Как показать балет



28 апреля Москва погрузилась в мир потрясающей и яркой хореографии,
фантастической пластики, провокационных образов, виртуозного профессионализма и артистичности –
именно в этот весенний день состоялось грандиозное открытие театра танца Аллы Духовой «Тодес».
Уникальный проект, созданный одновременно и для зрителя, и для артиста, с использованием
новейших технологий в решении сценического пространства. Историю первого в России театра танца
нам рассказал технический директор «Тодеса» Антон Кись.



Технический директор «Тодеса» Антон Кись


Технический директор «Тодеса» Антон Кись



Елена Жулидова:
Спасибо большое, что согласились на беседу. Театр Аллы Духовой – явление в культурной жизни России определенно уникальное. Расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания такого проекта.


Антон Кись: У Аллы Духовой давно была мечта создать собственную площадку для балета «Тодес». У нас есть репетиционная база, есть очень много школ-студий, но до этого года не было своей сцены. Мы много лет столько колесили по миру, и всегда было одно и тоже: приезжаешь, пишешь райдер, работаешь… Но вот своего места, сделанного именно под нас, не было. Периодически появлялись варианты, но как-то не складывалось, а вот этой весной сложилось. Хочу заметить: никто нам ничего не дарил и не отдавал. Весь этот проект создан и существует на честно заработанные деньги. Мы арендовали помещение, придумали концепцию и реализовали ее. Результат вы можете увидеть сами.


Е.Ж.: Каким Вы изначально видели проект театра? Какие задачи были первостепенными?
А.К.: В первую очередь самые большие требования мы предъявляли к сцене. Ведь сцена для танцев имеет свою специфику, она должна быть идеально ровной. Здесь очень важную роль играет качество покрытия. Кроме того, мы отказались полностью от рампы, чтобы не «перекрывать ноги» танцоров. Это во-первых. Во-вторых, мы смотрели на проект с экономической точки зрения. Эффективности здесь можно было достигнуть, увеличив количество мест в зале. Наша стандартная любимая площадка – это зал до тысячи человек, которые есть во многих городах. Но в Москве очень сложная ситуация с помещениями такого размера. Однако в конце концов мы нашли подходящий зал и перестроили его.



Сначала, правда, планировали обойтись легким косметическим ремонтом. Но, как всегда бывает, хочется одного, а в процессе цепляется то одно, то другое. В итоге получилось, что практически до бетона все сняли и все переделали. Подход у нас простой – все должно быть сделано грамотно! Если пожарная или охранная система – значит настоящая пожарная система. Если система вытяжки – значит качественная система вытяжки, кондиционирования и прочие. Мы учитывали, что в зале будет находиться 500 человек, и они должны чувствовать себя комфортно.



И именно на обеспечение комфорта для зрителей были потрачены огромные средства. Многие советовали нам обойтись малыми силами, но мы решили, что будем делать все сразу по правилам и рекомендованным стандартам. 15 лет гастролей по миру дали мне многое – я старался где-то что-то подсмотреть, что-то отметить. И уже все это попытался воплотить здесь. Но, опять же, это не финальная версия. Этот проект создан с потенциалом для будущего развития. В июне мы уже активно работали над постановкой новой программы, премьера которой состоялась в Санкт-Петербурге 17 июля. Думаю, что в сентябре ее сможет увидеть и московский зритель, а дальше мы повезем ее на гастроли.


Алла Духова хочет, чтобы репертуар театра состоял из различных спектаклей. Сейчас у нас два спектакля – это Attention и детская сказка «Волшебная планета». Выход новых программ означает, что у нас в репертуаре появится еще третье мероприятие, т.е. все спектакли будут идти. В идеале Алла хочет занять все дни недели различными спектаклями, чтобы зритель мог выбирать. Соответственно для каждой программы мы будем использовать какие-то интересные технические решения, придумывать свои «фишки», они должны быть уникальными.



