Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Словарь

Заглушка

устройство, поставляемое вместе с программным обеспечением и ограничивающее его несанкционированное применение. Программный продукт не ра... Далее

Мы принимаем
Яндекс.Деньги

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света


Юлия Костерова, jkosterova@aol.com
www.juliakosterova.com
www.julyshredder.com

Фото: © Юлия Костерова

IMG_6969-3-2.jpgИмя Тони МакАлпайн (Tony MacAlpine) без преувеличения можно считать синонимом виртуозности и универсальности в современной музыке. Будь то гитара или клавишные, Тони одинаково великолепен в классике, джазе, фьюжн, хард-роке и металле. Американский гитарист-виртуоз. Многократный номинант на премию Grammy за свою 25-летнюю карьеру он спродюсировал, записал и аранжировал одиннадцать инструментальных сольных альбомов, четыре альбома с собственным джаз-фьюжн-проектом CAB, три альбома с прогрессив-рок-командой Planet X, а также участвовал как гитарист и клавишник на многих записях различных исполнителей.

Тони родился и вырос в Спрингфилде (Массачусетс), и с 5 до 17 лет обучался в консерватории Спрингфилда по классу фортепиано и скрипки, а в 12 лет первый раз взял в руки гитару. Публике Макалпайн был впервые представлен статьей в журнале Guitar Player в 1984 году, затем он становится ключевой фигурой в движении рок-виртуозов гитары 1980-х. Его дебютный альбом Edge of Insanity (1986) и следующий релиз Maximum Security (1987) признаны многими гитаристами как наиболее влиятельные гитарные пластинки. Тони записал гитару и клавиши в Edge of Insanity (с Билли Шиханом на басу и Стивом Смитом на барабанах), а для второго альбома исполнил все партии (за исключением ударных) самостоятельно, продемонстрировав свою уникальную музыкальность.

Тони продолжает успешную карьеру в 1990-х, развивая свое звучание и манеру игры, эксперементируя с джазом, фьюжн, блюзом и прогрессив-роком. Его восторженно встреченный критиками альбом Madness содержит трек «Albert’s Fat Sister», записанный с Брэнфордом Марсалисом и другими членами Tonight Show band. В конце 1990-х Тони вместе с Дереком Шериняном (Dream Theater, Билли Айдол) и Вирджилом Донати (Стив Вай, Скотт Хендерсон) создает прогрессив-рок команду Planet X, которая с тех пор регулярно концертирует по Америке и Европе. В 1999 году легенда бас-гитары Банни Брюнел (Чик Кориа, Херби Хэнкок) приглашает Макалпайна присоединиться к его фьюжн-проекту CAB с Деннисом Чемберсом (Джон Маклафлин, Карлос Сантана) на барабанах и клавишником Брайаном Огером (Тони Вильямс, Джими Хендрикс). Результатом стал выход одноименного альбома CAB и номинированного на премию Grammy альбом CAB2 в 2001 году. Два следующих альбома CAB сопровождались турами по Европе, Азии и России (недавно дискография CAB пополнилась двумя новыми альбомами: Theatre de Marionettes (2009) и Live on Sunset (2011) с Вирджилом Донати на ударных).

Вскоре после этого Тони был приглашен в группу своего приятеля Стива Вая (с басистом Билли Шиханом), где он играл и на гитаре, и на клавишных, часто переигрывая безумные соло Вая. Все это можно увидеть на концертных DVD: G3’03 Live in Denver и G3 Live in Tokyo и дважды платиновом DVD Live At The Astoria, London. Тони сопровождал Вая в турах в течение семи лет, выступая перед тысячными аудиториями.




Отметив 25-летие карьеры выпуском 11-го по счету сольного альбома «Tony MacAlpine», Тони за месяц объехал с туром Европу, не забыв и про Москву. Перед концертом мне удалось встретиться с Тони и расспросить о ходе работы над альбомом, его подходе к концертному звуку и планах на будущее.
Юлия Костерова: Тони, приятно видеть тебя в Москве. Tы уже почти месяц в Европе с туром в поддержку нового альбома. Расскажи, как проходит тур?
Тони МакАлпайн: График очень плотный, мы уже дали 27 концертов. Но это для нас нормальный режим.


