Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Словарь

Dump Request

- сигнал специального запроса принимающего прибора на посыл сообщения System Exclusive

Мы принимаем
Яндекс.Деньги

Разговор обо всем на свете с Антоном Кондратьевым


Давид Мисакян 


Антон Кондратьев, «Аврора-продакшн»

Антон Кондратьев, «Аврора-продакшн»: 
«Мы делаем по 150 мероприятий в месяц». 


16 июля, город Санкт-Петербург, погода так себе — солнечно, но прохладно. Мы прогуливаемся по территории фестиваля VK Fest с Антоном Кондратьевым. Вокруг многолюдно и шумно. Антона периодически вызывают по двум разным рациям, ему приходится решать оперативные вопросы. 

В моменты, когда мы оказываемся в относительной тишине и его не перебивают, я успеваю задать ему свои вопросы обо всем на свете. Антон в моем представлении — настоящий фирмач. Дизайнер с крепким техническим стержнем и убедительным художественным вкусом. Я хочу, чтобы он рассказал о себе чуть больше, чем о своей блестящей работе в группе Iowa. 

VKFest-c.jpg


VK Fest 
Д. М.: Антон, где мы находимся и что тут, черт возьми, происходит? 
А. К.: Мы находимся на фестивале VK Fest 2017, здесь происходит фестиваль всего на свете, вот сейчас мы проходим выставку автомобилей. В принципе это не музыкальный фестиваль, а что-то подобие ярмарки. Крупные сообщества ВК здесь организуют свои зоны. Музыка занимает не самую большую часть, она представлена тремя сценами – двумя живыми и одной диджейской. Делают все это компании ВК и «Радио Рекорд». 

Д. М.: По-моему, так выглядят фестивали на Западе, похожие на ярмарки, с аттракционами. 
А. К.: В целом да. Но на Западе все равно делают акцент на музыку, а мы – на все сразу. 
Д. М.: Главный вопрос фестивального сезона 2017, Антон: почему здесь, в Санкт-Петербурге, где и так не самое стабильное лето, не утонуло все в грязи, как на других фестах? 

А. К.: Тонуло на этапе монтажа, сейчас все высушили, к тому же здесь пляж и песчаная почва. 
Д. М.: А какова твоя роль во всем этом? 
А. К.: Я отвечаю за продакшн-менеджмент: все, что связано с техническими райдерами артистов. На фестивале VK Fest 2017 технической стороной занимаются два человека, я и Стас Тонких – технический директор «Радио Рекорд». Я взял на себя музыку и музыкантов, а Стас – вопросы электричества и вопросы строительства железа. 

Д. М.: Были ли какие-то сложности? Почему так легко обо всем этом говоришь? 
А. К.: Поспал полтора часа, чувствую себя человеком. Это самое продолжительное время моего сна за последний месяц. Сейчас уже все более стабильно. Мы с тобой встречаемся в третий раз на этом фестивале. Первый был просто адом, нас подвела погода, весь монтаж и в первый день лил дождь, а поскольку таких фестивалей в России мало, от недостатка опыта вылезали проблемы, которых теперь избегаем. 

Например, в прошлом году танцевальная сцена с диджеями «Радио Рекорд» стояла напротив Белой живой и они мешали друг другу. На второй день фестиваля на живую сцену вышла группа «Оса» и начала играть свой тихий неторопливый рэп, а на второй сцене довольно громко звучал диджей Цветков. 

А так какие сложности? 52 технических райдера прочитать, световые, звуковые и еще какие-нибудь. Еще, например, незадолго до мероприятия мы поняли, что компания «Еврошоу» работает на EXPO 2017 в Астане и не поддержит нас оборудованием. За неделю до мероприятия нам пришлось искать колонки на главную сцену и пересогласовывать все технические райдеры. 

VKFest.jpg


Д. М.: Во сколько начинается твой рабочий день в эти фестивальные дни? 
А. К.: Сегодня начался в 5.30, а закончился в 3.30. 
Д. М.: Когда начинается подготовка к фесту? 
А. К.: Подготовка на бумаге начинается примерно с января, а монтаж проходит 2-3 недели, плюс неделя демонтажа. В это время идут параллельные этапы, парк делим на зоны, обсуждаем возможное количество площадок.

