Андрей Смирнов: 20 лет в театре, как один день


С Андреем Смирновым, заведующим постановочной частью Московского театра «Школа современной пьесы»,
мы познакомились на традиционном уроке, который он провел для студентов второго курса Театрального художественно-
технического колледжа. Урок, как и все предыдущие в театрах Москвы, организовала Марина Борисовна Ремизова,
преподаватель cпецдисциплин отделения «Светорежиссура». Она же когда-то учила и самого Андрея.
О том, как в колледже не только учат, но и создают профессиональное братство, а также о том, что высокий уровень
легендарного учебного заведения помогает сделать успешную карьеру в театре, и говорили мы с Андреем.
Часть интервью была записана прямо на уроке, когда мы со студентами обошли все потайные места за сценой,
куда допускаются только специалисты. Или будущие специалисты.


Андрей Смирнов


Начало
Я закончил ТХТУ в 2005 году, буду называть его именно так. Во всем мире известен этот бренд, говорю об этом без доли скромности. Нет ни одного театра, который бы не хотел иметь у себя в штате выпускников ТХТУ. У нас единственное подобное заведение в России, второе ТХТУ было в Одессе. Кстати, его закончил известный ленкомовский сценограф Олег Аронович Шейнтис.
Я не должен был становиться театральным человеком, потому что я из династии кораблестроителей. Мой дед – один из основателей атомного подводного флота. Как мы с вами, сидел на совещаниях с Королевым, когда они устанавливали ракеты на подводные лодки. Дедушке сейчас 93 года. Папа из Северодвинска, где строили подводные лодки, мама из Ленинграда, куда папа приехал учиться, их заманили в тогда зажиточную Прибалтику, где в Таллинне я и родился.

После школы я поступил учиться на судостроителя и судоремонтника, закончил училище и проходил практику на заводе. С 9 класса мы вели вечера и дискотеки в школе. Нас с другом наша учительница порекомендовала показаться своей подруге, работавшей в Доме офицеров флота (сейчас это Русский культурный центр). В нем большой зал на 1200 мест, выполненный в сталинском ампире, в золотой лепнине и красном бархате, с роскошными люстрами. Перед глазами первое знакомство – на сцене дежурный свет, спиной к нам – режиссер, перед ним полукругом актеры. Нас прослушали и взяли. Мы играли несколько лет, пока я не закончил училище. Мои коллеги по сцене были настроены серьезно связать жизнь с профессией актера. Но не я. Вдруг из Русского культурного центра ушел единственный техник по свету.

Перед этим он предложил мне попробовать вести спектакли. Директор засомневался: «Ему нет еще 18… Ну ладно, берем». И с 17 до 18 лет я учился на судостроителя и работал в РКЦ, который был тогда самой востребованной прокатной площадкой, приезжали все – от Виктюка и питерского балета до театров со всей России, фестивалей. Я за год переработал с огромным количеством профессиональных театров. И в Москве все не обойдешь, а там они у нас играли. В 2002 приехал на гастроли «Сатирикон» с известным художником по свету Анатолием Кузнецовым, который и стал моим крестным папой в профессии. Он такой классный, интеллигентный, никогда не видел его злым, раздраженным, его, по-моему, невозможно вывести из себя даже режиссеру, который бросается стульями.

И вот у «Сатирикона» неделю были сложнейшие гастроли с ночными перемонтировками. Анатолий Николаевич спросил: «Ты бы не хотел переехать в Москву и поучиться специальности?» Я подумал, классная шутка. Я и в Москве-то был один раз, впечатления остались не очень. Москва меня не прельщала. Но если бы это училище оказалось на краю света, я бы поехал и туда.
А сначала отмахнулся от этой идеи, проводил их на вокзале. Летом раздался звонок от Анатолия Николаевича: «Ты едешь? Я уже поговорил с директором колледжа, она тебя лично прослушает». Я собрал чемоданчик, мама удивилась: «Ты куда?» «В Москву». Она так и села.

