Тест

OKNO-AUDIO и 7 стадионов


IMG_20171216_112943.jpg

www.okno-audio.ru 

 «Сорвавшийся с оттягивающей лебедки трехтонный кластер, 
как ледокол, взламывает заснеженный газон еще никем не тронутого футбольного поля. 
Этот кошмар возник передо мной, хотя в момент обрыва я в ужасе закрыл глаза». 
Андрей Гончаров, «Музыкальный Дом», Нижний Новгород 

 «…когда наутро все члены оперативного штаба пришли на обход, они увидели, что наша двухтонная конструкция парит в воздухе… 
Один умник всерьез заявил: «Это из-за сильных магнитов, которые внутри мониторов, образовалось электромагнитное поле, в котором и взлетел кластер». 
Андрей Гибирт, «ОКНО-ТВ Северо-Запад», Санкт-Петербург  

«Смотрел по ТВ матчи на тех семи стадионах, которые ОКНО оборудовало полностью или вместе с холдингом «Русские звуковые системы». Прислушивался: как там оборудование?  
Это было нервно, а вдруг сейчас скажут: «На стадионе пропал звук». Игры почти не смотрел, только слушал. 
Потом прекратил это самоистязание, только ждал, когда один за другим стадионы выходили из чемпионата. 
После финала появилась надежда: теперь, может, с нами расплатятся». 
Владислав Манаенков, OKNO-AUDIO, Москва 


Все началось в 2010-м. Тогда вряд ли кто предвидел, что в 2018-м Россия очень кстати утрет нос своим недоброжелателям, удачно проведя чемпионат мира по футболу. Проигравшие нам его проведение англосаксы разобиделись больше всех. «Highly likely» – сказала их главная на сегодняшний день тетя, считая, что этого достаточно для признания России виновной. Так вот, highly likely все указывает на британцев: заговор против здравого смысла в звукоусилении на стадионах России в 2018-м, похоже, возник именно у них. 

Ученых-физиков в их истории всегда хватало, особенно если это пресловутые «британские ученые». Видимо, они внушили чиновникам FIFA (в основном бывшим спортсменам, которые, возможно, учили физику в школе, в оставшееся от тренировок время), что рев сорока пяти тысяч человек на стадионе в момент гола может не только достичь 110 дБ, но и длиться на этом безумном уровне столь долго, что пришедшееся вдруг на этот момент объявление об эвакуации или чем-то подобном не будет услышано. 

Сложно объяснить по-другому то, что в конце 2014-го года, перед чемпионатом в России, были приняты совершенно новые требования к звукоусилению во время матчей. Причем опубликованы эти требования не были, в результате чего в неведении оказались и международные эксперты с мировым именем, и ведущие производители профессионального оборудования. 

Согласно новшествам, звукоусиливающий комплекс стадиона должен был теперь очень разборчиво, не ниже 0,55 STI, передать любое объявление громче рева трибун на 6 дБ, то есть на все 116 дБ!!! В общем, осложнили, как могли, работу тем, кто бы взялся за озвучивание стадионов для нашего чемпионата. 

На ум приходят слова «заговор» и «санкции», ведь теперь вместо того количества, которого хватило, например, бразильскому мундиалю, пришлось рассчитать и установить в два (!!!) раза больше усилителей и акустических систем за тот же бюджет, а его формировали в 2013-м при старых требованиях. И когда FIFA огорошила Россию своим нововведением, никто из наших инвесторов не озаботился выделением дополнительных денег на звук. 

Наверное, и они прогуливали физику в школе. Кто-то может сказать: «Подумаешь, проблема, история знает замеры звукового давления от шума на трибунах, гораздо выше 110 дБ!». Да, знает. Но все эти замеры выполнялись для Книги рекордов Гиннесса. Откричались, и все пошли к ЛОРу восстанавливать связки. 

142.jpg

Cтавятся такие рекорды с начала 2000-х годов, что не мешало FIFA регламентировать параметры звукового давления на уровне 105-110 дБ для предыдущих чемпионатов мира. Имеет большое значение – что и как измерять. Достаточно вспомнить магнитофоны из 90-х, на которых красовались китайские киловатты по методу PMPO. Профессионалы такие измерения в расчет не принимают. Но как только речь зашла о России, в требованиях FIFA вдруг цифры поменялись в большую сторону.

Когда компания ОКНО бралась за оснащение стадионов, вопрос был такой: даже если удастся купить у партнеров, производимые ими «дворцы» по цене «шалашей», и после получить за них и работы скромную (бюджет – только на «шалаши») оплату еще при жизни Компании, – будет ли баланс хоть сколько-то положительным? А оснащать надо было семь стадионов!!! 

В Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде полным комплексом звукоусиления, а для Лужников, Саранска, Самары, Калининграда и Ростова разработать и поставить все подсистемы, формирующие и подающие сигнал для конечного воспроизведения через усилители и громкоговорители, поставляемые холдингом «Русские звуковые системы». 

Работа была уникальной, такой больше в жизни не предвиделось, поэтому, надеясь на лучшее, контракты подписали. Техническую информацию о работе приведем ниже, а до нее – немного о том, какая жизнь была на стройплощадках. 