Д. М.: А кто делает дизайн сцен? 
А. К.: Дизайн самих конструкций с аркой делала компания «Арт Фестиваль», потому что у них нет других сцен, декорации – «Радио Рекорд», свет развешивали мы и рисовали эти наклонные балки. Большая сцена – это обычный квадратный граунд, задекорированный спереди полукругом. Световые развесы согласуем с художниками по свету выступающих коллективов. ВК не вмешивается в музыкальные вопросы. 

Д. М.: Что делать со светом на открытых площадках, где 90% продолжительности концерта проходит при дневном свете? Какие приборы используешь, приемы, какой развес? 
А. К.: Использовать максимально светодиодные приборы, потому что лампа не пробивает. Большое количество дыма и много ламповых приборов, чтобы создать ощущение большего масштаба, чем есть на самом деле. Плюс все в зал, в глаза, чтобы у человека было ощущение, что он попал на праздник. Меньше дизайнерских решений и больше масштабности. 

Д. М.: Кто ставит звук, свет, железо? 
А. К.: На этом фестивале работают 29 прокатных компаний. 
Д. М.: С чем это связанно? 
А. К.: Нет одной прокатной компании, которая могла бы отработать весь фестиваль, ни в Москве, ни в Петербурге. Прокат в основном из Питера, но есть и несколько московских. Это обсуждаемый вопрос, некоторые подрядчики, которые нравятся мне, более дорогие и организаторы не могут их себе позволить.

Мы или с ними договариваемся, или ищем другого. Некоторые подрядчики нам диктуются заказчиками. Бэклайнеры – это питерская компания «Звукоход», их пригласил я, потому что с ними никогда не бывает проблем. Я спокоен за бэклайн. 
Д. М.: Сколько световиков работает на фестивале? 
А. К.: Не считая коллективов, с которыми работаю я, на этой сцене за два дня было три художника по свету от групп. 

«Аврора-продакшн» 
Д. М.: Расскажи про свою компанию. 
А. К.: Моя контора называется «Аврора-продакшн». Мы занимаемся полным продакшн-менеджментом: от согласования до проведения мероприятия. Название связано с клубом «Аврора», потому что у нас там офис и мы помогаем клубу с концертами. Компания существует 3,5 года.

Д. М.: Что собой представляет ваш офис, или студия в «Авроре»? Каким аппаратом обладаете? 
А. К.: Самый главный наш аппарат в офисе – это мой ноутбук. С него происходит вообще все. И мы сейчас строим студию предпрограмминга, обсуждаем, какие пульты купить и что как лучше сделать. Самый животрепещущий вопрос: проектор или большая плазма. 

По софту у нас Визивиг с контроллером, два компа на i7 проце, небольшое количество рендеринг-машин плюс видеосерверы, которые ездят в тур или на большие мероприятия, если не хватает мощностей ноутбуков. Каждое мероприятие полностью отрисовываем в Виге вместе со звуком и светом и заказчику даем готовую картинку, показываем, как это будет выглядеть целиком, если ему интересно, а если не интересно, не даем. 

Концерт Little Big:

Концерт Little Big  Концерт Little Big

Концерт Little Big  Концерт Little Big


Д. М.: Сколько проектов делаете в год? 
А. К.: В год не знаю, в прошлом месяце было около 150. 
Д. М.: 150 в месяц?!! Сколько же человек этим занимается? 
А. К.: 12 человек. 

Д. М.: Фрилансеров? 
А. К.: Нет, 12 человек, которые занимаются только этим. 
Д. М.: Все твои 12 парней тут? 
А. К.: Нет, часть уехала с Айовой, только сегодня вернутся, часть в клубе «Аврора». 