С Мариной Борисовной Ремизовой на уроке в театре

С Мариной Борисовной Ремизовой на уроке в театре



Я с базовым образованием поступал сразу на второй курс, и в августе меня пригласили учиться. В Москве год жил у папиной двоюродной сестры, прекрасной души человека, приняла меня как родного, поила, кормила, даже проверяла домашние задания.
Я сразу же с начала учебы пришел в «Сатирикон» к Кузнецову, где смог подрабатывать несколько месяцев. Потом он говорит: «Одна известная художница – Лена Древалева – зовет в театр «Школа современной пьесы», где Женя Гришковец начинает спектакли в 21.30, идеально для тебя. И так я оказался в этом театре. В декабре 2022 года исполнилось 20 лет, как я здесь работаю.
Началось с «Вредных советов», этот спектакль идет до сих пор с аншлагами, кормит нас, сменилось три или четыре поколения артистов.



Пришел осветителем, потом стал художником по свету, защищал диплом по своему спектаклю. У нас был очень мощный курс, 24 выпускника, из них 7 с красным дипломом, по-моему, этот рекорд до сих пор никто не побил. На курсе образовались три семейные пары. Времена были роскошные.

Большая часть моих сокурсников осталась в профессии, работают в театре, сделали успешные карьеры, например, Слава Волобуев, сейчас главный специалист в отделе художественного освещения сцены Большого театра; Павел Бабин, известный художник по свету, вырос в нашем театре, в настоящее время на вольных хлебах; Стацура Валера – заведующий постановочной частью в колледже Олега Табакова; Сергей Солошенко долгие годы возглавлял отделение художников по свету в ТХТУ. В «Ленкоме» работают ребята, в театре имени Мейерхольда, в РАМТе.

Системные знания необходимы: одно дело эксплуатировать, другое – знать, например, обо всех видах специализированных ламп.
Преподаватели, в том числе я сам теперь в МАРХИ читаю лекции, относятся с пониманием к работающим студентам, которые могут отсутствовать по уважительной причине – сдают спектакль или уехали на гастроли. Когда твой студент работает, вы говорите на одном языке. Мне так приятно видеть в его глазах искру и радоваться, что растет твой конкурент.
Молодые специалисты и нас заставляют шевелиться, мы у них тоже учимся, прогресс не стоит на месте, попробуй угнаться.


Театр
Зданию на Трубной более 200 лет, и за эти годы здесь были капитальные ремонты и пожары, опять ремонты и пожары. С 1989 года в нем находится театр, а начиналось это все с богемного ресторана известного шеф-повар Люсьена Оливье, в котором и был придуман знаменитый салат.
При Юрии Лужкове в Москве много чего интересного открывалось, за что мы ему благодарны. В следующем году театр отмечает 35-летний юбилей. В 2014 году у нас случилась трагедия – серьезный пожар, после чего нам пришлось мыкаться по разным ДК, параллельно готовить проектную документацию и делать капитальный ремонт. В 2019 году театр вернулся в свое помещение.

Наш театр уникален, так как современные театральные технологии внедрены в историческое здание XIX века. Нужно было найти компромиссы и согласовать множество документов, например, с Департаментом культурного наследия Москвы. В историческом здании лишнее отверстие не просверлишь. В результате получилась достойная площадка в центре Москвы с залом на 300 мест и Малым залом на 150 мест. Мы очень востребованы, на двух сценах идет 40 спектаклей в месяц плюс корпоративы. Сейчас, например, готовятся четыре премьеры.

«Театр Современной пьесы» – это трансформер, на сцене «Эрмитаж» у нас 96 станков и подъемно-опускных платформ, каждая платформа 2 х 1,2 метра, выдерживает нагрузку 1,5 тонны. Сцена может располагаться вдоль длинной стены или в торце. Есть спектакли, в которых сцена и там, и там. Нижняя механизация управляется с помощью ручного привода. У нас все отлажено, если раньше трансформацию зала делали 6 человек часа четыре, то сейчас два человека могут перестроить за 3-3,5 часа, в том числе переместить стулья.


