«Би-2» в «Олимпийском». Интервью с Дэйвом Дэннисоном, системным инженером компании Meyer Sound


«Би-2» в «Олимпийском».jpg

Фото Александра Кузнецова, 
Антонины Кирнос, 
Анастасии Барановой 
 и Андрея Салтанова 

Концерт в «Олимпийском» — знаковое событие для любого артиста. Некоторые идут к этой вершине десятилетиями, другие взлетают за год-два профессиональной карьеры. Но в любом случае каждый такой концерт — это очень сложное мероприятие. Особенно по части озвучивания столь большого пространства со сложной, малопригодной для концерта акустикой. 

Олимпийский — это профессиональный вызов как для музыкантов, так и для технических специалистов. Группа «Би-2» приняла этот вызов, имея уже серьезный опыт работы на больших и очень больших площадках. И не просто приняла, а решила задать новую планку качества звучания российских рок-групп для этой непростой, очень спорной площадки. 

LEO — это флагманская модель элементов линейного массива Meyer Sound. Эти громкоговорители отличаются огромной мощностью при крайне малых искажениях. По своей дальнобойности, пожалуй, это современный чемпион рынка систем концертного звукоусиления. Сложно поверить, но уровень в 110-115 дБ эти системы могут поддерживать на расстоянии до 120 метров. Без преувеличения можно сказать, что LEO прокачают любой стадион. 

Сегодня это мировой стандарт для больших площадок. Особенно если речь идет о рок-музыке. «Би-2» всегда была группой, очень требовательной к качеству своего концертного звучания. И LEO тут помогает, как ни один другой «аппарат». Многие системы могут развить большое звуковое давление. Многие могут чисто и беспристрастно воспроизводить музыкальный материал. 

Но одновременно делать и то, и другое — это сложная задача для систем большого формата. LEO справляется. Столь серьезным системам нужна такая же серьезная поддержка внизу. Речь идет о сабвуферах. 1100-LFC, которыми комплектуются элементы LEO, тоже своего рода чемпион. Если речь идет не о роке, то одного такого сабвуфера иногда достаточно на аудиторию в 1000 человек. Только вдумайтесь, 1 сабвуфер на 1000 человек! 

Еще один важный компонент больших систем звукоусиления — процессор. Meyer Sound Galileo Galaxy отличается удобной матрицей, огромной процессорной мощностью и, как результат, супернизкой аппаратной задержкой 0,6 мс «от аналога до аналога» при превосходном качестве звучания. Вот такое «железо» составляло костяк системы звукоусиления в тот день в Олимпийском. В целом сетап «Би-2», наверное, можно назвать рекордным. Более 440 громкоговорителей — пожалуй так в этих стенах еще никто не «развешивался». Об этом проекте нам рассказывают специалисты, которые работали над ним. 


Дэйв Дэннисон,
системный инженер компании Meyer Sound 
Перевод Елены Марш 

Дэйв Дэннисон

Стадион «Олимпийский», у вас возникли какие-нибудь проблемы с этой площадкой? Он чем-нибудь отличается от других стадионов, где вам приходилось работать? 
«Олимпийский» уникален своими чудовищными размерами! Сцена «Би-2» была расположена вдоль длинной стороны площадки, и требовалось очень широкое покрытие, которое нелегко обеспечить на такое огромное пространство. Еще одну большую проблему представляли отражения от дальних углов и задней и боковых стен. 

Для того, чтобы вы согласились участвовать в проекте, должна ли вам нравится музыка группы?
Ха, вовсе не обязательно! Разумеется, намного приятнее работать, если мне нравится музыка. Благодаря постоянным разъездам с Meyer Sound я пришел к тому, что стал ценить самые разные жанры музыки. Если же мне скучновато и музыка не по душе, я всегда могу отключиться и найти другие способы насладиться работой и выполнить ее на «отлично». 

Когда вы занимаетесь установкой звука, у вас есть какие- то предубеждения по поводу эквалайзера в зависимости от площадки? Влияет ли на ваше решение стиль музыки? 
Помимо коррекции аномалий каждого отдельного помещения при помощи дилея и эквалайзера, стиль музыки как раз и является одним из самых главных факторов при настройке. Например, оркестр требует относительно ровного и полного спектра частот, тогда как рок-н-ролл требует +10дБ и более на частотах ниже 100 Гц. 

