Классическая музыка на открытом воздухе


Когда встречаются единомышленники, профессионалы, люди, которые умеют и мечтать, 
и работать, то получаются талантливые и запоминающиеся проекты, 
обогащающие культурную жизнь России и нашу с вами, зрителей и слушателей. 
Сегодня мы беседуем с Дмитрием Волосниковым, дирижером театра «Новая опера», 
и известным звукорежиссером Дмитрием Рудаковым. 
Эта беседа выйдет в двух форматах – статьи и видео. 
Не надо выбирать, читайте и смотрите!

Дмитрий Волосников окончил Уральскую государственную консерваторию по специальности «Хоровое дирижирование» (1993) и аспирантуру по классу симфонического дирижирования у Е.В. Колобова. Работал дирижером в Екатеринбургском театре оперы и балета, а также в Екатеринбургском центре современной музыки и театра, где являлся музыкальным руководителем и дирижером опер «Золушка»
Дж. Россини и «Таис» Ж. Массне.

В театре Новая Опера работает с 1998 года. Музыкальный руководитель и дирижер множества спектаклей, в том числе: «Борис Годунов» М.П. Мусоргского, «Bravissimo!»,«Джанни Скикки» Дж. Пуччини, «Званый ужин с итальянцами» Ж. Оффенбаха, «Золушка» Дж. Россини, DIDO («Dido. Пролог» М. Наймана и «Дидона и Эней» Г. Пёрселла),«Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти. Дирижер спектаклей «Новой Оперы»: «Любовный напиток» Г. Доницетти, «Травиата» и «Трубадур» Дж. Верди, «Севильский цирюльник» Дж. Россини, «Кармина Бурана» К. Орфа, «О Моцарт! Моцарт…».

Готовил, а потом дирижировал концертными версиями классических произведений: В. Беллини «Капулети и Монтекки», концертом русской хоровой музыки «Обратная перспектива», программой «Ростовская сюита» на тексты Димитрия Ростовского. Участвовал в записи компакт-дисков «Хор Московского театра Новая Опера» и «Солисты Московского театра Новая Опера». Также под его управлением была создана первая в истории аудиозапись оперы «Иван Сусанин» К.А. Кавоса.

С 1999 по 2010 годы художественный руководитель Фестиваля хоровой и колокольной музыки «Преображение» имени Евгения Колобова (Ярославль), где под его управлением прозвучали «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н.А. Римского-Корсакова и «Свадебка» И.Ф. Стравинского.
С 2008 по 2010 – дирижер Самарского академического театра оперы и балета.

С 2013 по 2017 – главный  приглашенный дирижер Красноярского государственного театра оперы и балета, где был музыкальным руководителем и дирижером спектаклей «Борис Годунов» М.П. Мусоргского, «Амадей» (на музыку Н.А. Римского-Корсакова, В.А. Моцарта, А. Сальери), La Traviata Дж. Верди, а также дирижировал балетом «Лебединое озеро» П.И. Чайковского.
Лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «Оперетта–мюзикл. Работа дирижера» (спектакль «Сильва»,
Театр музыкальной комедии, Екатеринбург, 2021), лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «Специальная премия жюри музыкального театра» (спектакль «DIDO», 2015)

IMG_6369.jpg

Дмитрий Волосников и Дмитрий Рудаков

Дмитрий Рудаков, известный российский звукорежиссер, в 1990-е годы работал с Владимиром Кузьминым, затем – в компании «Орион Сервис», с его участием прошли выступления в России Рэя Чарльза, Стива Вая, Джо Коккера, группы Mr. Big, Smokie, Whitesnake, российских музыкантов Алексея Романова, Богдана Титомира, группы «Альфа» Сергея Сарычева, а также многих фестивалей и шоу на открытом воздухе, от «Белых ночей» до «Танкового биатлона».  Главный звукорежиссер фестиваля «Спасская Башня».