Наше большое достижение – это 200 проколов в историческом потолке. Мы придумали принципиальный подход – всю механизацию, лебедки убрали за потолок, на технологический этаж. Там достаточно места и не слышно движения.

Мы можем к любому отверстию подкатить систему перекатных лебедок, опустить трос, зацепить и собрать конструкцию. Потом поднял, подал питание, DMX – и готовы к работе. Управление верхней механизацией осуществляется с помощью ПО отечественных разработчиков – мы принципиально не подвязывались на иностранное ПО.

Поэтому весь комплекс управления и светом, и механикой, видео, звуком обеих сцен полностью автономен. Без ненужных обновлений, серверных в других странах, которые ко всему прочему не работают в выходные и, бывает, некому даже нажать кнопку и перезагрузить сервер. Многие театры столкнулись сейчас с такой проблемой, а знаю и такие, которые заказали перепрошивку иностранных пультов на отечественное ПО.



200 отверстий на потолке и система перекатных лебедок,
их носик специально сконструирован для нашего
театра с покатистой крышей.

Ячейки этой решетки имеют выверенный размер,
чтобы проходили все тросы, цепи и т. д.


У нас же оперативно решаются все вопросы, по звонку приезжают наши программисты и исправляют проблему.
Большой зал расположен вдоль фасада, и раньше внутри были слышны резкие звуки с улицы, например, сигнал скорой помощи. Мы сделали серьезную звукоизоляцию. В этом зале полная трансформация происходит 3-4 раза в неделю. Мы перестраиваем зал, 3 дня играем спектакль или спектакли, потом готовимся к следующей конфигурации.

Нам важно было сделать в театре максимальное количество репетиционных зон, сейчас параллельно готовятся к выпуску четыре спектакля, выйдут с интервалом в две недели.


В Малом зале «Зимний сад» под настилом пола находится историческая метлахская плитка, ее защитили несколькими слоями дерева. Поэтому здесь нет нижней механизации и используется раскладная выкатная трибуна, созданная по принципу блитчера. Она раскладывается почти до середины зала. То есть этот зал – трансформер.

Для наших режиссеров нет никаких ограничений. Технический потолок помогает развешивать и направлять оборудование, как требуют творческие задачи. По принципу больших переходных лебедок большого зала сделано и здесь: если мне нужно перевесить софит, я поднимусь наверх, опущу софит на подиум и перемещу его, куда нужно, с помощью лебедки. Так же можно переместить и штанкетные подъемы.
В театре довольно удобные звуковые и световые операторские и тиристорные.



Завпост
Работаю заведующим постановочной части 10 лет, а до этого был художником по свету. Художники по свету редко становятся завпостами, обычно они вырастают из монтировочного цеха. На всю Москву, наверное, я и Андрей Евгеньевич Изотов в Малом театре, других просто не знаю.

Реконструкция театра после пожара прошла за 5 лет, 3 года готовили документацию и 2 года шла сама стройка. И последние года полтора утром я работал в здании театра, следил за ремонтом, участвовал в совещаниях, летучках, а во второй половине дня – в том ДК, где мы играли спектакли. Контроль нужен был постоянно, иначе бывало, что вернулись мы, например, с гастролей, а окно осветителя пересекает труба вентиляции.


Во время ремонта делали проколы                                   Фрагменты лепнины из большого зала, 
и вскрывали ниши, нашли старинный                              которые удалось спасти при пожаре.
глиняный дымоход XIX века, оставили его                      Сейчас в Большом зале вся лепнина – новодел
в таком виде, чтобы было видно


Стены сделаны из царского                                             Слои штукатурки
кирпича, он ниже и длиннее,                                            от предыдущих капитальных ремонтов                                         
можно увидеть даже клеймо завода                              



Переход из одного корпуса здания в другое, расположенное на Неглинной.
На стене – названия городов, в которых «Театр Современной пьесы» побывал за 34 года своего существования


Витражи Врубеля, которые располагались на малой сцене, где был зал ресторана
с прозрачным потолком и этими витражами по центру


Сейчас, получив опыт, я что-то бы сделал по-другому.
И свет, и видео, и звук, и механика сцены – подо мной. Все это после ремонта и восстановления театра работает, как часы. К строителям у нас есть вопросы, а театральные технологии не подводят, мы все предусмотрели и ухаживаем за техникой.
Я хотел, чтобы люди работали на этом оборудовании с профессиональным и эстетическим удовольствием. К пульту за 5 миллионов рублей приятно притронуться.

