Хендрикса. Бадди подбирал команду для проекта и дальнейшего тура по клубам Америки, и после прослушивания Дерек получил место.

Чуть позже с Дереком связывается Эл Питрелли, который к тому времени стал музыкальным директором Элиса Купера. Эл предложил Дереку занять вакантное место клавишника и отправиться с группой в длительное турне (более 250 концертов!) в поддержку мультиплатинового альбома «Trash». Позже Элис Купер назовет Дерека «Калигулой клавишных».

После завершения еще одного тура (1991 год) Дерек узнает о том, что Эрик Сингер, который также работал у Элиса Купера, становится ударником группы KISS. Для поддержки нового альбома «Revenge» группе требуется клавишник, и Сингер рекомендует Шериняна. На совершенно новый уровень карьера Дерека взлетает, когда он в 1994-м присоединяется к Dream Theater – как раз к началу тура в поддержку альбома «Awake».

В 1999 году, после четырех лет, трех альбомов (один студийный и два концертника) и двух мировых туров (по 200 концертов), Дерека просят уйти из группы. На тот момент Дерек уже начинал записывать сольный альбом «Planet X», который ему предложили создать в Magna Carta. По рекомендации основателя Shrapnel Record – Майка Варни Дерек приглашает австралийского ударника Верджила Донати для записи альбома. Эффект от сотрудничества был незамедлительным и вылился в трилогию «Atlantis», которая была придумана на первой же джем-сессии.

«Planet X» выходит в 1999 году и приводит к тому, что Шеринян и Донати создают одноименную группу. Они приглашают гитариста-виртуоза Тони МакАлпайна и формируют состав группы. Годом позже выходит альбом «Universe», а в 2002 году появляется «MoonBabies» (в этом же году выходит концертник «Live From Oz»). В 2007 году выходит еще один альбом Planet X «Quantum», правда, уже без Тони МакАлпайна.

Помимо работы с Planet X Дерек обеспечивает себе прочные позиции на прогметаллической сцене, выпустив несколько сольных альбомов с участием Аллана Холдсворта, Эла ДиМеолы, Стива Лукатера, Ингви Мальмстина, Slash, Джона Петруччи (Dream Theater), Джона Сайкса и Зака Уайлда.

«Oceana» (2011) становится седьмым по счету сольным альбомом Шериняна. Альбом создавался в соавторстве с Саймоном Филлипсом, он же записал ударные и сделал сведение. На басу – Джимми Джонсон и Тони Франклин.

Постоянная работа Дерека с такими разноплановыми артистами мирового калибра, как Билли Айдол или упоминавшийся выше Ингви Мальстин – еще одно подтверждение способности Дерека адаптироваться к различным музыкальным жанрам.

В 2010 году Шеринян был приглашен продюсером Кевином Ширли (Aerosmith, Led Zeppelin) присоединиться к новой классик-рок супергруппе Black Country Communion в составе: Гленн Хьюз (Deep Purple) – вокал, бас-гитара, Джейсон Бонэм (Led Zeppelin, Foreigner) – ударные, и Джо Бонамасса – гитара. Супергруппа уже выпустила два студийных альбома, а после успешного европейского тура – концертный DVD.



_CFJ3400_FullRes.jpg















Имя Дерека Шериняна уже давно упоминается на одном уровне с такими титанами, как Кит Эмерсон, Рик Уэйкман и Джон Лорд, а по экспрессивности его соло превосходят соло многих других гитаристов. В течение 10 лет Дерек – бессменный клавишник Билли Айдола, а в прошлом – Ингви Мальмстина, Элиса Купера, Dream Theater, Kiss. Сольные проекты Шериняна можно охарактеризовать как виртуозный гибрид тяжелого рока и фьюжн с потрясающей энергетикой, интересный технически и гармонически.