Спектакль Attention. Фото: Антон Балашов   Спектакль Attention. Фото: Антон Балашов

Спектакль Attention. Фото: Антон Балашов




Спектакль Attention   Спектакль Attention


Спектакль Attention

   



Е.Ж.: А кто помогал Вам в разработке дизайна театра?
А.К.: Жена нашего композитора Алексея Гарнизова Наталья. Этот человек просто талант! Она сделала для нас много проектов – и шоу-студию, и наш центральный офис, который находится на Павелецкой, теперь театр. У Натальи просто уникальнейший вкус, и Алла ей доверяет. В театре инфраструктура создавалась и для зрителя, и для артиста. У артистов должны быть душевые, удобные гримерные комнаты, помещения должны проветриваться и многое другое.


Алла прекрасно понимает, что если у артиста нет достойных условий, то нет и отдачи. Поэтому все делалось в комплексе и абсолютно для всех. Опять же, мы постоянно развиваемся. Сейчас отработали наш коротенький, самый первый сезон, учли то, что нужно будет переделать. Летом провели реконструкцию некоторых помещений. Поменяли что-то в одежде сцены, планируем докупить оборудование, так как для новой программы нам нужны будут споты. Я очень жду выхода новых диодных MAC Quantum Profile от Martin, с ними я смогу решить поставленные задачи.


Е.Ж.: Почему вы сделали выбор в пользу этих приборов?
А.К.: Мы просто рассматривали средний сегмент. Я бы с радостью использовал серию Viper, но, учитывая габариты и высоту сцены, они для нас избыточны. Опять же, есть ограничения по электричеству. Мы решили довериться светодиодам, и я думаю, что мы на правильном пути. Это подтверждает и наш опыт работы с MAC Aura. Они мне понравились сразу, но дело даже не в этом – мы объективно сравнивали их с приборами от других производителей, и они выиграли в этом состязании.


У них лучше скорость зума, цветосмешение. При их весе в 5,5 кг и размерах я запросто упаковывал 6 приборов в один кофр и возил спокойно с собой на гастроли. Это было очень удобно. Сейчас в театре с помощью MAC Aura я создаю эффект Ambilight вокруг большого светодиодного экрана, составляющего элемент декорации. Мне их вполне хватает. В принципе у нас весь планшет сцены состоит из оборудования Martin, потому что я использую также вентиляторы и генераторы эффектов Jem.


Про стробоскопы я вообще не говорю, потому что им не существует альтернативы. Но при этом я бы не говорил о приверженности одной конкретной фирме. Я сравниваю приборы, смотрю, что предлагают и другие компании. Если прибор соответствует моим требованиям и требованиям нашего театра, я, естественно, выберу его.


Е.Ж.: Какие есть еще требования у театра помимо габаритов, веса, потребления электроэнергии?
А.К.: Еще практика использования, надежность. Многие покупают китайские приборы, потому что это дешево, а мне нужна надежность, я не могу себе позволить брать какой-то дешевый вариант. Зачем тратить свои нервы, если можно спокойно работать, зная, что проблем нет? Все это проверено годами работы.


Е.Ж.: Какой генератор эффектов Вы используете?
А.К.: Jem Compact Hazer! Мы обсуждали эту машину с менеджером по продукту Martin Клайвом Бейли и сравнивали ее с K1. Мне важно, чтобы на сцене было достаточно места для артистов, а значит, размер генератора должен быть небольшим. И расход жидкости, конечно же, здесь играет определяющую роль. За полгода работы театра я израсходовал две канистры. Причем это ежедневная работа: выступления, съемки, репетиции.


Машинка очень неприхотливая, а эффект получается классный. У нас была фотосессия для журнала Forbes, и я предложил фотохудожнику использовать эффект тумана. Он вначале отказался, опасаясь, что фото будут испорчены клубами дыма. Но ничего подобного! Когда мы все это раздули, человек просто поразился, и получились просто уникальные фотографии. Луч на снимке вышел идеальным, ни одного клубочка дыма не видно!


Е.Ж.: Вы помните, как познакомились с оборудованием Martin?
А.К.: Помню! Это бы где-то в году 1997-98-ом, может быть, раньше. Я еще тогда работал в Оренбурге, и мы периодически участвовали в мероприятиях областного уровня. На них частенько приезжали ребята из Самары, компания «Алеф». И вот они привозили первые приборы Martin, ходили в этих куртках Martin, футболках. И мне это казалось очень круто и стильно! Да и оборудование, я видел, сделано очень качественно. На том момент мне уже было с чем сравнивать, и я заметил, что у этих ребят вообще не возникало никаких проблем, просто включили и все заработало.