К тому же я заметил, что на отстройку звука влияет даже зрительский состав! По моему опыту, в Азии людям нравится, когда высокие частоты немного выше, чем обычно, и я вижу, что местные звукоинженеры настраивают свои системы соответствующе. Дело в том, что голоса зрителей там чуть выше, а их уши предпочитают завышенные, более яркие верха. Можно отчетливо слышать их голосовой диапазон в более высокочастотных аплодисментах и криках поддержки. 

«Би-2» в «Олимпийском».jpg


Мы знаем, что на концерте «Би-2» в «Олимпийском» звуковая система была установлена весьма необычно. Расскажите, как вы работали над этим сетапом? Как вам пришла в голову идея сделать все именно так? Может, вам и раньше приходилось устанавливать столь оригинальные конфигурации?
Учитывая ширину зрительного зала и реверберационные свойства этого стадиона, мы решили разделить систему на несколько зон, каждая из которых озвучивалась своим собственным массивом громкоговорителей. Имея контроль над индивидуальными уровнями громкости, задержками и эквализацией, мы смогли не только добиться одинакового звукового давления в любой точке трибун, но и направить всю звуковую энергию на зрителей, а не на отражающие поверхности (потолок и стены).

Для покрытия танцевального партера и первого уровня трибун мы построили уникальный комплекс из восьми крупных массивов. Два отдельных массива LEO с каждой стороны обрамляли светодиодные экраны, расположенные ближе всего к сцене. Далее за ними следовало по два массива MILO с каждой стороны, задействованные для покрытия зон танцевального партера по сторонам от сцены. Так как каждый линейный массив «обслуживал» свою собственную часть аудитории, нам удалось эффективно направить звук на каждую точку этих боковых зон. Не используя один массив на все огромное боковое пространство, нам удалось удержать реверберацию на минимуме.

«Би-2» в «Олимпийском».jpg

Ширина сцены была целых 50 м по переднему краю и 26 м – сзади. Для покрытия передней части танцпартера между главными левым и правым массивами мы установили один центральный массив из 6 кабинетов MICA перед языком сцены и еще два массива из трех JM-1P каждый по бокам языка. Эти массивы вместе с несколькими стоящими на сцене кабинетами M’elodie обеспечили все звуковые нужды сектора перед сценой между главными массивами.

Сабвуферы были поделены на две группы: подвешенные и установленные на полу. Таким образом мы выполнили задачу обеспечить очень ровное вертикальное и горизонтальное покрытие в диапазоне нижних частот. Длинные массивы подвешенных сабвуферов обеспечили вертикальный контроль над низами, что крайне необходимо, если вы хотите направить низкочастотную энергию от сцены и потолка. Напольные сабвуферы позволили приземлить звуковую картину и помогли создать плотную стену низких частот в танцпартере.

Для «Би-2» очень важна тишина на сцене. Музыканты предпочитают ушные мониторы, так что для комфорта музыкантов нам нужно было свести низкие частоты на сцене до минимума. Поэтому все сабвуферы были в кардиоидной конфигурации, чтобы обеспечить погашение за ними. С активными кабинетами это довольно быстро и просто. Не будучи привязанными к пресетам, инженеры могут создать конфигурацию под каждый уникальный концерт.

Для вычисления правильных расстояний между десятью массивами задержки MILO мы применили MAPP Online, определив точки -6 дБ. Соседние массивы пересекались в этих точках, обеспечивая постоянное звуковое давление при перемещении от одной задержки к другой. Таким образом мы еще и минимизировали гребенчатое фильтрование между массивами. Зрители в танцпартере имели возможность насладиться специальным эффектом окружающего звука от четырех крупных массивов MILO, расположенных в задней части танцпола и направленных в сторону сцены. Звукоинженер мог не только перемещать звук слева направо, но и двигать инструменты вперед и назад! Это доставило ему немалое удовольствие.

В результате в состав этой монументальной системы вошло более 440 кабинетов. Деление зала на микро-зоны оказалось ключевым условием для того, чтобы звук шел только на зрителей, а не на отражающие поверхности стадиона. Именно благодаря такому зонированию все получилось отлично. Мне впервые довелось применить такой дизайн в столь масштабном зале, и я должен отдать должное Владимиру Звереву, который внес немалый вклад в разработку и оптимизацию этой звуковой системы. Он поддержал эту идею и помог претворить ее в реальность.