Звукорежиссер более 30 концертов классической и народной музыки на открытом воздухе, в частности: «Большого хорового собора», «Оркестр мира», празднования 200-летия со дня рождения А.С.Пушкина на Красной площади (с оперными фрагментами и участием Пласидо Доминго), и концерт Монсеррат Кабалье на Соборной площади Кремля, «Дни славянской письменности и культуры», а также в Иерусалиме и Вифлееме на праздновании «Рождества-2000».

Много лет работает на телевидении, в настоящее время генеральный директор компании, которая занимается техническим обеспечением ТВ-программ, идущих на разных каналах, например: «Что? где? Когда?», «Время покажет», «Большая Игра», «Антифейк», «Видели видео?», «Закрытый показ», «Мы грамотеи», «Кино реквизит».


Когда вы начали работать, и какими были первые совместные проекты?
Дмитрий Волосников: Мы с Димой познакомились, еще работая с Игорем Петровичем Вепринцевым. Любой проект с участием Игоря Петровича был безупречным. Огромное счастье, что мы знали этого уникального человека, учились у него.
Мы показывали оперы в тех городах, где нет оперных театров и симфонических оркестров. Почему их жители должны быть лишены высокого искусства?

Дмитрий Рудаков: Самый первый мой концерт с Игорем Петровичем случился в музее на Поклонной горе. Системным инженером там был Юрий Гребешков, тоже потрясающий человек, энтузиаст, классный специалист. В музее с двумя куполами должны были сыграть духовой и симфонический оркестры. Юрий стрельнул из стартового пистолета, сделал измерения и оказалось, что звук гуляет 11 секунд.
Я предложил решение с элементами противофазы акустических систем, это сдемпфировало повторения и задержки.

И мы получили замечательный эффект, когда два оркестра зазвучали стройно, без какофонии. Игорь Петрович сказал: «Класс! А давай на улицу!»
Все последующие выступления и площадки были настолько разными, что мы всегда все тщательно просчитывали и готовили.

Д.В.: Однажды мы пытались вспомнить все совместные проекты, насчитали около 30 за более чем 20 лет знакомства. Провели 7 фестивалей русской исторической оперы в Тобольском, Рязанском, Ростовском Кремле, на Сусанинской площади в Костроме, на Липецкой площади, в Ярославском музее заповеднике, Спасо-
Преображенском монастыре, во Владивостокской крепости, на озере Байкал. Может что-то сразу и не вспомню. Освоили почти всю территорию России. Не играли пока в Мурманске и в Калининграде. Это еще впереди.

Чем вас привлекает такой формат?
Д.Р.: Весь кайф в том, что воздух открытый, а звучание, как в театре.
Д.В.: К тому же, не каждый театр вместит столько зрителей – у нас было 3,5 тысячи и более.

Кто выступает инициатором подобного проекта? Администрация, творческая группа?
Д.В.: По-разному. Бывает, что в деревне живет человек-локомотив, который сдвигает все преграды. А иногда в миллионном городе приходится уговаривать чиновников, бегать по коридорам, но ничего не получается.

Чиновники должны помочь материально или дать разрешения?
Д.В.: Мы должны выступать на центральной площади, бывает нужно перекрыть дороги, по-другому организовать движение транспорта. Плюс гостиницы. У нас все проекты оркестровые и хоровые, нужно поселить человек 50-60 оркестра и 40 – хора. Плюс солисты, плюс технические службы. Вот сейчас во Владивосток летели 120 человек. Это довольно дорого. Но на спектакль пришли несколько тысяч зрителей. Действие состоялось на окраине поселка Экипажный. Там расположен известный Пороховой склад №13, который является частью Владивостокской крепости. Многие жители Владивостока впервые побывали здесь.

Кто помогает вам как администратор?
Д.Р.: Здесь тоже по-разному. Во Владивостоке этим занимались сотрудники музея. Они очень хотели все сделать на высшем уровне, хотя у них другая специализация. Несмотря на то, что не все вопросы решались на отлично, в целом они справились. Первый блин всегда комом, но они набрались опыта и теперь знают, что делать.