Ю.К.: Твой новый альбом великолепен. Как тебе удалось добиться такого звучания?
T.M.: Альбом сводил Ульрих Уайлд (Ulrich Wild — Pantera, Limp Bizkit, Deftones и др.) — многократно номинированный на премию «Грэмми» рок-продюсер. Он хорошо поработал над моим альбомом, сделал звучание гитар по-настоящему «тяжелым» и заставил композиции «дышать».
Ю.К.: Почему выбор пал именно на Ульриха? Что тебе нравится в его подходе к сведению?
T.M.: Он делает миксы, которые становятся хитами. Я не свожу сам, я занимаюсь другими вещами. Но нужно еще постараться, чтобы получить такое плотное, тяжелое звучание в альбоме.
Ю.К.: Удалось ли поучаствовать в процессе сведения, может быть, позаимствовать что-нибудь из секретов мастера?
T.M.: Мы записали все треки в моей студии, барабаны Вирджил (Донати) и Марко (Миннеманн) писали в своих, а дальше — у каждого инженера сведения свои секретные «рецепты»...
Ю.К.: Интересно, Ульрих сейчас работает на консоли, как раньше, или «внутри системы» («in the box»)?
T.M.: Он мог бы, безусловно, он и сейчас работает на больших пультах, но это стоит совершенно других денег. Так что большинство проектов сейчас сводится «in the box». В любом случае он мастер своего дела. Этот альбом он сводил «in the box».
Ю.К.: Тони, с какими DAW ты работаешь? Pro Tools?
T.M.: Да, в основном Pro Tools. Правда, этот альбом, делали в Лоджике. Я начал писать в Logic Pro 9 и закончил тоже в Logic Pro 9. Я мог все сделать и в Pro Tools, но в этот раз так было проще для обмена файлами с Ульрихом.
Ю.К.: Как ты пишешь музыку? На гитаре или клавишных? У тебя классическое образование по классу фортепьяно, и на гитаре нет равных.
T.M.: Я просто слышу разные музыкальные идеи. Совершенно не важно, как они появляются. Я просто слышу и записываю их. Я могу ехать на мотоцикле и остановиться на обочине, чтобы напеть мелодию на телефон, а потом вернуться к ней в студии. В идеале, конечно, это фортепьяно или гитара, но это не главное, главное услышать и записать те идеи, которые приходят.
Ю.К.: Какие-то партии приходится программировать?
T.M.: Да, я использую программу, которая называется Superior Drummer фирмы Toontrack. Когда я пишу композицию, я делаю набросок партии ударных в программе, чтобы можно было легко вносить изменения. А когда композиция полностью продумана, приглашаю настоящего ударника. Так и в этот раз. На этом альбоме играют Марко Миннеманн и Вирджил Донати.
Ю.К.: Бас-гитару ты тоже сам писал?
T.M.: Да, я писал бас на многих альбомах, даже в группе играл на басу, но это не совсем мое.
Ю.К.: И на альбоме, и на концертах у тебя очень мощно звучат тяжелые риффы в унисон с басом. Ты используешь какую-то специальную обработку для гитары? Некоторые, например, ставят дополнительно басовые усилители. Ты делаешь что-нибудь подобное?

IMG_6946-1-2.jpgT.M.: Нет, никакой специальной обработки. Это все потому, что у меня восьмиструнная гитара. Восьмая струна дает очень тяжелые низы. Нижняя фа-диез получается почти на октаву ниже шестой струны ми. Прекрасно звучит. Очень полный звук, захватывает часть диапазона бас-гитары. У семиструнных — нижняя си на кварту ниже шестой струны ми.
Усилители, которые я использую в студии, — полностью ламповые Hughes & Kettner TriAmp. На сцене — Hughes & Kettner Coreblade. Они тоже полностью ламповые, но в них также встроены все эффекты. Так что мне больше не нужно возить с собой рэк обработки. Мы переезжаем с места на место, усилители ставят организаторы, а мы привозим USB-флешку с настройками, загружаем настройки в «голову», и готово! В результате на всех концертах у меня постоянное, стабильное качество звука. Это потрясающе. В усилитель встроено три независимых цифровых процессора эффектов. Есть параллельная/последовательная петля эффектов, но я ее не использую. Все необходимые эффекты уже встроены в усилитель. При этом звучание очень плотное, сфокусированное и прекрасно читается в миксе.                                                                                                                  