Год назад меня пригласили в Вильнюс в Русский драматический театр как художника по свету, мы сделали хороший спектакль, он в репертуаре. Но эта специальность так ушла вперед по технологическим возможностям, оборудованию, сейчас время пикселя, все пульты коннектятся, работают по тайм-коду. Могу предложить какие-то идеи, но распыляться нельзя.
Мне выпала честь поработать с такими выдающимися людьми, как Сергей Юрский, делал спектакль с Михаилом Казаковым, Станиславом Говорухиным, Михаилом Угаровым. Это огромная ответственность и опыт, мне никому ничего не нужно сейчас доказывать.

В театре «Школа современной пьесы» вместе с народными артистами около 150 человек, 45 постановщиков. Мы вместе работаем над спектаклем в одной упряжке. Они прислушиваются ко мне, и я совет приму, корона не упадет.
В настоящее время нужно иметь в виду огромные технологические возможности, вплоть до голограмм ушедших артистов.
У нас есть отдельный видеоцех с двумя специалистами, в их распоряжении целый парк оборудования: и диодные экраны, и лазерные проекторы, камеры, сигнал передают по оптике. И контент производят сами, начальник видеоцеха – известный видеохудожник Дмитрий Мартынов. Он создавал видеоконтент для многих театров – Большого, «Ленкома». Его надо еще дома застать. Наше руководство очень лояльно и дает возможность специалистам развиваться на стороне. Но дом, премьера – это приоритет, конечно. Он, кстати, тоже мой однокурсник.


Собранная Андреем Смирновым коллекция биноклей,
есть дореволюционные, иностранные, бинокли советского времени


Техника безопасности – это моя самая главная ответственность, с которой я ложусь и просыпаюсь. В этом плане меня восхищает Вахтанговский театр и его директор Кирилл Крок. На сцене и за сценой такая чистота, не увидишь брошенный проводок или незакрытый лючок. Я еще удивлялся, что в монтировочном цеху у них в штате две уборщицы. Поэтому все штанкеты, галерочки в такой чистоте, пылинки не увидишь. Крок говорит: «Это ваш дом, должно быть так же чисто». У нас нет уборщиц, мы стараемся сами.
Сейчас в нашем театре ставка на эксклюзивность, есть спектакли, на которые билет в первый ряд стоит 20 тысяч рублей, и они распродаются в первую очередь. Театр в наши сложные времена работает стабильно.

Оборудование
Очень важно, что мы выиграли войну с проколами потолка в историческом здании и с нижней механизацией. В то время у нас директором театра была Анна Гроголь, она отправила меня на выставку во Франкфурт, я нашел нижние станки, которые нам подходили. Мы понимали, сколько денег нам дадут на оборудование, и проект с автоматизированной нижней механизацией стоил бы в два раза дороже, чем выделили на всю стройку.

Нужно было найти компромиссный вариант – механизацию с ручным управлением и максимально простой конструкцией в эксплуатации. Я мыслил в сторону полной автономии. Поэтому у нас на пультах управления верхней механизации стоит отечественный софт, у них нет выхода в интернет, чтобы ничего не подцепить. За 4 года эксплуатации 1 или 2 раза пригласили программиста, который нам это устанавливал, чтобы кое- что скорректировать.




Пульты управления механикой по документам наши, а в начинке много иностранных компонентов.
Световое оборудование – Robe, светодиодное с театральным режимом работы, совершенно бесшумное. Должна быть абсолютная тишина, даже когда синхронно работают 40 голов. У нас даже системы вентиляции и кондиционирования имеют предварительные глушилки.