Кто является автором творческой концепции?
Д.В.: Композитор. Потом мы садимся с Димой, и я говорю, сколько будет музыкантов в оркестре, сколько исполнителей в хоре, где бы хотелось расположить станок.
Д.Р.: Дима называет важные для спектакля моменты, я прикидываю, что возможно сделать, а что нет. Мы рисуем сцену.
Д.В.: Так мы изобрели нестандартную сцену для «Гамлета» в виде буквы «г». Оркестр там расположился чуть левее, а сцена – правее. Получилось хорошо. Процессия с сербским хором на похоронах отца Гамлета начала петь прямо в зале. Мимо зрителей прошли герои оперы, и это было неожиданно.

Если в театре есть неизменный план сцены, то на открытом воздухе все создается заново на один раз.
Д.В.: Добавьте к этому климатические горки, без которых не обошелся, наверное, ни один наш спектакль. Представьте, в Тобольске днем +30, вечером ветер и +6. А в 2010 году в Костроме, еще с Игорем Петровичем Вепринцевым, ставили «Хованщину» Модеста Петровича Мусоргского. Горит торф, мы репетируем месяц при температуре +40, дышать нечем. И за три дня до спектакля – циклон, температура падает на 38 градусов и дождь! А на Сусанинской площади построен двухэтажный кремль – фантастические декорации. Все понимают, что оркестр не сядет под проливным дождем. И Дима предложил, а Игорь Петрович сказал: «А возможно...»

Кострома Хованщина - 3 image-27-02-24-01-26-4.png

Кострома Хованщина - 4 image-27-02-24-01-26.png

«Хованщина», композитор Модест Мусоргский
Кострома, Сусанинская площадь, 2005 и 2010 годы


Д.Р.: ...Мы решили записать все в зале филармонии. Оркестр посадили на сцену, солистов – перед сценой, хор – в зал, а духовые расположили на балконе, подальше. И вот таким образом поставили микрофончики. Машинка записывающая у нас была одна-единственная для записи мини-дисков. Левый и правый каналы – и все. Я у техника выпросил два мини-диска. Подрулили, все проверили, Игорь Петрович сказал: «Можно!» Я умолял Дмитрия играть оперу без остановок, пусть даже будут ошибки – это живое исполнение.
Д.В.: В итоге уникальный случай – исполнили оперу «Хованщина» только с пятью остановками. И они нам стоили трудов при монтаже. На смене диска играли колокола. Никто не поверил, что это записали с одной попытки, думали, что использовали фонограмму оперы из Большого театра.

Д.Р.: Игорь Петрович поставил эту запись своим ученикам в институте, они решили, что она студийная. И само представление прошло здорово. Представьте, идет проливной дождь (убедиться можно, посмотрев видео на нашем сайте – прим ред.), солисты поют, оркестр стоит рядом, прижав инструменты, Дмитрий Георгиевич дирижирует насквозь мокрый.
Д.В.: Ни один человек не сдал билеты и не ушел со спектакля. Должны были выйти дети в рубахах и босиком. Мы решили, что в холод, под дождем этого делать не нужно, но взбунтовались родители: «Они месяц репетировали! Пусть сыграют, как задумывалось, потом вылечим простывших».
Д.Р.: Только медведь, который должен был выйти со стрельцами, не захотел из-за дождя.

Погода – всегда действующее лицо мероприятий на открытом воздухе.
Д.Р.: Вот сейчас во Владивостоке на спектакле Adiemus выступил мэр, затем директор музея, и когда расположился оркестр, разразилась гроза с проливным дождем.