Д. М.: А кто они? Как ты их нашел? 
А. К.: Кого-то нашел случайно, кто-то не имеет отношения к этой профессии, есть люди, которые занимаются или отдельно электроникой, или проектированием, кто-то давние коллеги, кого-то я украл из московских прокатов. 

Д. М.: Что это за проекты вы делаете, расскажи? 
А. К.: Это может быть четыре параллельных тура разных коллективов либо какие-то большие программы. В шоу-бизнесе есть такая специфика, что основная работа в четверг, пятницу, субботу и воскресенье. И ты можешь отработать 5 концертов в субботу и 6 в воскресенье.

Д. М.: Ты сам откуда пришел в эту индустрию? 
А. К.: Из программирования. 
Д. М.: Так ты по образованию программист? 
А. К.: Нет, я закончил 9 классов. 

Д. М.: Неожиданно! Слушай, ты не создаешь впечатление человека с образованием 9 классов. Почему так получилось? 
А. К.: Поступил в колледж учиться на программиста и параллельно работал, работа оказалась интересней, и деньги платили. В 2009 году я попал в шоу-индустрию, работал в компании «Еврошоу» грузчиком, потом техником по свету, кабели немножко потягал. Потом началась работа по клубам. 

Д. М.: Так ты попал в световой цех, почему не в звуковой? 
А. К.: Больше нравится, кроме того, я не музыкант. Потом помотало с разными прокатами, потом осел в клубе «Аврора», потом начал кататься с разными группами. Одна из первых групп Alai Oli, потом Iowa, Little Big, The Hatters. 

Д. М.: Какая группа тебе ближе? 
А. К.: Little Big, наверное. Это электронная музыка, мы делали большие программы в Ледовом дворце, Юбилейном. Мне больше всего нравилось светить танцевальную музыку, когда мы делали ночные дискотеки, рэйвы – это моя специфика. 

Д. М.: Расскажи, пожалуйста, про работу в Iowa. 
А. К.: Это питерский поп-коллектив. Я отвечаю за свет и видео. 
Д. М.: Не белорусский разве? 
А. К.: Они живут в Питере. Они искали художника по свету, и так получилось, что разные люди им порекомендовали меня. Мы познакомились, отработали один концерт, второй и поехали в тур. 

Концерт группы IOWA:

Концерт группы IOWA

Концерт группы IOWA  Концерт группы IOWA


Д. М.: Iowa ездит в туры? 
А. К.: Скорее это разнообразные концерты. У нас есть три технических райдера: один под небольшие корпоративные мероприятия, второй – под средние залы и третий под сольные большие выступления. 
Д. М.: Ты и сейчас с ними ездишь? 
А. К.: Да, Если у меня какие-то трудности с работой, меня подменяет Кирюша, мой коллега. 

Д. М.: На корпоративах тоже работаете с группой?
А. К.: Да. 
Д. М.: Расскажи, что представляет собой шоу Iowa. 
А. К.: Ребята поют, играют на инструментах. Я свечу, на экране показывается видео. 

Д. М.: Шоу готовое или это баскинг? 
А. К.: По-разному. 
Д. М.: Расскажи про видеосетап. 
А. К.: У нас есть полутаймкодовый сетап, который построен на Resolume. С Хога по артнету я управляю Резой. Таймкод-сигнал приходит со сцены от барабанщика-диджея с Ableton по MIDI LAN. 

Д. М.: А что ты делаешь, если концерты разных групп накладываются друг на друга? 
А. К.: У меня большая команда, а я выбираю более сложный концерт. Наши группы стараются не ставить большие концерты в один день, иначе у них не будет техников вообще. 

Д. М.: Давай пробежимся по аппарату. Какой свет выбираешь? 
А. К.: Robe. Потому что они классные, работают хорошо. Clay Paky самые передовые, придумывают новые приборы, а потом Robe делает похожие. Там не изобретают велосипедов, зато делают качественно. 