В записи его сольных проектов принимали участие Тони МакАлпайн (интервью с Тони опубликовано в прошлом номере), уникальный барабанщик и продюсер Саймон Филипс (Toto), гитаристы Аллан Холдсворт, Стив Лукатер (Toto) и Зак Уайлд (Ozzy Osbourne, Black Label Society), бас-гитаристы Джимми Джонсон, Тони Франклин (Blue Murder, The Firm) и Билли Шихан, а также легендарные Ингви Мальмстин и Эл ДиМеола. Отдельного внимания заслуживают классик-рок команда Black Country Communion (Гленн Хьюз, Джо Бонамасса, Дерек Шеринян, Джейсон Бонэм), метал-фьюжн проект Planet X (Шеринян-Донати-МакАлпайн), а также прогрессив супергруппа Шеринян – Портной – Шихан – МакАлпайн, концерт которой пройдет в Москве в рамках осеннего тура.

Несмотря на очень плотный график тура, Дерек любезно согласился дать интервью, когда приехал в Москву в составе группы Билли Айдола.

Юлия Костерова: Не перестаю слушать твой новый альбом «Oceana». Хард-рок, фьюжн, прог – очень в духе Дерека Шериняна и в тоже время сильно отличается от твоих предыдущих альбомов. Мне нравится твой подход к сольникам. Твои альбомы – это всегда гораздо больше, чем принято ожидать от инструменталиста-виртуоза. Альбом очень продуман с композиторской точки зрения, сбалансированности аранжировок, а звездный состав приглашенных музыкантов заслуживает отдельного внимания.




Дерек Шеринян: Да, в этот раз я хотел сделать альбом в духе 70-х, со звучанием ближе к Джеффу Беку. Работая над этим альбомом, я решил несколько отойти от прогрессив-металла.

Ю.К.: Как давно ты работаешь с Саймоном Филлипсом?

Д.Ш.: Я начал работать с Саймоном в 2000 году над моим альбомом Inertia. За все это время я очень многому научился у Саймона. В первую очередь тому, что называется «quality musician and recording artist» – качеству работы, что особенно важно для записывающегося музыканта. Саймон без преувелечиния мастер своего дела, и у него есть чему поучиться.

_CFJ3405_FullRes.jpg

Ю.К.: В аранжировках много пространства отдано гитарам. Тони МакАлпайн, Стив Лукатер, Стив Стивенс, Даг Олдрич, Джо Бонамасса – каждый уникален в своей манере исполнения, но это еще больше работает на концептуальную целостность альбома. Расскажи, как проходила запись. Тони МакАлпайн задает тон всего альбома на двух первых треках.

Д.Ш.: Тони пришел и записал все свои треки за один вечер. Мы с Саймоном как композиторы, можем быть очень придирчивы в том, что касается записи гитарных мелодий. Но Тони был очень терпелив и с готовностью делал все, что от него требовалось. Великолепный музыкант.

Ю.К.: Ты уже много работал со Стивом Лукатером, начиная с «Inertia». В новом альбоме – три трека с его участием.

Д.Ш.: Люк (Стив Лукатер) – потрясающий. Да, он уже играл в четырех моих альбомах. Он заставляет мелодии петь, как очень мало кто из гитаристов это может.

Ю.К.: Заглавную композицию альбома – «Oceana» – ты написал вместе со Стивом Стивенсом (также Billy Idol). Великолепная мелодия.

Д.Ш.: Стив и я написали две композиции, которые он записал для «Океаны». Он привез все свое оборудование в студию Саймона для записи и был без преувеличения самым громким из всех гитаристов. Я думаю, он просто блистает на заглавной композиции альбома, которая называется «Океана» («Oceana»).

Ю.К.: Ты раньше не работал с Дагом Олдричем (Whitеsnake)?

Д.Ш.: Это первый раз, когда я пригласил Дага для записи своего альбома, и я очень доволен результатом. Мы с Дагом написали композицию «El Camino Diablo» в моей студии за пару сессий. Дело в том, что он привык записываться один, в своей собственной студии. Он сначала очень не хотел ехать записываться в студии у Саймона. Но нам с Саймоном удалось его убедить и создать комфортную рабочую атмосферу, и он сыграл очень хорошо. 