Как смогли защитить оборудование?
Д.В.: На микрофоны, например, надели одноразовые стаканчики. Хор залез под станки. Когда зрители, не выдержав дождя, потянулись к машинам и автобусам, дети из хора грянули «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», и все вернулись на свои места.
Д.Р.: С этим проектом было много интересного. Репетируем днем, хорошая погода, смонтировали сцену, отстроили оборудование. Вечером перед началом спектакля услышали гул – оказалось, что организаторы поставили генераторы прямо за сценой для освещения площадки, где расположились торговые палатки. Что делать? Между сценой и генератором поставили автобус, гул смикшировался.

Кострома Хованщина - 2image-27-02-24-01-26-3.png

Кострома Хованщина - 1 image-27-02-24-01-26-1.png

«Хованщина», композитор Модест Мусоргский
Кострома, Сусанинская площадь, 2005 и 2010 годы


Какие особенности у концерта на открытом воздухе?
Д.Р.: Каждая площадка просчитывается, и звук выруливается с помощью акустических систем, задержек, противофаз и других приемов. Нельзя просто поставить колонки и начать концерт, так не работает.
Д.В.: Ведь сцены разной формы, полностью открытые или с крышей и кулисами. Мы играли в уникальном месте, где Ангара вытекает из Байкала. Музыканты отыграли, положили инструменты и в перерыве нырнули в Байкал. Затем оделись и продолжили второе отделение.
Д.Р.: Свое оборудование на Байкал не привезешь, единственное, что берем – комплект хороших микрофонов, как правило у местных компаний нет такого количества. Есть акустика, пульты. Списываемся заранее с местным прокатом. Мы не гнем пальцы веером, без разницы, какой пульт и какая акустика. Можно вырулить из всего.

Вот сейчас я и попрошу показать обе левые ручки :-).
Д.Р.: Вот они, обе левые.
Д.В.: Это что сейчас было?

Лет 30 назад, когда мы начинали делать журнал, я спрашивала мнение Димы о разных брендах акустики или микшеров. А он отвечал: «Видишь, обе ручки левые, я тебе что хочешь настрою».
Д.Р.: Так и происходит, будем работать с тем, что есть.
Д.В.: Я поражаюсь Диминой невозмутимости. Например, после ливня вытирают сцену, все нервничают, он проходит спокойно, без суеты проверяет микрофоны и разрешает начать представление.

Сколько времени нужно на подготовку спектакля на месте?
Д.Р.: Это непредсказуемо. Во Владивостоке у нас было двое суток. Исправляли недоработки по сцене, по технике, меняли световые приборы.
Д. В.: Для хорошего концерта, чтобы успеть несколько раз прорепетировать, нужно минимум два дня. Вот прошли все прогоны, и вдруг увидели, что у софита крышка может оторваться. Времени опускать ферму со светом нет. Нарисовали на сцене круг с запасом, чтобы туда никто не вставал.

Как выглядят репетиции?
Д.Р.: Во-первых, нужно, чтобы исполнители прошлись по сцене, поняли, как они должны двигаться и где стоять. Вторая репетиция – полноценная, третий прогон – в костюмах. И четвертый прогон непосредственно перед самим концертом, без костюмов.
Д. В.: Это, конечно при условии, что все хорошо знают свои партии и действие адаптировано к этой площадке.

76.png

«Борис Годунов», композитор Модест Мусоргский
Ярославль, 2005 и 2010 годы


Кто отвечает за техническую сторону мероприятия?
Д.Р.: Наверное, я. Как технический директор я отвечаю за все технические моменты – подключение электричества, звуковое оборудование, иногда даже могу что-то подсказать местным специалистам по свету.
Д. В.: Вот сейчас во Владивостоке сначала был не тот свет, который нам нужен, более концертный. Попросили осветителя  перевесить оборудование.
Д.Р.: И по нашей рекомендации часть приборов развернули за сцену, они осветили лес вокруг нее, сцена пропала, а за хором появились эффектные декорации.

Вы рисуете сцены карандашом?
Д.Р.: Сначала – да, потом на компьютере, чтобы дать адекватное ТЗ специалистам на местах.