Д. М.: А что, по-твоему, у Clay Paky есть выдающегося? 
А. К.: Шарбары. Я очень уважаю компанию Clay Paky за то, что мы имеем сейчас на световом рынке, потому что если бы они не придумали Шарпи, то сложно сказать, куда бы все сейчас зашло, мы бы возможно до сих пор пользовались только спотами. То есть они сделали маленький быстрый яркий прибор с прямым узким лучом и это определило рынок лет на 10 вперед. Martin выпускает два великолепных прибора, это Atomic 3000 и 8-канальный DMX-сплиттер. Еще Axiom Gybrid — стробоскоп диодный отличный. 

Д. М.: По дыму какие предпочтения? 
А. К.: Долго был Tour Hazer 2, довольно мощный хейзер, который позволяет настолько задымить помещение, что сработает пожарная сигнализация в соседнем. Сейчас пользуемся MDG, потому что дым ровнее. 

Д. М.: Есть у тебя секрет, как равномерно заполнить дымом сцену? 
А. К.: Секрет очень простой – ровно размешивает дым CO2, если ты включаешь криопушку с CO2 во время шоу, и она направлена от сцены, то потоки воздуха значительно ровнее разносят дым. 

Д. М.: Но ведь это шумно! 
А. К.: Есть бесшумные CO2 пушки. Например, чувствуешь, что у тебя провал, и ты стреляешь углекислым газом в сильную долю в классный момент песни и у тебя еще 2 минуты абсолютно ровно заполненное дымом помещение. 

Д. М.: Если такой пушки нет, куда ставить дым, вентиляторы, на какой скорости? 
А. К.: Одного решения нет, все зависит от площадки, от потоков воздуха, от типа вентиляции в помещении, от того, как она работает. Есть проверенный метод разровнять дым по площадке – это техник по сцене, у которого есть рация и вентиляторы, обычно это работает. 

Д. М.: Как быть с артистами, которые боятся дыма? С чем ты связываешь этот страх? 
А. К.: В половине случаев с аллергией на глицерин. А если не аллергия, значит, это психосоматика, с которой ты ничего не сделаешь, как это ни печально. Если есть проблемы с дымом, тогда лучше работать с видеорядом. 

Концерт Alai Oli:

Концерт Alai Oli  Концерт Alai Oli

Концерт Alai Oli  Концерт Alai Oli 


Д. М.: Какую связь используешь на площадке? 
А. К.: В условиях монтажа или большой открытой площадки это рация с тангентой либо с авиагарнитурой. 
Д. М.: Проблема с рацией не в уровне громкости, а в том, что пережат сигнал и при большой громкости слышится бубнеж, голос неразборчив. 
А. К.: Более мобильного решения нет, поэтому, когда проходит большое мероприятие, вот как этот фестиваль, ничего другого не придумать. Главное, по интеркому не связываться с пиротехниками. 

Д. М.: Почему? 
А. К.: Когда ты их спрашиваешь: «Готовы?», они отвечают: «Да, стреляем». 
Д. М.: Какая ситуация по пультам? 
А. К.: Очень сложная. Я фанат Hi-End Systems и HOG, но в последнее время жизнь заставляет перелезать на МА все чаще и чаще. 

Д. М.: Почему? 
А. К.: Потому что, когда мы в турах в Европе, HOG днем с огнем не сыщешь. Мы сейчас возим свой, но это доставляет дискомфорт. Прикольней прийти, воткнуть флешку и начать работать. Поэтому приходится перелезать на MA в силу массовости. 

Д. М.: А что тебе в HOG до сих пор нравится? 
А. К.: Нравится то, что я к нему привык. Понимаю, что с таким же успехом мог бы работать на каком-нибудь Martin M6. Но Хог удобная для меня система, мне нравится, как там расположены фейдеры, Command buttons и прочие вещи. При этом я понимаю, что нет ничего, что я не мог бы сделать на МА, и нет ничего у МА, чего я не мог бы сделать на Хоге. Это равноценные пульты, и можно сделать круто там и там. 

Д. М.: А что раздражает в Хоге? 
А. К.: Раздражает отсутствие деволтс для Command battons, если ты даешь новую команду, тебе приходится перебивать ее с Play на Flash каждый раз руками, причем я им писал об этом, но ребята, видимо, не очень переживают из-за этого. 