Ю.К.: Для большинства, наверное, было несколько неожиданным появление на альбоме Джо Бонамассы, известного в первую очередь в качестве блюзового гитариста.

Д.Ш.: Джо приехал ко мне на студию, и примерно за час мы написали основу того, что стало композицией «I Heard That». Потом я отвез то, что у нас получилось, Саймону, и Саймон помог закончить композицию. Джо приехал со стареньким усилителем Fender и стареньким потрепанным Телекастером. В исполнении Джо звук получился просто сумасшедший.

Ю.К.: Альбом звучит очень в духе Джеффа Бека. Вы с Саймоном к этому стремились сознательно или это получилось естественно?

Д.Ш.: И то, и другое. С каждым годом мои альбомы становились все тяжелее и тяжелее. Мне захотелось вернуться к звучанию «Inertia», и я снова работал с Саймоном. Всегда, когда задействован Саймон, контроль качества сильно возрастает.

Ю.К.: Кто делал мастеринг?

Д.Ш.: Брэд Ванс (Red Mastering), он делал мастеринг для четырех или пяти моих альбомов. 



DSRIG2012.jpeg Au-Yh3QCEAMzxcf.jpg




Ю.К.: На всех альбомах у тебя не только убийственный звук и продакшн, но еще и внушительный список звездных имен: Зак Уайлд, Ингви Мальмстин, Аллан Холдсворт, Эл ДиМеола, Бретт Гарсд, Билли Шихан, Джимми Джонсон, Тони Франклин, Верджил Донати. Что является определяющим при выборе музыкантов для твоих альбомов? Сначала приходит музыка или решение о том, кто будет играть, и ты пишешь с учетом специфики этих музыкантов? 



BFI-Helsinki-5610_FullRes.jpg






















Д.Ш.: Если я знаю, что у меня будут записываться те или иные музыканты, я пишу не только с учетом их характерного стиля, но и стараюсь показать их талант в новом свете, отличном от того, что привыкли слышать их фэны. (Композиция «Day of the Dead» с альбома «Mythology«, например, специально была написана для Зака Уайлда и Аллана Холдсворта. Еще один интересны момент – дуэль Уайлда и Мальмстина в «Axis of Evil» с альбома «Black Utopia» – прим. автора).

Ю.К.: Удивительно, как тебе удается собирать вместе музыкантов, столь различных стилистически не просто на одном альбоме, но на одном треке! И получать на выходе очень «вкусные» и органично звучащие треки. Как, например, Аллан Холдсворт и Зак Уайлд или Зак Уайлд и Ингви Мальмстин. Или Ингви Мальмстин и Эл ДиМеола («The Sons of Anu» – «Black Utopia» (2003).

Д.Ш.: Спасибо! Говорят из меня получился бы превосходный музыкальный кастинг-агент!

Ю.К.: Расскажи о работе с этими музыкантами. Какие из моментов тебе запомнились больше всего?

Д.Ш.: Было много интересных моментов. Например, два дня, когда я писал и продюсировал Ингви и Эла. Мальмстин просто потрясающий, когда играет. Также работа с Саймоном и Стивом Лукатером – особенно в первый раз на альбоме Inertia. Нужно понимать, что все они были моими кумирами еще с тех пор, когда я только начинал играть. Уже сама возможность работать с ними – благословение.

Ю.К.: Какой из твоих сольных альбомов тебе нравится больше всего? Расскажи о нем.

Д.Ш.: Не хочу быть банальным, но они все мои «дети»! Я люблю их все и во всех вижу недостатки.

Ю.К.: У тебя очень характерный звук и экспрессивные соло – редко для клавишных в силу специфики инструмента. Как ты к пришел к такому звуку?