  С Hughes & Kettner Coreblade саундчек занял менее 5 минут

Ю.К.: Как ты отстраиваешь эквалайзер для восьмиструнной гитары?
T.M.: По-разному. Разные пресеты для разных ситуаций. Также многое зависит от помещения, так что приходится вносить какие-то изменения.
Ю.К.: Все твои гитары (Ibanez) — custom, сделаны в Калифорнии. Из каких пород дерева?
T.M.: Все — липы, палисандр, гриф cквозь корпус. Все просто и надежно.
Ю.К.: Ты используешь какие-нибудь педали?
T.M.: Педаль громкости и Wah — обе Ernie Ball, и еще пару педалей Voodoo Labs. Одна из них — Giggity — своего рода эксайтер, вторая Sparkle Drive MOD — не то чтобы я часто ее использовал, но она есть. Еще одна педаль — Source Audio MultiWave позволяет получить звук нужной окраски, добавляя гармоники к спектру сигнала. Но я не большой любитель педалей, ведь все уже есть в усилителе.

IMG_6995-6.jpg  IMG_6981-4-2.jpg
Нили Брош, Тони МакАлпайн,                                     Акилс Пристер, Бьорн Энглен
Акилс Пристер, Бьорн Энглен


Ю.К.: Программируешь переключение MIDI-пресетов в секвенсере или переключаешь сам в ходе концерта?
T.M.: Да, усилитель управляется по MIDI, но мне хватает моего переключателя пресетов — он тоже подключен по MIDI.
Ю.К.: Удобно! Особенно учитывая палитру звучаний, которую ты используешь в этом туре: и композиции из нового альбома, и суперхиты с Maximum Security, и Edge of Insanity. Давай вернемся на двадцать пять лет назад. Ты помнишь, как писался первый альбом Edge of Insanity? Может быть, какие-то интересные моменты, как ты начинал работь с Майком Варни (основатель Shrapnel Label Group).
T.M.: Я работал с Майком 15 лет! Да, я помню, мы записали этот альбом очень быстро. Тогда я познакомился с Билли Шиханом, и мы стали друзьями и прошли через множество проектов вместе. Да и сейчас работаем! В составе: я, Билли Шихан, Майк Портной и Дерек Шеринян... А тогда это была гонка для нас всех. Все записали за три дня! Я тогда встретил множество друзей на всю жизнь. Например, Стив Фонтано — великолепный звукорежиссер, мы с ним сделали огромное количество записей в студии в Сан-Франциско, точнее, чуть севернее Сан-Франциско. Тогда фактически началась моя студийная жизнь! Да, этот альбом очень быстро записали.
Ю.К.: А в какой студии писали, ты помнишь?
T.M.: Да, мы писали в Prairie Sun Recording Studios в Котати, штат Калифорния. Студия расположена на ранчо, довольно далеко от Лос-Анджедлеса, так что мы там жили все время, пока работали над альбомом. Очень быстро все записали, трекинг — всего пара дней, плюс множество овердабов.
IMG_7399-12.jpg
Ю.К.: А как проходила работа над новым альбомом?
T.M.: Совсем по-другому! Теперь у меня своя студия, можно спокойно работать над материалом в комфортной обстановке, не задумываясь об ограничениях бюджета. Даже не сравнить с тем, что было тогда! Когда я только переехал на Западное побережье, у меня уже были некоторые музыкальные идеи для альбома, но мы жили в маленькой съемной квартирке, где нельзя шуметь по ночам и т.д.
Ю.К.: Как ты предпочитаешь записывать гитары? Какие микрофоны используешь? DI или линейный выход усилителя?
T.M.: По-разному. Я люблю экспериментировать. Когда пишешь, нет какого-то единого правила. Если говорить о каком-то стандарте, то это SM57. А дальше все зависит от того, что ты пишешь, какой характер звука нужен. Если нужен конкретный характер звука, здесь начинаются варианты. Чтобы получить нужную мне окраску, я использовал много разных микрофонов, Neumann и д.р. в несколько слоев. Ищешь интересные решения, схемы, техники. Это не только и не столько выбор конкретных микрофонов, это еще их расположение, баланс, можно поэкспериментировать с фазой и т. д. — все в комплексе. Можно много всего придумать, что мы и делали в ходе работы над новым альбомом.
Ю.К.: Звучание гитар получилось очень мощным.
T.M.: Да, мы много работали над этим. Всего на альбом ушло около года. Гитары писали в моей домашней студии до тех пор, пока не остались полностью довольны звуком. Только потом отдали треки Ульриху Вайльду на сведение.
Ю.К.: Ты используешь плагины?
T.M.: Да конечно. Nomad Factory (Северная Калифорния) разработали для меня кое-какой софт. Полагаю, ты имеешь ввиду только гитарные плагины?