Д. М.: Ну это не самый драматичный момент. 
А. К.: Не бывает пультов без минусов. 
Д. М.: Что очень нравится в МА? 
А. К.: Очень нравится система клонирования. В туре это незаменимая вещь, особенно, когда ты едешь не со своим продакшном. Мы сейчас ехали по России с Littlу Big со своей фурой аппарата и со своим продакшном, мне не требовалась система клонирования, потому что я приходил каждое утро к своим головам. Я равнял там позиции, и то в общих чертах, так как техники научились это делать до меня. Я поднимал ручки: да, отлично, все работает, и уходил спать. 

Д. М.: Что раздражает в МА? 
А. К.: Я не могу покрасить экзекюторы нормально, целиком. Ну почему? Это же световой пульт, должны же быть цвета. Я хочу быстро посмотреть на экран и определить, где у меня маджента, а не искать надпись «мадженточка». Раздражают мелочи, интерфейс и конфигурация кнопок внизу, то, что их два ряда, пятерня не может быстро передвигаться по оси Х, она быстрее передвигается по оси Y. 

Д. М.: Какой пульт был у тебя первым? С чего ты начинал? 
А. К.: Pilot 3000 SGM, потом сразу HOG 3. В компании «Еврошоу» тогда не было много консолей MA, сейчас уже стало побольше. В то время первая, которая всем своим видом не вызывала желания ее включать. 

Д. М.: Каковы твои предпочтения по визуализаторам? 
А. К.: Визивиг включительно. На рынке визуализаторов мы не берем всякую мелочь типа GrandMA 3D, а из больших есть Визивиг и Lightconverse, это не инженерная программа, а больше для художников, дизайнеров, которым нужна красивая картинка. У меня мышление программиста, я люблю циферки и таблички, чтобы все было разложено по полочкам и максимально точно и подробно посчитано. Визивиг в этом плане незаменим, особенно в подсчете инженерных данных, нагрузок. 

Д. М.: Можно ли в Виги все нарисовать с нуля, не прибегая к внешним программам типа Векторворкс? 
А. К.: Конечно. Ведь есть система выдавливания, такие системы есть у всех 3D-моделлерах и можно получить любую картинку и любой шейп. Другое дело, сколько времени мы на это потратим и насколько это будет сложно.

Д. М.: Что делать со стоимостью Визивига обычному фрилансеру, например? Нам говорят, если ты зарабатываешь деньги, то плати. А если ты не такие деньги зарабатываешь? 
А. К.: Пойди учиться 3D моделированию, получи студенческую карточку об этом и купи студенческую лицензию для начинающих от Визивига. А если ты действительно зарабатываешь, тогда плати, иначе софт не будет развиваться. Иногда пользуются взломанным софтом и бывают недовольны – этой функции нет, той. Ведь вам за свет платят, а вы за софт не хотите, странная логика. Так как Визивиг работает как мощный софт, его цена оправдана. 


Концерт группы «Хлеб»:

Концерт группы «Хлеб»:


Д. М.: Твои предпочтения по медиасерверам? 
А. К.: Есть компания Resolume, которая это делает очень хорошо. Те, кто говорит, что она это делает плохо, во-первых, забыли купить лицензионный Resolume, а во-вторых, не очень хорошо им пользуются, не очень внимательно читали инструкцию. А для совсем больших сетапов есть Гиппотайзер, который тоже работает максимально стабильно. 

Д. М.: Давай поговорим о дизайне. Все же художник по свету или дизайнер? 
А. К.: Художник по свету. 
Д. М.: Почему? 
А. К.: Потому что это работа такая, хотя в целом это – дизайнер, потому что дизайн подразумевает общий процесс, ты рисуешь и видео, и свет, и постановку света. Но мне больше нравится название художник по свету.