Крыши всегда есть над сценой?
Д. В.: Практически всегда. На «Адиемусе» мы рисковали и не делали боковин, потому что коптеры снимали изумительные окрестности и движение хора.
Д.Р.: Я опасался, что ветер с океана будет задувать и мешать звучанию, но поставили сцену так, что ангар загородил ее со стороны моря, и это было правильно. А когда пошел дождь, то боковины пригодились бы. Залило нас знатно.
Д. В.: Как-то мы играли в Ростове Великом концерт «История государства Российского», где текст читал Сергей Гармаш, у нас была совсем голая сцена. Звонница служила отражателем. Рисковали, конечно. Но ни разу ни один концерт не был отменен.
Однажды в Липецке на Соборной площади начался ливень, музыканты и зрители спрятались, через 10 минут дождь закончился, все высохло, и концерт продолжился ровно с этого же места.

Зрители на таких концертах сидят или стоят?
Д. В.: И сидят, и стоят, и даже лежат. В Ростове, например, удобная площадка в виде амфитеатра, много газонов, зрители приходят с пледами, с фруктами и вином.
Д.Р.: Всегда есть небольшой партер с платными местами, а дальше располагаются сами.

Если много зрителей, то всем ли хорошо слышно?
Д.Р.: Да! В этом-то все и дело.
Д. В.: У нас живой оркестр, хор и много микрофонов.
Д.Р.: Акустические системы должны быть настроены в распределенном режиме, это не просто левый и правый канал. Колонки ставим так, чтобы действовали системы задержки. Все это всегда просчитывается, учитываем и ориентировочное количество зрителей.

Ростов Гармаш image-27-02-24-01-25-5.png

Сергей Гармаш и Дмитрий Волосников,
Ростов Великий


Есть ли какие-то особенные требования к оборудованию, которое будет работать на открытом воздухе?
Д.Р.: По большому счету нет. Может только надежная защита от погодных условий.

А к звукорежиссеру?
Д. В.: Звукорежиссер на площадке – второй дирижер. Потому что я не знаю, как произведение здесь звучит и должен доверять ему полностью.
Д.Р.: Так оно и происходит. Говорим в микрофоны, talkback и даже жестами.

Дима, а чем ты можешь быть недоволен?
Д.Р.: Скрипачами, например. И это не шутки. «На мою скрипку Страдивари я микрофон вешать не дам». Но Дмитрий Георгиевич быстро объясняет, что к чему.
Д. В.: Страдивари, конечно, никто не берет на концерт на открытом воздухе.
На первой акустической репетиции на открытой площадке ощущение, что все разучились играть – ты этого не слышишь, себя не слышишь. Потихонечку за 15-20 минут все выстраивается, музыканты привыкают друг к другу, и начинается творчество.
Д.Р.: Когда оркестр начинает вместе играть, музыканты слышат друг друга и понимают, что звучат хорошо, то происходит волшебство.

Мониторы ставите?
Д.Р.: Тема интересная. Монитор ставится иногда солистам, чтобы они слышали себя малым звуком. Не подаем ни оркестр, ни хор. В мониторах не должны быть слышны дополнительные звуки, которые мешают. Во Владивостоке сцену расположили выше  оркестра, и солистам было тяжеловато, они не слышали себя. Поэтому в монитор чуть добавили голос солистки. Получилось идеально.

Ростов Слово о полку - 7 image-27-02-24-01-25.png

«Слово о полку Игореве», композитор Александр Бородин
Ростов Великий, 2015 и 2017 годы


А нужно ли дирижеру какоелибо оборудование?
Д. В.:Третье ухо в виде звукорежиссера. Даже когда ты полностью в материале и дирижируешь, то Третье ухо сидит в 6 ряду и говорит: «тут чуть прибери, тут поправь».