Иной раз они даже не «чекались», воткнули все это дело и все. Для меня это было дико, и это запало мне в душу. Кстати, мы в «Тодесе» были первыми, кто использовал в своей концертной программе приборы MAC 550 в ГЦКЗ «Россия». Тогда они только прибыли в Россию, их привезли ребята из Laser Kinetics на наш концерт. Мы с них еще полиэтилен снимали, и тогда это было, конечно, супер, эффект воды – это вообще, анимационные гобо – круто!


Е.Ж.:  Наличие российского представительства – это плюс при работе с Martin?
А.К.: Да, конечно. Во-первых, у меня дым-машина, которая использует один тип жидкости. Но она всегда есть на складе в Москве, мне не надо об этом думать. Как-то у меня возникла проблема при монтаже с MAC Aura. Как я понял, мы ее просто «замучили». Я сделал звонок, и ребята сказали: «Привози, разберемся по ходу дела». Но это же прекрасно, это живое общение. Бывают такие моменты, что мне нужно было вчера, и все окей: вчера так вчера.


И мне гораздо спокойнее, когда мои приборы обслуживаются в официальном сервис-центре. Это все равно, что ты свой автомобиль загоняешь в частную мастерскую, где, возможно, есть хорошие специалисты, но гарантий никаких нет. Сток запчастей тоже никто не отменял. И в сегодняшних условиях ждать порой просто невозможно. Многие приборы покупают просто впритык, и выпадание одного становится проблемой.


На семинаре мы обсуждали вопрос обслуживания приборов, когда ты находишься в отдаленном от сервиса городе: тебе не надо отправлять прибор, что-то можно исправить на месте, есть официальная поддержка, где люди могут рассказать, есть сайт, где показано как все это делается, есть официальный сервис-центр, где тебе тоже все объяснят и помогут.
Е.Ж.: Вернемся к «Тодесу». Сколько лет Вы работаете с коллективом?
А.К.: 15 лет.


Е.Ж.: А начинали Вы в «Тодесе» сразу как художник по свету?
А.К.: Да, ранее я работал в Оренбурге, был техническим директором развлекательного комплекса. В начале 2000 года мне поступило предложение, от которого я просто не мог отказаться. И сейчас пошел уже 15-й год. Меня пригласили непосредственно как художника по свету. В таком режиме я отработал лет 5, потом стал техническим директором балета и ездил с ними на гастроли по всему миру вплоть до этого года.


Технический директор «Тодеса» Антон Кись




Е.Ж.:  Вы получили специализированное образование или учились самостоятельно?
А.К.: У меня нет официального образования, но у меня было достаточное количество педагогов, с которыми мне посчастливилось познакомиться в этой жизни – и в Монте-Карло, и в Америке, и по всей нашей стране. Очень много уникальных людей, которые со мной просто с радостью делились своими знаниями. Это колоссальный практический опыт, учитывая то, что всю Россию мы проезжали от Калининграда до Находки два раза в год.


Соответственно сложились свои дружеские отношения с коллегами, мы созваниваемся, списываемся, и если есть какие-то вопросы, то решаем их все вместе. На самом деле, если оглянуться, столько уже всего сделано! Мы поставили пять программ совместно с цирком в Америке, рассчитанных исключительно на их аудиторию. Очень много мы работали в Монте-Карло в зале Le Sporting. А еще я был официальным художником по свету церемонии вручения наград «Формулы-1» два года назад. И все это время у меня шел постоянный процесс общения с художниками и с французской стороны, и с американской.


Е.Ж.: Насколько сильно отличается их подход к освещению от нашего?
А.К.: Мне повезло с такими людьми, в которых есть наш дух. Люди ведь разные. Бывает так: отработал человек, забрал денежку, и все! Нет у него порыва! А есть люди – настоящие фанаты своего дела. У меня в Америке был такой случай уникальный: у них там все по часам, график, обеденный перерыв, профсоюзы…


Поэтому если обед, художник бросает все и идет на обед. И ему все равно, что у Аллы Духовой сейчас творческий порыв, она начинает работу, и на сцене 100 человек: и артисты, и цирковые артисты, и балет. У него обед! А мы-то привыкли работать сутками! И тут подходит ко мне художник, руководитель команды освещения Бон Кейси и говорит: «Антон, а давай мы не будет с тобой сейчас мучиться, мы запишем репетицию на видео, а потом возьмем ящик пива, придем сюда ночью, спокойно сядем и пропишем все». Мне это так понравилось, ведь эти люди обычно не любят перерабатывать. А здесь мы спокойно сели, все обсудили, записали и на утро показали результат Алле. И с учетом легкой корректировки все заработало.