Д. М.: Кто нравится из дизайнеров? 
А. К.: Лерой Беннет, понятно. А так много хороших дизайнеров есть. 
Д. М.: Что для тебя значит хороший дизайнер? 
А. К.: Тот, кто нравится. 
Д. М.: Как определить, кто нравится? 
А. К.: Это исключительно вкусовщина, смотришь шоу или видеозапись и решаешь, хорошо это выглядит или плохо. Подходит свет под эту музыку или живет своей жизнью. 

Д. М.: Можешь ли ты назвать пример, где это выглядит плохо? 
А. К.: Миллион примеров. Не могу вспомнить. 
Д. М.: Потому что в целом хорошо или в целом плохо? 
А. К.: В целом хорошо. Если не нравится, я скорее предполагаю, что это я чего-то не понимаю, а не что дизайнер плохой. 
Д. М.: Что читаешь, смотришь, за кем следишь? 
А. К.: Очень мало читаю и смотрю, за коллегами следить не люблю, боюсь подсознательно потом скопировать. Читаю мануалы. 

Д. М.: Насколько порог входа в профессию высок? Можно за неделю научить быть художником по свету? 
А. К.: Нет, я своих много лет учу – бесполезно. Можно научить инженерным решениям, а вкусы у всех разные и мои художественные приемы им могут не нравиться. Разница в том, что я проверил мои художественные приемы на большом количестве зрителей. Но я редко настаиваю на своих решениях. Если я отдаю проект, то ребята ведут его самостоятельно, максимум могу дать совет, и то не в категоричной форме. 

Д. М.: Какие тенденции в свете, видео, продакшне? Как делать круто? 
А. К.: У меня тенденция в дизайне – уйти от полукруга, они мне надоели за 2016 год неимоверно. Иду к острым углам. В продакшне – читать райдеры, все будет круто. Чтобы артист, а главное, зритель был доволен. 

Д. М.: Часто ли ты работаешь на стороне продакшна с иностранцами? 
А. К.: Бывает. 
Д. М.: Замечаешь ли ты, что у наших отношение к иностранным и к российским артистам разное? К иностранцам относятся с гораздо большим пиететом? Как с этим бороться? 
А. К.: Да, замечал. Это осталось с времен Советского Союза. 

Д. М.: Но люди-то молодые, 20-летние. 
А. К.: Это на подкорке, надолго. Проехавшись по Европе и посмотрев, как там работают ребята в клубах, я понял, что мы фирмачей облизываем неимоверно, даже тогда, когда мы к ним относимся, как к своим, без трепета. Если там вы хотите изменить развес, то вам говорят: привези свой сетап и повесь его. 

Д. М.: Замечал ли ты какие-нибудь особенности у иностранных гастролирующих групп? Я заметил, что дизайзеры не парятся над исправлением позиций, примерно куда-то бьют лучи – и сойдет. А мы привыкли, чтобы по одному лучику и все стояло идеально. 
А. К.: Считается, что чем длиннее тур – а к нам часто заезжают артисты с мирового тура – тем менее ровно стоят позиции. 

Д. М.: Что фирмачи умеют делать лучше, чем мы? 
А. К.: Да ничего, мы и сами кого хочешь научим. Когда я ездил в туре, многие зарубежные инженеры удивлялись, что у нас видео управляется одним человеком. У них больше разделены обязанности, но я не считаю, что это хорошо, потому что два человека не могут нажать две кнопки блекаут абсолютно синхронно, а у меня кнопка одна, мне не промазать. 

Д. М.: Кто тебе интересен из наших художников? 
А. К.: Ты, понятно, Леня Позднянский. 
Д. М.: Как сделать так, чтобы артисты с одной стороны, больше погружались в продакшн, а с другой стороны, те, кто сильно вмешивается в процесс, перестали это делать? Нам с тобой повезло с артистами. Как быть другим? 
А. К.: Артист должен доверять художнику по свету, а таких специалистов мало. Художник по свету не учит же артиста петь.

Д. М.: Антон, ватные интервьюеры всегда просят пожелать что-то хорошее своим читателям. Скажи что-нибудь плохое и обидное напоследок. 
А. К.: Московские панк-прокатчики — отстой!