Ю.К.: Нет, все.... По секрету, в Москве я почти 10 лет занималась студийным оборудованием. Только никому не говори (шутка).
T.M.: Прикольно! Waves — много разных: Chris Lord-Alge, Tony Maserati. Все на Mac. Но нужно помнить: то, что мы записали в моей студии, еще не был окончательный продукт. Я сделал предварительный микс, определил характер звука, который мне хотелось бы получить, и отдал треки Ульриху Уальду. Он послушал демо и сделал окончательный микс. То, что на альбоме, — далеко не то, с чем я экспериментировал при помощи плагинов.
Но что-то осталось — результаты моих экспериментов с микрофонами, например. У Ульриха свое видение подачи гитар, и это здорово.
Ю.К.: Какой аутборд он использовал?
T.M.: Я видел у него неплохой комплект в рэке: TubeTech, несколько приборов Pultec, LA2A,1176 — весь стандартный набор, но чтобы видеть, что конкретно он делает, нужно там находиться 24 часа 7 дней в неделю. Недавно был случай с одним моим знакомым продюсером ... В ЛА я много работаю с различным исполнителями, в том числе R&B. Например, с одной певицей мы только что закончили альбом — кросс-микс на английском и испанском, всего 22 песни на аглийском и все 22 песни на испанском. Это был интересный проект. Мы писали в моей студии в Пасадене. По соседству живет один именитый продюсер, и мы пошли в его студию взять кое-какие микрофоны и т.д. Я тогда спросил его в надежде подучиться, узнать какие-то секреты: «Можно я посижу с тобой в студии в качестве второго инженера?» — «Нет! Но ты можешь зайти и послушать, когда я закончу». Ульрих Уальд, на самом деле, несколько раз звонил мне, и говорил: «А ты пробовал сделать так-то и так-то», до подробностей, конечно, дело не доходило, но мы постоянно были в контакте.
Ю.К.: Ты часто используешь автоматизацию при сведении?
T.M.: Да. Я записываю по большей части танцевальную музыку, хип-хоп, поп-музыку. Я свожу «внутри системы» («in the box» ), и в любом случае без автоматизации не обойтись.
Ю.К.: Тони, что бы ты посоветовал гитаристам, которые пытаются записываться и выпускать альбомы в домашних условиях? Не секрет, что тот или иной комплект для записи сейчас есть практически у каждого.
T.M.: Я бы порекомендовал, чтобы они этого не делали, хотя, наверное, это никого не остановит. На мой взгляд, это проблема для музыкальной индустрии: каждый считает себя звукоинженером, не имея специальной подготовки. Они думают, что смогут все записать дома. Но даже если смогут, то не смогут. Я почти 28 лет записываюсь и в качестве приглашенного музыканта, и пишу свои альбомы. Дело же не в том, чтобы записать, а как записать. Необходима тон-студия с правильной акустикой, просчитанной, выверенной. Нужно понимать, что ты делаешь и как получить нужное качество звучания. Все не так просто, нужно действительно быть инженером. Так что совет, который я бы дал, тот же, что в свое время дал мне Стив (Вай): пройти курс по звукозаписи и понять, действительно ли ты хочешь этим заниматься сам. Это не просто услышать и сыграть или услышать и сделать так же. Очень грустно было наблюдать, как закрывалось большое количество прекрасных студий. Все пытаются писать альбомы в гаражах, и в итоге эти альбомы звучат, как из гаража. Именно поэтому я бы не стал писать и сводить все в своей студии, хотя это далеко не гараж. Кто-нибудь может спросить: по- чему? Потому что я не хочу брать на себя ответственность за выпуск плохого альбома.
Так что я бы порекомендовал пройти курс по звукозаписи. Хотя вряд ли кто прислушается. Мы живем в постоянно ускоряющемся темпе, все все хотят быстро, моментально. Интернет, youtube, текстовые сообщения.... Можно, конечно, использовать что-нибудь типа плагина EzMix (Toontrack), но это несерьезно. Несколько альбомов я записал с Саймоном Филлипсом. Он сводил пару альбомов Planet X. Уникальный продюсер старой школы со своим подходом к работе. Большая аналоговая консоль API, раритетное оборудование.
Ю.К.: И все это слышно на записи!
T.M.: Да, все это слышно на записи! Только, к сожалению, не все в состоянии это оценить, так как большинство слушает mp3, скачанные из Интернета, через низкокачественные наушники.