Д.Ш.: Я думаю, постеры, которые висели на твоей стене в детстве, говорят о многом. В моей комнате это были постеры Эдди Ван Халена, Рэнди Роудса и Ингви Мальмстина). Мне также нравились Аллан Холдсворт, Эл ДиМеола и Джефф Бек. Это все были мои кумиры. При том, что все они очень разные, у них есть один «общий знаменатель» – каждый имеет свой определенный стиль, индивидуальность, характер звучания, каждый Личность в своем звуке. Я осознал важность такой индивидуальности и экспрессивности в звучании еще когда мне было 12 лет и стремился к их развитию в своей игре.

Ю.К.: Твой первый большой тур?

Д.Ш.: Первым был тур с Элисом Купером в 1989 в поддержку альбома «Trash».

Ю.К.: Какие из моментов в своей карьере ты считаешь определяющими?

Д.Ш.: Это, безусловно, тур с Элисом Купером и начало моей работы с Dream Theater в 1994-м.

Ю.К.: Ты играл со многими супергитаристами. Какое влияние они оказали на тебя и на твой звук с музыкальной точки зрения?

Д.Ш.: Я бы сказал, Ингви и Зак со своей потрясающей энергетикой и агрессивной манерой исполнения – такая же энергетика и агрессивная подача в моей крови, когда я играю. Люк оказал влияние на артикуляцию в моих фразах, Аллан Холдсворт – на плавность, текучесть скоростных пассажей и рисковость.

Ю.К.: Как ты пришел к идее использования подставок для клавишных, наклоненных в сторону зала?

Д.Ш.: Я устал смотреть на фото клавишников, которые играют как будто коробке, когда не видно рук. Одна из причин большей популярности гитар по сравнению с клавишными в том, что публика видит руки музыканта. С такими наклонными подставками мои руки видно с любых мест в зале.

Ю.К.: У тебя самый навороченный комплект оборудования из всех, что мне приходилось видеть. Что в него входит?

Д.Ш.: Мой комплект меняется в зависимости от ситуации. Для этого тура с Билли Айдолом на борту мой Hammond B3 1962 года, MiniMoog Voyager XL, Korg Kronos, подключенный по MIDI к рэку Nord Lead 3 Rack, рэковый Sequential Circuits Prophet 8 и рэковый Korg Triton с установленной картой MOSS. Кроме того, я использую Mellotron M4000D.

_CFJ8221_FullRes.jpg

Ю.К.: И еще целый рэк педалей Moog!

Д.Ш.: У меня есть почти все педали Moog, но моя любимая – Vintage Analog Delay. У меня их целых две.

Ю.К.: Что бы ты назвал самым неожиданным в твоем сетапе?

Д.Ш.: Две 100-ваттные головы Marshall Vintage Modern, через которые подключен мой Moog Voyager.

Ю.К.: Да уж! Я заметила, в твоем сетапе много гитарных примочек. Какие твои любимые?

Д.Ш.: Особенно мне нравятся флэнджер MXR EVH Flanger, VooDoo Lab Giggity и хорус BOSS CE-2 Silver Screw. И, конечно, аналоговый дилэй Moog Analog Delay, как я уже говорил.

Ю.К.: Что ты используешь для переключения пресетов?

Д.Ш.: Я использую Voodoo Lab GCX и старенький переключатель Digital Music Corps Ground Control.

Ю.К.: Как твой комплект оборудования изменялся в течение твоей музыкальной карьеры?

Д.Ш.: Мой сетап совершил настоящий квантовый скачок в течение прошлого года. Он все разрастается и разрастается, так что мне пришлось нажать на тормоза и сказать «достаточно». Я купил очень много винтажных инструментов. Hammond B3 1962 года, Fender Rhodes Suitcase 1974 года, Hohner Clavinet D6, Wurlitzer 200 1973 года, Crumar Multiman. Я все больше ухожу в «органику», мой слух стремится к «натуральному» звучанию этих инструментов.

Ю.К.: А что из новых технологий или инструментов тебе нравится?

Д.Ш.: Есть новый синтезатор, который называется John Bowen Solaris. Это лучший из синтезаторов, которые я когда-либо слышал. В нем еще есть некоторые «баги» и недоработки, но когда их все устранят и приведут в порядок, ему не будет равных.