По свету приоритет за светодиодными приборами, хотя у нас нет ограничений по мощности, при реконструкции мы построили свою подстанцию, можем делиться и с соседями.
Используем и обычные прожекторы с лампой накаливания. Театры, конечно, от них не откажутся, их ни один диод не заменит, чтобы получить теплый нежный спектр.

Пульты Grand MA универсальные, удобные для нас, так как в театре проходят не только спектакли, но и корпоративные мероприятия, юбилеи, показы мод – все, что угодно. Работать на нем – получать эстетическое и технологическое удовольствие. Спроси десять художников по свету, уверен, что восемь выберут Grand MA. Когда к нам приходят студенты на экскурсию и видят наш аппарат, потом хотят попасть к нам на практику.
Звуковые микшеры Allen & Heaht, микрофонный парк Sennheiser.



Акустические системы LAcoustic серия Kiva – они хорошо выполняют все задачи нашей многофункциональной площадки. У всех цехов серверные были Apple, но поняли, что это не принципиально, частично перешли на винду.
Сколько бы мероприятий мы ни провели, все были довольны.
Нам грех жаловаться, у нас все хорошо. Хочется себе и другим пожелать хорошей драматургии, интересных режиссеров.


«Вредные советы». Фолк-рок-рэп-поп-фантазия для взрослеющих детей

Авторы Григорий Остер и Андрей Андерсен
Режиссер Андрей Андреев
Художник Мария Трегубова




«Лондонский треугольник»

Автор Александр Углов
Режиссеры Дмитрий Астрахан и Владимир Рубанов
Художник Анатолий Шубин
Звук Александр Иванов



«Толстого нет»

Режиссер Александр Созонов
Художник Лилия Хисматуллина
Художник по свету Нарек Туманян


Мюзикл «Необратимость»

Художественный руководитель постановки Яна Поплавская
Авторы спектакля
Екатерина Сергеева и Павел Дроздов
Хореограф-постановщик
Екатерина Сергеева



«Шинель/Пальто»

Музыкальная концепция
Дмитрий Хоронько
Хореография Светлана Кузянина
Видео Дмитрий Мартынов




«Авиатор»

Автор Евгений Водолазкин
Режиссер Алина Кушим
Художник Александра Дашевская
Художник-технолог
Ирина Дерябина
Художник по свету Тимур Саитов
Звукорежиссер Алексей Титов
Художник по видео
Дмитрий Мартынов
Звук Александр Иванов

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Новая серия радиосистем FBW A

Новая серия радиосистем FBW A

Компания FBW представляет серию A – профессиональные радиосистемы начального ценового сегмента с большим выбором приемников и передатчиков в диапазоне частот 512 – 620 МГц.
Все модели предлагают высокий уровень сервисных возможностей. Это 100 частотных каналов, наличие функции AutoScan, три уровня мощности передатчика 2/10/30 МВт, три уровня порога срабатывания шумоподавителя squelch.  Доступны два вида ручных радиомикрофонов A100HT и A101HT, отличающихся чувствительностью динамического капсюля.

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

Новая серия радиосистем FBW A

Новая серия радиосистем FBW A

Компания FBW представляет серию A – профессиональные радиосистемы начального ценового сегмента с большим выбором приемников и передатчиков в диапазоне частот 512 – 620 МГц.
Все модели предлагают высокий уровень сервисных возможностей. Это 100 частотных каналов, наличие функции AutoScan, три уровня мощности передатчика 2/10/30 МВт, три уровня порога срабатывания шумоподавителя squelch.  Доступны два вида ручных радиомикрофонов A100HT и A101HT, отличающихся чувствительностью динамического капсюля.

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Panasonic в Еврейском музее

Panasonic в Еврейском музее

Еврейский музей и центр толерантности открылся в 2012 году в здании Бахметьевского гаража, построенного по проекту архитекторов Константина Мельникова и Владимира Шухова. Когда этот памятник конструктивизма передали музею, он представлял собой практически развалины. После реставрации и оснащения его новейшим оборудованием Еврейский музей по праву считается самым высокотехнологичным музеем России.
О его оснащении нам рассказал его IT-директор Игорь Авидзба.