«Би-2» в «Олимпийском».jpg

Как вам удается добиться ровного звучания с огромным количеством громкоговорителей на такой масштабной площадке?
Самое главное – начать с хорошего дизайна системы. Основа основ – это правильный выбор громкоговорителей и их расположения, это очень помогает во время сетапа. Надлежащий наклон и направленность жизненно необходимы для того, чтобы получать равномерное звуковое давление по мере отдаления от сцены. Ровно «сшить» систему можно, если зоны покрытия соседних массивов слегка пересекутся. Как только вы остаетесь довольны расположением громкоговорителей и их направленностью, можно приступать к связыванию системы при помощи приборов обработки. Начинать нужно с главных массивов, и затем двигаться дальше. Уши всегда помогают принять окончательное решение.

Как вы справились с ранними отражениями?
Самый лучший способ бороться с отражениями – это не направлять громкоговорители на отражающие поверхности! Всегда важно уделить достаточно времени оптимизации расположения звуковых систем. «Направлять громкоговорители на людей» – казалось бы, чего проще, однако удивительно, как много инженеров не в состоянии справиться с этой задачей. Еще один способ борьбы с отражениями – это покрыть отражающую поверхность мягким материалом. Это не всегда легко осуществимо, но лучше еще ничего не придумали. На арене или на крытом стадионе, конечно, это гораздо сложнее, так как отражающие поверхности и вибрирующие полости имеют огромные размеры. В таких случаях нужно проявлять особую изобретательность при направлении массивов и стараться не заводить эти части помещения.

Как вы подошли к установке задержек?
Задержки всегда ставятся уже после того, как настроена главная система. Когда вы определили, где заканчивается высокочастотное покрытие главных массивов, направляйте задержки так, чтобы они слегка пересекались с зоной покрытия главной системы. Затем нужно установить в это место микрофон и при помощи анализатора измерить звуковое давление и задержку, необходимую для точного совпадения с главными массивами. Как только задержки выровнены по времени с главными массивами, их эквалайзеры настраиваются так, будто они играют роль высокочастотного дополнения к главным массивам.

Затем следует пройтись по зоне пересечения покрытия главных массивов и задержек и довести время задержки до идеального на слух. Нужно добиться того, чтобы задержки как бы «исчезали», и вы на слух не ощущали, что они там вообще есть. Это означает, что их звучание должно прибывать чуть позже, чем от главных массивов, как будто бы этот звук приходит от сцены. Это очень важный момент в настройке задержек. То же самое касается и переднего покрытия. Чтобы вся звуковая картина шла от сцены, ваше переднее покрытие должно прибывать чуть раньше, чем звук главных массивов.

«Би-2» в «Олимпийском».jpg

Во время отстройки звука что является вашим самым главным судьей: уши или различные приборы и анализаторы?
Несомненно, человек и машина работают тут вместе. Измерительные системы предлагают точный анализ звука, но в конце концов решение принимается ушами. Когда я впервые вхожу на новую площадку, то первым делом хлопаю руками и слушаю акустические характеристики помещения. Это позволяет мне оценить его реверберационные свойства и определить, откуда будут приходить ранние отражения. Это самый быстрый диагноз проблемных зон зала. Когда система установлена и работает, анализаторы могут с точностью определять звуковое давление, задержки и частотный диапазон, обеспечивая базу для оптимизации вашей системы. После первичной настройки я всегда ставлю тестовую музыку и хожу по разным местам зрительного зала, а затем уже с этой субъективной звуковой информацией снова обращаюсь к анализаторам и переоцениваю некоторые моменты. Обычно от измерений переходят к слушанию, а потом обратно, и так много раз.

Вы использовали программное обеспечение SIM3? Чем эта система отличается от других подобных?
Да, на концерте «Би-2» в «Олимпийском» мы пользовались именно SIM3. Сложно сравнивать SIM3 с другими измерительными системами, так как это самостоятельное аппаратное решение, не требующее дополнительного компьютера, и оно не зависит от качества звукового интерфейса. В ходе двухдневной установки звуковой системы для «Би-2» система SIM3 обеспечила нам достоверный анализ, а платформа Galileo Galaxy Network дала инструменты для обработки, оптимизации и управления ею.