Ю.К.: Европейская часть тура подошла к концу. Что в планах?
T.M.: У нас запланировано несколько концертов с CAB с Банни Брюнелем, и у нас большой проект с Майком Портным, Дереком Ше- риняном и Билли Шиханом. С моей сегодняшней командой едем в Австралию и Южную Америку. Множество проектов, практически всегда занят.
Ю.К.: Как обстоят дела с Planet X?
T.M.: Дерек и так уже в одном проекте со мной, Майком и Билли, плюс он еще играет с Билли Айдолом. У него тоже мало времени.
Ю.К.: Есть ли в планах альбом с Майком Портным, Дереком Шериняном и Билли Шиханом?
T.M.: Да, скоро выйдет DVD.
Ю.К.:Ждать ли от вас новых композиций в таком составе?
T.M.: В данный момент мы просто кавер-группа, играем композиции всех участников проекта. Майк пока хочет оставить этот проект именно на таком уровне, так что для меня это просто джем в свое удовольствие.
Ю.К.: Ваш концерт на NAMM был великолепен!
T.M.: Да, мы прокатимся с небольшим туром, прежде чем писаться. Майк задействован в тысячах разных проектов. Сложно сейчас что-то запланировать. Все идет как идет. Далее по списку мой сольный альбом. У меня уже есть несколько тем, нужно вернуться в студию, послушать, поиграть и посмотреть, что из этого получится. Я постепенно ухожу от клавишных. В этом альбоме их нет, и, думаю, продолжу двигаться в этом же направлении. Будет еще больше восьми- и семиструнных гитар. Помимо всего этого я недавно записал соло на новом альбоме Джеффа Лумиса, так что, надеюсь, мы сделаем небольшой гитарный тур вместе — я и он.
Ю.К.: Новый альбом CAB?
T.M.: Вряд ли, хотя все валят на меня, что я все время занят, но все ребята высоко востребованы. Банни задействован в огромном количестве проектов. Хотя запланирован небольшой тур по Европе, кажется, в сентябре.
Ю.К.: В Москву заедете?
T.M.: Не знаю. К вам не так-то просто приехать... Визы и все такое.
Ю.К.: Да, ты практически все время в турах, а это требует времени. О времени... Когда ты успеваешь работать над новым материалом? Удается ли писать в дороге?
T.M.: Нет, да я и не пытаюсь. Для творчества мне нужна спокойная, комфортная размеренная обстановка. Когда вернусь — сразу в студию. Практически никто из тех, кого я знаю, не пишет в турах. Слишком много всего вокруг происходит. Хочется прогуляться, увидеть новые города, просто посидеть в пабе. Да и график тура очень плотный: каждый день — новый город. Хорошо, что не нужно беспокоиться о гитарном звуке.
Ю.К.: Да, с таким аппаратом вы серьезно облегчили себе жизнь!
T.M.: Coreblade — легендарный усилитель. Он впереди своего времени. У него есть вся необходимая обработка, она встроена в усилитель. И даже если нет возможности возить с собой «голову», все настройки можно сохранить на USB-флешку и на месте залить в другую «голову». При этом все настройки и качество звука будут на постоянно высоком уровне от концерта к концерту.
Ю.К.: Каковы впечатления от обкатки аппарата в туре? Тебе нравится, как он звучит в миксе с полным составом, мощными ударными и басом?
T.M.: У Coreblade несколько иной характер звучания, чем у TriAmp, который я использую в студии, так как Coreblade ориентирован на концертную работу. У него звучание более сфокусированное. Он прекрасно прорезает микс.
Ю.К.: Как давно ты работаешь с Hughes & Kettner?
T.M.: С конца 1980-х.
Ю.К.: Больше 20 лет!
T.M.: О да! Я помню, как играл через «голову» Attax 100, потом у меня был компьютеризированный преамп Aсcess с их же оконечным усилителем — с золочеными контактами и т.д.
Ю.К.: Тебе нравится тестировать новое оборудование или тебя полностью устраивает то, что у тебя есть сейчас?
T.M.: Я не люблю музыкальные магазины, да и выставки тоже. Вообще удивительно, что прошелся по NAMM в этот раз. Очень много всего, много действительно хорошего оборудования, но есть и не очень. Никто же не скажет, что то, что они продают, никуда не годится. Я не большой любитель пробовать все, что там выставляют, часто не понимая, зачем нужен тот или иной девайс. Очень утомляет. Но мне нравится, когда мне присылают на тестирование некоторые новинки или кто-нибудь из коллег показывает что-нибудь новенькое из оборудования или интересный звук.
На рынке сейчас большая конкуренция, очень большой выбор, много хорошего оборудования. Вопрос в том, что нужно именно тебе, для твоей музыки, твоих задач. А еще нужно думать об огромном количестве составляющих. Транспортировка, например. Возить с собой пару «голов» и рэки с обработкой достаточно дорого, может вылиться в несколько тысяч долларов. Пришлось бы нанимать Rock-it-cargo или другого спецперевозчика. С Hughes & Kettner Coreblade все, что я вожу, помимо гитар — флешка с настройками. При этом я всегда уверен в качестве звука!
Ю.К.: Спасибо за интервью, Тони. С нетерпением ждем новый альбом!
T.M.: Спасибо, Джулия, был рад снова тебя видеть. Удачи с твоим альбомом. Увидимся в Лос-Анджелесе.