Есть в оркестре инструменты, которые нужно специально озвучивать?
Д.Р.: Конечно. Например, челеста – очень тихий и очень красивый инструмент. Рожок английский, тоже тихий. Инструмент, который не надо подзвучивать, это треугольник у перкуссиониста. Он перекрывает весь оркестр, особенно когда музыкант входит в раж и стучит по нему, это ничем не уберешь. Флейту пикколо тоже слышно везде. А есть тихие инструменты, хорошие. В «Адиемусе» большую роль играет перкуссия.
Д. В.: Причем там используются даже электронные барабаны, которые сейчас ушли в историю.
Д.Р.: Но они здесь хороши.

Ростов Слово о полку - 1 image-27-02-24-01-25-2.png

«Слово о полку Игореве», композитор Александр Бородин
Ростов Великий, 2015 и 2017 годы


Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем проекте «Adiemus».
Д. В.: Первое знакомство с этим произведением у меня произошло в 2010 году. В театре «Новая опера» с хором мы играли первый «Adiemus», самый знаменитый, который везде в свободном доступе, исполняется по всему миру, можно заказать ноты. И у меня осталось чувство недосказанности, я что-то еще искал. Наш вариант был статичен – оркестр играл, хор стоял, не двигаясь.

И вот через семь лет появилась возможность повторить произведение на фестивале «Ростовское действо» в Ростове Великом. Так как я человек театральный, решили эту программу сделать еще и актерски, чтобы хор двигался. Мы долго обсуждали коллектив, который будет исполнять «Adiemus» – нужно было умение петь открытым полу-этно, полуджазовым звуком. И в основном такие коллективы были за границей: хор «Словения», Литовский хор, Эстонский. И потом мне рассказали о джаз-хоре из Екатеринбурга, который получил Гран-при Хорового форума в Санкт-Петербурге. Они как раз поют этим звуком. 

Выяснилось, что его руководитель – моя сокурсница по консерватории Марина Макарова, которую я знаю больше 30 лет. Этот уникальный хор репетирует в Свердловской детской филармонии, которая находится в бывшем Доме крестьянина. Зданию больше 100 лет, и сейчас там занимаются детские коллективы. В джаз-хор дети приходят в 6 лет, конкурс 20 человек на место. Старшая концертная группа – девочки от 14 до 19 лет. Они доки, тем более с таким руководителем. Могут петь сложнейшие программы. И я их подписал на исполнение «Adiemus». Мы прилетали с балетмейстером отдельно ставить пластические номера.

Потом хор приезжал в Ростов и восхищались все, кто их слышал. Мы изобрели новый жанр – двигающийся академический хор. Сейчас появились такие хоры. Потом нас много приглашали, в том числе и за рубеж, но пандемия отменила все. За два года прежние исполнители выросли, появились новые. Марина с ними выучила все партии – и это уже третий состав хора, который поет «Adiemus». Большая работа на три-четыре месяца. И когда мы договорились с Екатеринбургом, Нижним Тагилом, Первоуральском, Челябинском, Владивостоком, руководитель хора согласилась на гастроли. За год мы сыграли «Adiemus» восемь раз в разных городах. Есть два приглашения на следующее лето в Армению и Самару, ведем переговоры и о других.

Адиемус 1.jpg

«Adiemus», композитор Карл Дженкинс
Остров Русский, поселок Экирпажный, Пороховой погреб №13, Сентябрь 2022 год

Само произведение уникально тем, что написано на языке, которого нет, это изобретение Карла Дженкинса, Каждая его часть напоминает по фонеме языка японский, ирландский, чешский, латынь. Музыка написана в различных стилях: барочная, соул, джаз, есть и этно, африканские обработки, многие думают, что его написал Вивальди. «Adiemus» – сгусток всемирной музыкальной эстетики. Молодому хору также нравится эта музыка. Тем более, что они двигались, в их руках появлялись разные предметы: зонтики, платки, свистелки, рюкзаки. Ставили и актерские задачи, например, номер с мафиозными разборками, когда две группировки искали телефон. 