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Universal Acoustics  в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем  российского производства

Universal Acoustics в МХАТе имени Горького. Длительный тест акустических систем российского производства

Московский Художественный академический театр имени М. Горького – театр с большой историей. В ноябре прошлого (2022) года он открыл двери после полномасштабной реконструкции. Разумеется, модернизация затронула и систему звукоусиления. В ходе переоснащения известный российский производитель акустических систем Universal Acoustics получил возможность протестировать свою продукцию в режиме реальной театральной работы. На тест во МХАТ имени Горького были предоставлены линейные массивы T8, звуковые колонны Column 452, точечные источники X12 и сабвуферы T18B.

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Живой звук. РА для концертирующих музыкантов. Часть IX

Живой звук. РА для концертирующих музыкантов. Часть IX

Автоматизация и MIDI

В современных условиях приходится работать с большим количеством источников звука, что может вывести процесс управления из-под контроля. Автоматизация помогает снизить нагрузку на звукоинженера.
Как уже упоминалось ранее, система MIDI была стандартизирована в 1983 году. Суть MIDI заключается в том, что она позволяет приборам обмениваться между собой разнообразной информацией.


Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Николай Лукьянов: звукорежиссура – дело всей жизни

Меня зовут Николай Лукьянов, я профессиональный звукорежиссер. Родился и вырос в Риге, там и начался мой путь в музыке. Джаз/госпел/фанк/асид джаз/хард рок/рок оперы/ симфонические оркестры – в каких сферах я только не работал.
В 2010 году перебрался в Россию, где и продолжил свою профессиональную карьеру.
Примерно 6 лет работал с группой Tesla Boy, далее – с Triangle Sun, Guru Groove Foundation,
Mana Island, Horse Power Band. Резидент джазового клуба Алексея Козлова.
А сейчас я работаю с группой «Ночные Снайперы».

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных  в процессе коллективного творчества

Звуковой дизайн. Ряд звуковых событий, созданных в процессе коллективного творчества

Что вообще такое – звуковой дизайн, который и должен стать мощной частью выразительных средств современного театра? С этими вопросами мы обратились к звукоинженеру/саунд-дизайнеру Антону Фешину и театральному композитору, дирижеру, режиссеру и преподавателю ГИТИСа Артему Киму.

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Как сделать мюзикл, чтобы он стал лучшим

Звукорежиссер и саунд-продюсер Олег Чечик в профессии более тридцати лет.
В 2010 году, имея значительный опыт работы в студии и на концертах, он принял предложение Московского театра оперетты поработать над мюзиклом, потом взялся еще за один, затем за третий.
В результате один из них, «Монте-Кристо», в 2014 году был признан лучшим в мире, а другой, «Анна Каренина», был представлен не только в киноверсии, но и в виде уникального приложения.
«Шоу-Мастер» расспросил Олега о том, где и как он работает,
почему мюзиклы требуют особого подхода и в чем заключался его вклад в создание мюзиклов.
«

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Форум

Вопросы по Sunlite 2

15 ноября 2023 в 14:13 от OldSchoolDj

behringer x32

13 ноября 2023 в 21:23 от seregan1

high end DL2

9 ноября 2023 в 12:38 от shuryan

high end DL2

8 ноября 2023 в 19:48 от shuryan

Мастер класс по Qlab и Arena7

5 ноября 2023 в 10:53 от Gib

Заливка в RV908M32

4 ноября 2023 в 16:48 от MA121Hunter

Вакансия

4 ноября 2023 в 15:00 от valeracirk

Усилитель Ямаха. Подделка?

27 октября 2023 в 13:01 от OneGin

Stage4 bro spot 75

25 октября 2023 в 15:42 от alena xxx

Словарь

Шум

- любой сигнал, наличие которого нежелательно. В системах звукоусиления - свист, жужжание и так далее. В общем все то, что не имеет о...

Подробнее