Ю.К.: Супер-группа Black Country Communion – достаточно неожиданное на первый взгляд сочетание талантов, которое превратилось в самую плотную по звуку в классик-роке команду современности! Как возникла идея создания группы в таком составе? Тебе ранее приходилось работать с Джо Бонамассой, Гленном Хьюзом, Джейсоном Бонэмом или продюсером Кевином Ширли?

Д.Ш.: Гленн Хьюз и Джо Бонамасса вместе выступали, а Кевин Ширли был в зале, и у него возникла идея собрать классик-рок команду с Хьюзом и Бонамассой. Кевин работал со мной в Dream Theater и часто приглашал меня на записи после этого. Так что он позвал меня и Джейсона Бонэма на ударные, чтобы укомплектовать новую группу.

Ю.К.: Как участие в Black Country Communion повлияло на твой звук и сетап?

Д.Ш.: Эта группа заставила меня лучше освоить Hammond B3. Я думаю, мне удалось создать свое уникальное звучание на этом органе в течение последних трех лет. Это как Джон Лорд на стероидах и виагре!

Ю.К.: Как проходило сочинение музыки и запись нового альбома?

Д.Ш.: Все записали на прошлой неделе. Новый альбом BCC 3 должен выйти, кажется, в октябре.

Ю.К.: Чего нам следует ожидать от нового альбома?

Д.Ш.: Еще больше настоящего классик-рока!

Ю.К.: Мое знакомство с Planet X состоялось в 2004 году, когда мне дали послушать альбом «Moonbabies». И ощущение было: «Вау! Это моя музыка!» Есть ли в планах новый альбом и/или тур с Planet X?

Д.Ш.: Я недавно говорил с Верджилом о том, чтобы, может быть, записать новый альбом в 2013, но мы еще посмотрим. Я горжусь всеми альбомами, которые мы выпустили как Planet X.

Ю.К.: Тебе посчастливилось работать с лучшими из лучших в индустрии. Кто из продюсеров повлиял на тебя больше всего?

Д.Ш.: Я бы сказал, Кевин Ширли, так как я больше всех с ним работал. Он мастерски управляет процессом и умеет особым образом воздействовать на эго всех участников проекта для получения наилучшего результата. Он также стал более опытным в музыкальном плане за последние 15 лет на басу.

Ю.К.: И еще Саймон Филлипс?

Д.Ш.: Да, как я уже говорил ранее, Саймон очень сильно на меня повлиял. Он перфекционист во всем. Это заставляет меня всегда стремиться работать еще лучше и поднимает на новый уровень.

Ю.К.: Что самое полезное ты усвоил за годы студийной работы?

Д.Ш.: Убедись, что это действительно круто звучит!

Ю.К.: У тебя в студии Pro Tools HD. Когда ты начал работать с Pro Tools?

Д.Ш.: Первая система Pro Tools у меня появилась в 2000 году, когда мы работали над альбомом Planet X «Universe». С тех пор я работаю на Pro Tools.

Ю.К.: Ты предпочитаешь сведение на консоли или внутри системы (mixing «in the box»)?

Д.Ш.: И у того, и у другого подхода есть свои плюсы и минусы.

Ю.К.: Ты делаешь сведение сам?

Д.Ш.: Нет, сам я не свожу, но я знаю, что хочу услышать, и могу внести нужные изменения в микс.

Ю.К.: Какой совет ты бы дал музыкантам, продюсирующим свой альбом?

Д.Ш.: Не идите на компромиссы. Результат останется навсегда, с ним придется жить.


Ю.К.: Расскажи о проекте с Майком Портным – Билли Шиханом –Тони МакАлпайном.

Д.Ш.: На осень запланирован тур, будет концерт в Москве. Возможно, концертный CD, DVD в Японии.

Ю.К.: Последний вопрос. Есть ли еще какие-нибудь новые проекты в работе, о которых мы еще не знаем?

Д.Ш.: Я буду работать с армянской группой, которая называется Dorians. Следите за новостями!

Ю.К.: Спасибо за интервью, Дерек!

<