Зрители со всего мира приняли на ура то, как сочетается музыка, вокал, движение. Современный театр двигается к синтезу – уже не найдешь только оперный, балетный или драматический спектакль. Театр сейчас должен совмещать в себе все.
В балете нужна хорошая драматическая игра, поющие актеры должны уметь танцевать, в мюзикле все – хорошо петь. Спектакли усложняются.

В формате на открытых площадках вы используете видео?
Д. В.: Конечно! В «Гамлете», который прошел в Ростове, делали специальный видеоряд – снимали Гамлета и Офелию в Патриаршем саду. Когда оркестр играет Шостаковича, как раз использовали этот видеофрагмент.

Адиемус 3.jpg

«Adiemus», композитор Карл Дженкинс
Остров Русский, поселок Экирпажный,
Пороховой погреб №13, Сентябрь 2023 год


Удается ли вам снимать фильмы о ваших проектах?
Д.Р.: В этой сфере возникает много вопросов. Режиссеры видео и операторы пытаются схватить все с наскока – на репетиции не приходят, не вникают в происходящее на сцене. Режиссеры, которые расставляют камеры, не понимают концепции. Могут поставить двухметровую башню посреди зала для камеры переднего плана, что мешает зрителям. Не согласовывают планы съемки с авторами проекта. Это непрофессионализм. Так нельзя. Тем более, что я работаю много лет на телевидении и иногда предлагаю какие-то решения. Со мной сначала спорят, потом соглашаются. Но не пользуются инструментами, которые есть в современных камерах. Я уж не говорю о том, что плохо синхронизируют звук и видео. Бывает, что видео сняли, а звук взяли с накамерной пушки, которая записала общий шум. Теряется настоящая красивая картинка, какая могла бы быть.

Везти с собой операторов дорого?
Д. В.: Да, дорого. А в тех городах, где мы выступаем, мало необходимой техники для съемки и редко когда ее можно взять. Обидно, что какое-то кино делается, но по остаточному принципу.

Очень хочется видеть такие проекты в хорошем качестве.
Д.Р.: Есть и другие факторы, влияющие на красивую картинку. Гроза во Владивостоке вывела из строя 18 световых приборов. И сцена стала темнее, чем нам хотелось бы. Стихия – ничего не поделаешь. Операторы видят, что картинка темная. Зритель в зале видит всю сцену целиком, а те, кто смотрят фильм – то, что им предложит оператор. Очень мало общих планов. Глаз показывают, ногу…

Зайдите на сайт любого театра, вы не найдете ни одной фотографии сцены ни к какому спектаклю. Только актеры крупным планом. То есть, неясно, что делал сценограф и художник по свету.
Д.В.: Я с трудом сделал скрин из фильма, на котором видно исход 200 актеров.
Д.Р.: Такая же проблема у нас на «Спасской башне». Почему-то операторы постановщики, ставят камеры с длиннофокусными объективами, чтобы снимать детали. Это красиво, иногда хорошо показать, как трубач нажимает на кнопку с расстояния 100 метров, но нужна и общая картина – движение оркестра, его перестроение. А ее нет. И на «Спасской башне» ни режиссеры, ни операторы не ходят на репетиции. 

Ставят множество камер случайным образом, а чем их больше, тем хуже. Их работу еще труднее скоординировать. Получаем дискотеку. И телезрители не увидят особенность и красоту именно этого фестиваля, могут просто перестать смотреть из-за мелькания.
Объясняю им на примере съемки футбола, где показывают целиком площадку и иногда – крупным планом футболиста или острый момент игры. Прошу операторов: «Снимайте как футбол»! Зрители должны понимать, что происходит на сцене.

Значит вы еще пока не нашли своего оператора.
Д.В.: Может быть. Вот наш концерт во Владивостоке был первым опен-эйром в городе, раньше не было такого, чтобы оркестр и хор играли на улице. Поэтому у их операторов нет опыта таких съемок. Они удивились, что хор танцует.