В Монте-Карло тоже у нас было множество таких моментов. Они, например, очень ревностно относятся к своему оборудованию и никого за свой пульт на пускают. Я единственный человек, наверное, который имеет право подойти туда и выдернуть шнурок, вставить свой пульт и работать. Была одна история. Мы готовили программу, причем это был контракт, и наши ребята оставались там работать на полгода. Я где-то неделю записывал всю партитуру. Затем при Алле запустил все шоу, прописал его при ней, внес коррективы, разложил check и уехал. В день премьеры пришел и вижу, у людей вид немножко озабоченный.


Оказывается, при записи произошла ошибка – записали только названия треков, а все содержимое шоу просто стерлось. У них шок! А я просто забрал все потоки, что были у этого театра, и за 5 часов перезаписал всю программу. После этого они прониклись ко мне уважением, и теперь каждый раз, когда я приезжаю туда на работу, они сразу поднимают руки вверх с возгласом «О, Антонио!», что очень приятно. Там много профессионалов. Безумно приятно осознавать, что есть некоторые вещи, которые ты на подсознании чувствуешь, как правильно сделать! И мы находимся на одной волне.



Детская сказка «Волшебная планета»   Детская сказка «Волшебная планета»

Детская сказка «Волшебная планета»    Детская сказка «Волшебная планета»


Детская сказка «Волшебная планета»




Е.Ж.:  Расскажите, как Вы решаете вопросы технического обеспечения во время турне?
А.К.: Раньше было, конечно, сложнее, потому что в городах не было достаточного количества оборудования. У меня есть райдер, я выставляю требования, непосредственно общаюсь с каждой площадкой, с каждым художником на местах, и мы обсуждаем, что и где поставить. Иногда я просто часть оборудования беру с собой. Была б моя воля, я бы пригонял свою фуру с полным комплектом. Но это не всегда возможно сделать чисто технически из-за плотного графика.


Был у нас тур в Германии, где была одна команда. Расстояния небольшие, и им хватало времени на монтаж и расстановку, а мне оставалось только внести небольшие корректировки и приступить к работе. Опять же, как показывает опыт гастролей, каждый новый город – это отдельное шоу, отдельный свет, где приходится делать все «с нуля» каждый день. Первое время было очень сложно. В каждом нас встречал уже сложившийся коллектив, и мне больше нужно было работать психологически, чтобы настроить людей на правильную работу и добиться от них того, что они, может, никогда в жизни и не делали.



Я показываю продукт, и мне нужно, чтобы он выглядел продуктом. Я не могу сказать «Да здесь и так сойдет». У меня просто нет на это права. Я показываю коллектив, и от того, как я его покажу, будет зависеть, приедем мы в этот город еще или не приедем. Это все взаимосвязано. Есть технические средства, которые облегчает работу. Например, мы закупили дуплексный комплект связи и беспроводной интерком. Я просто на людей надел эту связь. Это не рации, ты слышишь все очень четко, и команда работает гораздо быстрее и качественнее. Когда я возил приборы MAC Aura с собой, мне было удобно, я либо внизу их поставил, либо повесил. Они у меня прописаны в разных вариантах, и мне даже не надо особо ничего корректировать. И я четко знал, что у меня есть приборы с таким мощным потоком, у меня есть картинка, есть фон, я уже полностью справляюсь.


Е.Ж.:  Насколько изменился Ваш подход к свету? Вспомните себя, как Вы начинали много лет назад.
А.К.: Конечно, это эволюция. Я стал спокойнее и сейчас придерживаюсь более театральной концепции работы. Мне хочется создавать качественную картинку, нежели показать миллион каких-то переходов, акцентов и прочее. У меня есть своя методика работы, есть свой стиль. Сегодня новая для меня история – это работа с экранами, раньше я мало с ними сталкивался. А теперь моя основная задача – гармонично связать экран и свет. С людьми, которые прописывают видеоконтент, мы эти моменты проговариваем.