Интервью с Тони МакАлпайном можно посмотреть на youtube.


Концерт прошел на одном дыхании: прекрасно срежиссированное шоу из композиций дебютного сольного альбома «Edge Of Insanity» и нового «Tony Macalpine», высокопрофессиональная команда (Акилс Пристер — ударные (также «Ангра»), Нили Брош — гитара, Бьорн Энглен — бас (также «Ингви Мальмстин»), и виртуозность Тони захватили публику с первых нот и «держали» еще долго после окончания концерта. В ходе концерта Тони несколько раз садился за клавишные, а его гитара сражала безграничными возможностями звучания: от тяжелых ультранизких риффов до прозрачнейшего чистого звука и искрометных соло, в которых, несмотря на скорость и мощную ритм-секцию, отчетливо читалась каждая нота. Приятно удивил и звук в недавно открывшемся после реконструкции зале «Москва» — комплимент компании АrtStage.

IMG_6952-2-2.jpg

Юлия Костерова — гитарист, композитор. В настоящее время готовит к выходу альбом, записанный в Лос-Анджелесе в сотрудничестве с известными американскими рок и фьюжн музыкантами.
Имея за плечами 10-летний опыт работы в сфере PR, маркетинга и дистрибьюции студийного оборудования, а также широкий спектр контактов в мировой музыкальной индустрии, сотрудничает с печатными и веб-изданиями в качестве фотографа, писателя, внештатного корреспондента.