Сценический дизайн в России. Интервью с художниками-постановщиками Алексеем Усановым и Александром Полховым


Екатерина Каширихина
www.tds-pro.com


Алексей Усанов.jpg   Александр Полхов.jpg
Алексей Усанов                                                                    Александр Полхов

Сценический дизайнер — новая и редкая для России профессия. Как вы к ней пришли?
Алексей Усанов: Я начал заниматься дизайном совершенно случайно. По образованию я живописец. Но так как живопись сама по себе сегодня мало кому нужна (по крайней мере в таких объемах, чтобы обеспечить достойную жизнь семье), я стал развиваться в других сферах. Начинал как раскадровщик рекламных роликов. Затем я оказался в ивент-агентстве, где меня стали привлекать к разработке декораций.

После я уже попал в большую декорационную компанию «Фабрика-Арт», где проработал 5 лет. В течение первого же месяца я умудрился вырасти от простого дизайнера до художника-постановщика. Секрет моего стремительного роста был в том, что коллеги художники-постановщики зачастую не умели рисовать. А я умел делать это красиво, что и позволило мне успешно работать на данном поприще.

Александр Полхов: Я тоже попал в эту сферу случайно. Сначала был графическим дизайнером, занимался созданием рекламной продукции. Потом для одного из проектов возникла необходимость визуализировать стеллу в 3D. И я влюбился в трехмерное изображение. Начал искать сферы деятельности, где можно применить навыки моделирования и визуализации более масштабно. И совершенно случайно нашел компанию TDS, которая занимается сценическим дизайном и комплексным техническим обеспечением мероприятий. Отправил им резюме. И руководитель TDS Константин Герасимов сказал: «Давай попробуем».

Первым моим проектом стало ТВ-шоу «Кто кого на кухне» на СТС. Я был в восторге от того, как все происходит. Начал очень быстро всему учиться. И уже через пару месяцев приступил к работе над декорациями для чемпионата мира по киокусинкай-карате 2015, который проходил в Хабаровске. Так как работа была на генподряде и мы осуществляли полный технический продакшн, мне надо было очень быстро во все вникнуть, понять, как какие службы работают, где свет/звук/лаер, как это все собирается и строится. Три месяца шла подготовка проекта, и я очень быстро впитал всю информацию.

Чемпионат мира по киокусинкай-карате 2015, Хабаровск Дизайн и 3D-визуализация — Александр Полхов.jpg

Чемпионат мира по киокусинкай-карате 2015, Хабаровск
Дизайн и 3D-визуализация — Александр Полхов


Сценическому дизайну как таковому нигде не обучают. Есть факультеты сценографии в ГИТИСе, МХАТе и Британской Высшей школе дизайна. Но все они посвящены театру. Насколько такого рода образование важно для тех, кто занимается дизайном в шоу-индустрии?
Алексей Усанов: Наша деятельность отличается от классической театральной сценографии и больше связана с архитектурой. Я сталкивался с тем, что людям с театральным образованием сложно работать на культурно-массовом мероприятии. Их учат работать с зеркалом сцены — ограниченным пространством, — и внутри него реализовывать художественную задачу режиссера.

В нашем же деле нужно создать самодостаточную сцену и вписать ее в окружающую среду. Зачастую не так важно, что будет происходить на сцене, сама площадка должна выглядеть как арт-объект.
У нас в стране этому не учат. Нет ни специализированных учебных заведений, да и специалистов не много. Мне повезло встретить человека, у которого я многому научился: это Георгий Викторович Зыков. Мы с ним познакомились в «Фабрике-Арт» и он стал моим начальником. Георгий Викторович — художник, его отец был режиссером, который еще в советское время делал спектакли.

Александр Полхов:
А я уже учусь у Алексея. Наша школа — в бою, на работе. Перенимаем опыт у старших. И у Георгия Зыкова мне, кстати, тоже посчастливилось поучиться.