ADIEMUS.png

«Adiemus»


Какие планы на ближайшее время?
Д.В.: Над одним концертом уже работаем. 14 сентября на той же площадке во Владивостоке в бухте Новик будем играть сюиту о Дальнем Востоке, русской культуре, природе. Если «Adiemus» посвящен всемирной культуре, то в новой сюите будут русские традиции. Специально к этому концерту пишется много музыки, в том числе и симфонические номера для оркестра, для солистов. 

Сюита основана на русской классике, на этностилях. Используем такие инструменты, как жалейка, рожок, гусли. Сочиняется неожиданный текст. Я сейчас читаю переписку Владимира Клавдиевича Арсеньева, чьим именем назван музей Дальнего Востока, письма американской путешественницы Элеоноры Лорд Прей о тех краях, пересмотрел фильм «Дерсу Узала» с Виталием Соломиным.
Это будет мировая премьера.

Кто автор музыки?
Д.В.: Сергей Филатов, основатель «Этно-сферы». Пригласили двух потрясающих солисток  Устю Бутрову и Машу Владимирскую, мужской хор и оркестр радио «Орфей», солисты Андрей Котин, Сергей Старостин, в этно-музыке они зубры. Вот такая будет русская музыкальная история.

Спасибо за беседу и будем ждать премьеры!

Видеоинтервью с прекрасными музыкальными фрагментами вы сможете увидеть
на нашем сайте в разделе Видео, а также на страницах журнала вконтакте и в тг.

qr-code.png


Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Дмитрий Таранов –  кандидат технических наук по специальностям «Акустика» и «Радиотехника» (ИРТСУ 2014), практикующий студийный звукоинженер, автор учебного пособия длявысших учебных заведений «Основы сведения музыки. Часть 1. Теория»

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Имя и фамилия Андрея Жучкова значатся в титрах более чем 40 художественных и 2000 документальных фильмов, ему доверяют свои голоса лучшие российские актеры, а режиссеры точно знают, что он ювелирно сделает достоверный или самый необыкновенный эффект для фильма. 

Новая серия радиосистем FBW A

Новая серия радиосистем FBW A

Компания FBW представляет серию A – профессиональные радиосистемы начального ценового сегмента с большим выбором приемников и передатчиков в диапазоне частот 512 – 620 МГц.
Все модели предлагают высокий уровень сервисных возможностей. Это 100 частотных каналов, наличие функции AutoScan, три уровня мощности передатчика 2/10/30 МВт, три уровня порога срабатывания шумоподавителя squelch.  Доступны два вида ручных радиомикрофонов A100HT и A101HT, отличающихся чувствительностью динамического капсюля.

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Panasonic в Еврейском музее

Panasonic в Еврейском музее

Еврейский музей и центр толерантности открылся в 2012 году в здании Бахметьевского гаража, построенного по проекту архитекторов Константина Мельникова и Владимира Шухова. Когда этот памятник конструктивизма передали музею, он представлял собой практически развалины. После реставрации и оснащения его новейшим оборудованием Еврейский музей по праву считается самым высокотехнологичным музеем России.
О его оснащении нам рассказал его IT-директор Игорь Авидзба.

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Дмитрий Таранов –  кандидат технических наук по специальностям «Акустика» и «Радиотехника» (ИРТСУ 2014), практикующий студийный звукоинженер, автор учебного пособия длявысших учебных заведений «Основы сведения музыки. Часть 1. Теория»

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Имя и фамилия Андрея Жучкова значатся в титрах более чем 40 художественных и 2000 документальных фильмов, ему доверяют свои голоса лучшие российские актеры, а режиссеры точно знают, что он ювелирно сделает достоверный или самый необыкновенный эффект для фильма. 

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Словарь

Пиксел

(pixel) - от Picture Element - элемент изображения. Основная единица, элемент "мозаики", из множества которых формируется изображение. Матриц...

Подробнее