Какого звукового давления вы обычно стараетесь достичь?
Это зависит от музыки. Хард-рок обычно просит что-то около 115-118 дБ, тогда как для классики или джаза достаточно 100-112 дБ. Если кажется, что слишком громко, как правило, так оно и есть. Звукорежиссер FOH обычно определяет окончательный уровень. Задача системного инженера заключается в том, чтобы обеспечить качественное звучание и хорошее покрытие по всему зрительному залу. Громкое и комфортное звучание с равномерным низкочастотным покрытием — вот главная цель.

«Би-2» в «Олимпийском».jpg




СохранитьСохранитьСохранить

AIDAnova. 300 модулей KNV от GLP
Александр Перфильев: с каждым днем граница между живой и студийной работой стирается

Александр Перфильев: с каждым днем граница между живой и студийной работой стирается

Александр Перфильев, звукорежиссер певицы Ёлки: «Более 10 лет полноценно занимаюсь мастерингом, и этот вид звукорежиссуры мне очень симпатичен. Хотя проекты, которые сам свожу, практически никогда не мастерю: это неправильно, как мне кажется, должен быть свежий взгляд, эдакое ОТК. Аналогичного мнения был по поводу концертного звука, но, когда выдалась возможность попробовать, решил рискнуть. Получается так, что я занимаюсь и интересуюсь всеми видами музыкальной звукорежиссуры.»

Macintosh: удобный инструмент для неисправимого оптимиста

Macintosh: удобный инструмент для неисправимого оптимиста

Наш корреспондент Аюр Санданов встретился с Сергеем Харутой, аранжировщиком, композитором и продюсером, и узнал, что тот думает о продуктах компании Apple. Вдобавок они обнаружили общие музыкантские корни и обсудили, как писать музыку для кино, что такое профессионализм в суровом мире поп-музыки, на чем пишется Питер Гэбриэл и чем управлять сложнее — "Блестящими" или народным хором?

Мастеринг: Развитие профессии

Мастеринг: Развитие профессии

Мастеринг – одна из наиболее интересных тем в звуковой индустрии. Этой статьей мы начинаем большой цикл, освещающий вопросы, связанные с ним. Ориентировочно наш цикл будет состоять из десяти статей. В них автор попытается дать ответы на наиболее общие технические вопросы, связанные с мастерингом, возьмет интервью у известных мастеринг-инженеров и звукоинженеров.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Акустические расчеты  для практиков

Акустические расчеты для практиков

Кажется, что тема компьютерных акустических расчетов среди профессионалов в области звука никогда не исчерпает себя.
Несмотря на то, что фундаментальная наука не претерпевает изменений, а математические модели улучшаются эволюционно, среди коллег встречаются как совершенно разные взгляды на акустическое моделирование в целом, так и, порой противоположные трактовки одних и тех же абсолютных величин.

Александр Перфильев: с каждым днем граница между живой и студийной работой стирается

Александр Перфильев: с каждым днем граница между живой и студийной работой стирается

Александр Перфильев, звукорежиссер певицы Ёлки: «Более 10 лет полноценно занимаюсь мастерингом, и этот вид звукорежиссуры мне очень симпатичен. Хотя проекты, которые сам свожу, практически никогда не мастерю: это неправильно, как мне кажется, должен быть свежий взгляд, эдакое ОТК. Аналогичного мнения был по поводу концертного звука, но, когда выдалась возможность попробовать, решил рискнуть. Получается так, что я занимаюсь и интересуюсь всеми видами музыкальной звукорежиссуры.»

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Macintosh: удобный инструмент для неисправимого оптимиста

Macintosh: удобный инструмент для неисправимого оптимиста

Наш корреспондент Аюр Санданов встретился с Сергеем Харутой, аранжировщиком, композитором и продюсером, и узнал, что тот думает о продуктах компании Apple. Вдобавок они обнаружили общие музыкантские корни и обсудили, как писать музыку для кино, что такое профессионализм в суровом мире поп-музыки, на чем пишется Питер Гэбриэл и чем управлять сложнее — "Блестящими" или народным хором?

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Форум

Словарь

Полоса пропускания

(bandwidth)-диапазон частот передающего канала, выраженный в герцах. Аналоговая передача имеет диапазон от 300 Гц до 2 кГц. Цифровой сигнал требует большего диапазона частот. Чем выше скорость передачи, тем больший диапазон частот требуе...

Подробнее