Если бы вы открыли свой курс сценического дизайна, каким дисциплинам учили бы? Что важно знать, чтобы быть настоящим профессионалом в этой области?
Алексей Усанов:
Важна базовая художественная подготовка, потому что ее очень не хватает. Она дает понимание стиля, гармонии, композиции. Я не владею 3D-программами. В свое время пытался освоить 3Ds Max, но понял, что руками я делаю гораздо быстрее. А в нашем деле все определяют сроки. Надо все быстро и сразу, времени на раскачку нет. Людей, владеющих 3Ds Max, всегда было много. Это исполнители. А я могу на бумаге создать 3D. Голова у меня пространственно соображает.
Александр Полхов: Я бы добавил: чтобы стать профессионалом в этой области, надо пахать!

Следите ли вы за новыми сценическими технологиями? Стремитесь ли их интегрировать в свои декорации?
Алексей Усанов: Есть современные технологии, а есть те, которыми располагают подрядчики в нашей стране. Поэтому приходится работать с тем, что есть. С технологиями, которые уже отлажены и обкатаны. Внедрение новых технологий — это всегда дорого, а наши заказчики редко выделяют на это деньги.

Александр Полхов: Но иногда это все-таки удается сделать. Всегда хочется привнести что-то новое. Понятно, что за технологиями не угонишься, каждый год появляется новое сценическое оборудование, возможности производства становятся все шире. Но у нас в России это особенно сложно из-за менталитета, здесь не любят сложности и предпочитают работать по накатанной схеме.

Алексей Усанов: Дело не в менталитете, а банально в деньгах. У нас в стране, особенно если брать концерты, деньги на декорации никто тратить не хочет. Есть сумма, которая должна окупаться. Есть технологии, которые работают и всех устраивают.
Я в 2016-2017 годах поработал с американцами. После того как мы сделали сцену для «Alfa Future People», нас заметили и пригласили работать над фестивалем электронной музыки «Electric Daisy Carnival» в Лас-Вегасе.

Я нарисовал концепт сцены, и американцам понравилось. Поехали с коллегами в Голландию в ивент-агентство, которое работало над проектом. Посмотрели, как работают наши зарубежные коллеги, узнали много нового. Например, там никто не делает сложные конструкции из пенопласта на лаере, как мы делали, к примеру, на фестивале «Alfa Future People». На «Electric Daisy Carnival» львиная доля декораций была надувная.

Я много раз пытался внедрить эту технологию в России, но это не находило отклика у заказчика. Нет спроса — нет и предложения. Отличается в корне сам подход к концертной деятельности. У них все концерты — туровые. У нас же нет площадок, кроме Москвы и Петербурга, где можно собрать серьезную аудиторию. И если готовится концертный тур для отечественных исполнителей, то для Москвы создаются декорации. А когда едут по стране, все заканчивается жеваным баннером на люверсах.
Так, например, с «Alfa Future People»: нет смысла делать новаторские декорации ради одного мероприятия, так как все это ломается и забывается.

А в рамках «Electric Daisy Carnival» проходит сначала крупное мероприятие в Лас-Вегасе, которое по декорациям совершенно не окупается. Но потом эти же декорации едут вместе с фестивалем по другим штатам и городам, — всего проходит примерно 12 мероприятий.
И в таких проектах очень важна скорость и легкость монтажа. Сама надувная декорация изначально дороже в изготовлении, но на монтаже удается существенно сэкономить: привез декорацию на место, подключил компрессор, повесил на простой конструктив и за полчаса надул.

И хотя сама технология простая, в мире всего пара компаний, которые производят такие надувные фигуры. Есть голландская AirWorks: они делали декорации для Олимпиады в Сочи (головы Рабочего и Колхозницы). Это крошечная контора с небольшим ангаром на 300 метров, которая шьет на весь мир.