Нам нужен идеальный симбиоз: не просто картинка на экране, а картинка, для которой лучики станут идеальным дополнением. Под каждый номер записан отдельный контент. Это большой труд!
В моей работе мне приходится балансировать на грани, так как надо учитывать требования артистов балета. Я часто объясняю ребятам, если сделать удобно им, то может потеряться качество картинки.


И наоборот, поставишь во главу угла картинку – будет неудобно работать ребятам. Поэтому приходится искать золотую середину. Например, если идут какие-то трюки, я «поджимаю» боковой свет, чтобы артисты просто не ослепли и не упали. Часть программы мы записываем на тайм-код, а часть нам приходится выполнять вживую, потому что это работается только вживую. Потому что это балет! Нам нужно 100% знания материала, с которым мы работаем: музыки, всех акцентов.


Нет ничего лучше, чем четкое попадание в нужном месте и в нужный момент! Это ведь не мое феерическое шоу, в первую очередь это поддержка именно балета. Я не показываю возможности приборов, я использую их, чтобы показать балет, вот и все. Это очень все тонко, мы с Аллой Духовой постоянно обсуждаем работу. У нее безумное чутье, я ей полностью доверяю. На моей практике она практически никогда не ошибалась.


«Тодес» – это целая империя, фактически 99 школ по всему СНГ, школ-студий, 45 тыс. учеников… Работа на Олимпиаде, по существу, мировой уровень. И неважно, выступаем мы в Монако или в каком-нибудь российском городе, качество шоу всегда будет одинаковым! У нас нет права на ошибку, иначе мы потеряем доверие зрителя.

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Дмитрий Таранов –  кандидат технических наук по специальностям «Акустика» и «Радиотехника» (ИРТСУ 2014), практикующий студийный звукоинженер, автор учебного пособия длявысших учебных заведений «Основы сведения музыки. Часть 1. Теория»

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Имя и фамилия Андрея Жучкова значатся в титрах более чем 40 художественных и 2000 документальных фильмов, ему доверяют свои голоса лучшие российские актеры, а режиссеры точно знают, что он ювелирно сделает достоверный или самый необыкновенный эффект для фильма. 

Новая серия радиосистем FBW A

Новая серия радиосистем FBW A

Компания FBW представляет серию A – профессиональные радиосистемы начального ценового сегмента с большим выбором приемников и передатчиков в диапазоне частот 512 – 620 МГц.
Все модели предлагают высокий уровень сервисных возможностей. Это 100 частотных каналов, наличие функции AutoScan, три уровня мощности передатчика 2/10/30 МВт, три уровня порога срабатывания шумоподавителя squelch.  Доступны два вида ручных радиомикрофонов A100HT и A101HT, отличающихся чувствительностью динамического капсюля.

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Panasonic в Еврейском музее

Panasonic в Еврейском музее

Еврейский музей и центр толерантности открылся в 2012 году в здании Бахметьевского гаража, построенного по проекту архитекторов Константина Мельникова и Владимира Шухова. Когда этот памятник конструктивизма передали музею, он представлял собой практически развалины. После реставрации и оснащения его новейшим оборудованием Еврейский музей по праву считается самым высокотехнологичным музеем России.
О его оснащении нам рассказал его IT-директор Игорь Авидзба.

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Понятие и критерии естественной эквализации музыкальных сигналов

Дмитрий Таранов –  кандидат технических наук по специальностям «Акустика» и «Радиотехника» (ИРТСУ 2014), практикующий студийный звукоинженер, автор учебного пособия длявысших учебных заведений «Основы сведения музыки. Часть 1. Теория»

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Андрей Жучков о том, что ему интересно

Имя и фамилия Андрея Жучкова значатся в титрах более чем 40 художественных и 2000 документальных фильмов, ему доверяют свои голоса лучшие российские актеры, а режиссеры точно знают, что он ювелирно сделает достоверный или самый необыкновенный эффект для фильма. 

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Словарь

Префейдерный сигнал

в микшере сигнал, отбираемый до фейдера. Обычно используется для мониторинга

Подробнее