Александр Полхов: На самом деле, у этой технологии есть одна сложность: грамотный раскрой ткани. Здесь нужна точная 3D-модель, впрочем, как и для любого другого материала. Даже странно, почему мы так обширно не используем эту технологию, как за рубежом. Было много попыток внедрить надувные декорации, но получали отказ.

edc-1.jpg  

edc-4.jpg

edc-2016.jpg

Electric Daisy Carnival 2016, Las Vegas
Дизайн – Алексей Усанов, проработка элементов – Александр Полхов


Чем клиенты объясняют отказы?
Александр Полхов:
Люди не верят, что в России можно сделать так же красиво и качественно.
Алексей Усанов: Это наша черта: считать, что  «нет пророка в своем Отечестве».
Заказчикам в России кажется, что за рубежом сделают лучше. Но я вас уверяю: это не так. И наши художники, и наши компании при должной подготовке могут выдавать достойное качество.
Просто внедрение новых технологий требует затрат, которые никто нести не хочет. Не хотят вкладываться, проще работать по накатанным клише, чем экспериментировать.
Плюс на это нет ни временных, ни человеческих ресурсов. Нужно, чтобы люди потратили время, а у нас его нет на пробы и ошибки.

Александр, у тебя был опыт работы с иностранными заказчиками?
Александр Полхов: Да, я работал вместе с Алексеем над Electric Daisy Carnival, моделировал сцену. Там действительно все было иначе, даже с точки зрения технической подготовки. Был другой конструктив, который мы проектировали с учетом сильных ветровых нагрузок. Декорации должны были делиться, чтобы влезть в фуру.
Еще делали сцену к 20-летию Астаны. Там тоже было немного иначе, но, скорее, в худшую сторону.

Алексей Усанов: Это был очень интересный опыт. Мы придумали замечательную сцену в виде беркута. Саша целую неделю кропотливо моделировал голову беркута, чтобы потом на производстве могли все сделать точно по размерам. В итоге декораторы из Казахстана выпилили этого беркута топором из цельного куска пенопласта, — и получился попугай. Они накрыли голову черной балаклавой, чтобы никто ее до мероприятия не увидел. А потом нас ждал сюрприз.
Александр Полхов: Мы готовили модель очень детально и качественно. До миллиметра выверяли все размеры. И так было не только с головой, а со всей сценой, но на производстве сделали все по-своему.

-2.jpg

-4.jpg

-1.jpg

-7.jpg

Концерт к 20-летию Астаны. Концепция и эскиз — Алексей Усанов,
3D-визуализации и ведение дизайн-части проекта — Александр Полхов


К вам прислушиваются при выборе подрядчиков по изготовлению декораций?
Александр Полхов: Иногда просят порекомендовать. Но чаще люди, которые обращаются за дизайном, уже с этой индустрией работали и получили представление о декорационных компаниях. И они полагаются на свой опыт.

Можете ли вы выделить направление шоу-индустрии, которое сейчас наиболее активно развивается и где требуется креативный сценический дизайн? Телевидение, концерты, корпоративные мероприятия? Где больше свободы и творчества?
Алексей Усанов:
Везде хватает поля для творчества. Зачастую в каких-то частных мероприятиях гораздо больше денег на декорации, чем на концертах. Потому что концерт — коммерческий проект, где должна быть выгода. А на свадьбе, где происходит «слияние капиталов», на выгоду никто не рассчитывает.

Когда я работал на «Фабрике-Арт», 90% мероприятий составляли банкеты, свадьбы, корпоративы. Все наши крупные компании любили красиво отдохнуть, и там были высокобюджетные проекты по сравнению с тем, что делаю сейчас.
Хотя, когда денег мало, как раз приходится включать голову.

С чего начинается ваша работа над проектом? Ищете примеры, референсы?
Алексей Усанов: Опыт коллег никто не отменял. По крайней мере стоит посмотреть, что где было и как делать точно не нужно. Идешь от обратного в первую очередь. Я считаю дурным тоном повторять чужой дизайн, но посмотреть какие-то подходы, нюансы можно. А затем переиграть это все, сделать свои фишки. Инструменты-то у всех одни и те же. Как и у художников есть краски, холст, кисточки. Но люди умудряются делать разное.

Какие инструменты, технологии, материалы представляют для вас наибольший интерес?
Александр Полхов:
Мне нравится работать с пенопластом, делать объемные фигуры, которые принимают на себя свет. Именно из пенопласта мы сделали девушек-роботов для фестивалей «Alfa Future People» в 2016 и 2017 годах.
Такие фигуры могут изменять свой образ в зависимости от того, как на них посветить. И это не просто картинка на экране, это объемная, живая декорация, которую можно пощупать , которая ведет себя по-разному в рамках одного мероприятия.

Мне бы хотелось, чтобы в декорациях было больше объемных элементов. А то мы уходим от настоящих объектов в виртуальные, заменяем их экранами, проекционными сетками и прочим. И декорации как таковые себя изживают.

Алексей Усанов: Я очень спокойно отношусь к материалам и технологиям. Задача состоит в том, чтобы сделать красивую картинку, а будет ли это напечатано на баннере или это будет контент на экране, объемная или плоская вещь – не столь принципиально. Все зависит от того, сколько на это готовы потратить заказчики.
А что касается пенопласта, за рубежом с ним уже не работает никто. Все большие мероприятия типа Tomorrowland используют надувные конструкции.

afp2017_1.jpg

Alfa2017-1.jpg

Alfa2017-4.jpg

«Alfa Future People 2017».  Дизайн сцены — Алексей Усанов,
3D-визуализация и проработка отдельных элементов – Александр Полхов, Антон Нуреев,
Андрей Касьянов, Алексей Митус

Есть то, что вас удивляло, вдохновляло в последнее время?
Алексей Усанов:
Меня впечатлило то, как в США все службы работают вместе. Декораторы, специалисты по свету, звуку, видео, пиротехнике – все работают как единый механизм. У нас же зачастую специалисты друг с другом не контактируют. Каждый делает, что хочет. И это связано даже не с нежеланием, а с тем, что нет времени.

Александр Полхов: Я рад, что в TDS работа основана как раз на таком принципе. Мы работаем командно на всех этапах проекта. Это действительно делает работу гораздо более эффективной и комфортной, и результат получается качественнее.

А что касается вдохновения… Недавно я познакомился с работами Джона Эдмарка – преподавателя дизайна в Стэнфордском университете, изобретателя, художника. Джон создает трехмерные кинетические скульптуры, которые в статике выглядят обычными, но при вращении под стробоскопическим светом порождают разнообразные оптические иллюзии.
Секрет этих фигур в том, что они вращаются по «золотому сечению» — тому же соотношению, которое природа использует для создания спиральных узоров на сосновых шишках, ананасах, подсолнухах и прочем.

Скорость вращения и частота стробирования синхронизированы: одна вспышка проходит каждый раз, когда фигура поворачивается на 137,5º. В результате создается ощущение, что фигуры разнообразно движутся, трансформируются.

Меня очень вдохновили работы Джона, я даже связался с ним, чтобы узнать детали того, как он создает свои скульптуры. У меня появилась идея использовать такую фигуру в декорациях для какого-нибудь проекта.
Я хочу подсветить ее с помощью пиксельной светодиодной ленты, тогда при вращении получится особенно интересный эффект.

-17--1.jpg

Alfa2017-4c.jpg

Alfa2017-90c.jpg

Alfa2017-5.jpg

«Alfa Future People 2017».  Дизайн сцены — Алексей Усанов,
3D-визуализация и проработка отдельных элементов – Александр Полхов, Антон Нуреев,
Андрей Касьянов, Алексей Митус


Вы хотели бы освоить какую-нибудь смежную профессию?
Алексей Усанов:
Я приведу пример с многофункциональным устройством, которое много чего умеет, но мало что делает хорошо. Я за разделению труда.

Александр Полхов: Я согласен. По образованию я фототехник, немного в детской художественной школе научился азам рисования от руки. Мне это помогает в работе. Я понимаю, как работает свет. Но все-таки человек должен быть специалистом в своей области. Нужно развиваться, знать оборудование, понимать, как работают другие службы. Мы ведь готовим для них площадку. Но лучше не осваивать новую профессию, а развиваться в своей специальности бесконечно долго. Тогда перед самим собой не будет стыдно, что ты там нахватался, тут нахватался, но конкретно не разбираешься ни в чем.

-2016-66.jpg

Alfa2016-68.jpg

_2016e.jpg

«Alfa Future People» 2016.
Дизайн сцены – Алексей Усанов, 3D-визуализация и проработка отдельных элементов –
Александр Полхов, Антон Нуреев, Андрей Касьянов,
Руслан Рудаметкин, Алексей Митус


Есть проект, которым вы особенно гордитесь?
Александр Полхов:
Мне приятно вспоминать «Alfa Future People 2016». Это мой дебютный фестиваль. Я впервые столкнулся с таким масштабным мероприятием. Я был и дизайнером, и визуализатором. У нас была большая команда, мы все работали под чутким руководством Алексея. Он мой учитель, и это очень здорово. Он действительно понимает все гораздо раньше, чем до меня бы дошло.

Алексей Усанов: «Alfa Future People» был очень сложный проект. Я придумал общую композицию. Но сцена была огромной и с большим количеством мелочей, которые надо было продумывать. Поэтому работы хватило всем.

Александр Полхов: Здорово работать командно, дополняя друг друга. И самое главное — не бояться экспериментировать. Тогда точно получаются проекты, которыми можно гордиться.

LooptopiaOl.jpg

Looptopia_n.jpg

«Looptopia Music Festival 2018»,
Тайбэй, Тайвань
Дизайн и эскизы – Алексей Усанов


СохранитьСохранитьСохранитьСохранитьСохранить

Panasonic
pdf "Шоумастера" № 4 2018 (95)

pdf "Шоумастера" № 4 2018 (95)


Panasonic и музей РЖД

Владимир Дунькович: Системы управления сценической механикой.

Синхронизация. Новый уровень шоу. OSC для шоу

Максим Коротков о реалиях с MAX \ MAX Productions

Константин Герасимов: дизайн — это технологии

Алексей Белов: Главный в нашем клубе — музыкант

Роберт Бойм: Я благодарен Москве и России — мою работу тут слушают и понимают




pdf "Шоумастера" № 3 2018 (94)

pdf "Шоумастера" № 3 2018 (94)


Четыре концерта с одной консоли в Мюнхенской филармонии Гаштайг

20 лет Universal Acoustics: история с продолжением

Беспроводные решения Astera на российском рынке

OKNO-AUDIO и семь стадионов

Илья Лукашев о звукорежиссуре

Simple Way Ground Safety — безопасность на сцене

Александр Фадеев: путь начинающего художника по свету

Что такое райдер и как его составлять

Дурацкий способ обработать бочку

pdf "Шоумастера" № 2 2018

pdf "Шоумастера" № 2 2018

Скачивайте pdf-версию"Шоумастера" № 2 2018 (93)!

 

Panasonic в Еврейском музее и центре толерантности

Концерты «БИ-2» с оркестром: передвижная готика

Дмитрий Кудинов: счастливый профессионал

Звукорежиссеры Владислав Чередниченко и Лев Ребрин

Свет в туре Ивана Дорна «OTD»

Шоу Ани Лорак «Дива»: Илья Пиотровский, Александр Манзенко, Роман Вакулюк,

Андрей Шилов. Прокат как бизнес

 

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Большой сет «Маленького человека»

Большой сет «Маленького человека»

Всему, что знаю, я научился самостоятельно. Читал, наблюдал, пробовал, экспериментировал, совершал ошибки, переделывал заново. Никто меня не учил. В то время в Литве не было никаких специальных учебных заведений, в которых обучали бы работе со световым оборудованием. Вообще, я считаю, что научиться этому нельзя. Чтобы стать художником по свету, нужно иметь что-то такое «внутри» изначально. Можно научиться работать с пультом, программированию, можно выучить все технические характеристики, но вот научиться творить нельзя.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Борьба не за жизнь, а за звук. Как устранить помехи и наводки в звуковых трактах

Борьба не за жизнь, а за звук. Как устранить помехи и наводки в звуковых трактах

Одной из существенных проблем, с которой сталкиваются звукорежиссеры и инженеры, — это всевозможные помехи и наводки, возникающие в условиях студий и концертных площадок. Опишу самые распространенные механизмы их возникновения и методы борьбы с ними.

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Форум

Словарь

Преобразователь

(converter) - любое оборудование, осуществляющее преобразование энергии из одного вида в другой (например, микрофоны, динамики)

Подробнее