Нижний Новгород 
«Во время инспекции стадиона я оценил его звучание как «очень хорошее», 
о чем и написал в официальном заключении. Формат документа не позволил мне добавить то, 
что скажу Вам на словах. Я проверил уже пять стадионов. Здесь звук, его разборчивость и сила, 
самые впечатляющие. Поздравляю!» 
Кристиан Стайглер, глава Stadium Management Competitions & Events FIFA, Цюрих 

Начало чемпионата запланировано на середину июня 2018-го. Но это для зрителей. FIFA требует за три месяца до первого матча сдать стадионы, чтобы успеть провести тестовые игры в начале весны. Если вспомнить омывающие океаны и теплые широты стран, в которых проводились предыдущие чемпионаты, станет ясно, что вырастить газон на поле к апрелю им было вполне под силу. У нас же это можно было сделать только за счет подвига.

И так же, как в стране охраняется память о подвиге, всю зиму охранялось поле на стадионе в Нижнем Новгороде, укрытое снегом, под которым уже должен был расти газон. Никто не имел права ступить на эту территорию. Всем допущенным на стадион был внушен страх наказания за нарушение. Даже главный Генподрядчик обходил его стороной. То, что акустику на стадионе придется подвешивать зимой, с самого начала не вызывало сомнений. 

Компания ОКНО заключила контракт на проектирование и оснащение стадиона в Нижнем Новгороде в марте 2017-го. Вместе с компанией «Театральные Технологические Системы», которая разработала и изготовила подвесы для кластеров и климатические шкафы, сдала проект заказчику и поставила оборудование к концу июня. То есть к монтажу удалось приступить к середине зимы 2018-го. Тот, кто не увидел логики, почему вместо теплого лета высотные работы под открытым небом, на пронизывающем ветру надо было начать, дождавшись температуры минус 20 С, просто не знает, что такое Стройка.

IMG_20171202_123949.jpg

IMG_20171202_124031.jpg

Итак, наступила зима, разрешили «зайти на стадион». И началось. У строителей как будто был другой, отличный от нашего, проект. Лотки, зарезервированные под коммутацию для кластеров, «Ростелеком» либо где-то проигнорировал, либо их вдруг заняли такие «высокие службы», что им достаточно было сказать: «Чтобы в метре от наших кабелей никто из вас не появлялся». И сразу становилось понятно, что надо искать другое место. 

На огромном, высотой более 40 метров, стадионе, удалось найти лишь узкий 40-сантиметровый просвет на первом ярусе, на высоте 10 метров от земли. Отправили самого миниатюрного альпиниста – Володю Халезова, который только один и мог там протиснуться, прокладывая акустические кабели. Мерз альпинист, мерзли кабели. Кабели – 4х4 квадрата, в оплетке, они и в теплую погоду с трудом лезут в лотки, а при минус 20 С превратились в несгибаемую арматуру. 

Отогревали у буржуйки в комнате, где отогревались сами. Но потом бухты по 200-250 метров, которые нельзя резать, надо было доставить быстро на себе на высоту, пока кабель не замерз. На мостки, где он должен быть проложен. А на мостках зачастую пола нет вообще. Смотришь вниз – пропасть, не сварили еще пол, а на другую сторону надо перекинуть и лебедку на тележке, и кабели. В общем, Голливуду можно было бы продать сюжет о нашем высотном безумии. 

IMG_20171128_152318.jpg

После вольной трактовки проекта строителями произошло много интересного. 
Трассы поменяли направление и легли «в Клин через Берлин», поэтому потребовались дополнительные 10 километров кабеля. Выяснилось это в последний момент, и пришлось собирать недостающее по всей России, еле нашли. Среди множества помещений на десятке тысяч кв. метров стадиона не нашлось нужных для установки усилителей. Их пришлось размещать на улице: понадобились климатические шкафы. 

Установка этих шкафов также могла бы стать сюжетом. Чтобы доставить их к местам установки, каждый шкаф весом по 300 килограммов прямо на руках поднимали через помещения, в которые, как в гробницы фараонов, путь был не изведан и куда никто не мог попасть, так спрятали и забаррикадировали их строители. Вообще-то сначала доставку шкафов к местам их установки планировали возложить на жителей Средней Азии, присутствовавших на стадионе в штате строителей как раз для таких целей. 

Но когда двенадцать их представителей, еле оторвали шкаф и после десяти прочерченных ножками по асфальту метров не смогли продолжить движение, нам стало еще раз понятно, почему Русь в свое время избавилась от ига иноземцев и почему тащить придется нам самим. Но наибольшего, приведшего нас в отчаяние, эффекта строители добились, когда после подъема первых кластеров вдоль длинных трибун выяснилось, что неточность в расположении точек подвеса, усугубленная неровно наваренными «ушами», привела к тому, что поднятые по проекту кластеры после окончания раскачки замерли, как пьяные флюгеры, во всех возможных, кроме нужных, направлениях. 

Пришлось все снимать, перевешивать. А это по 5-12 часов на морозе с каждым кластером. Но апофеозом всего стали подвесы угловых кластеров… Их расположение таково, что если в безветренную погоду с них решит облегчиться птичка, то она испачкает только футболистов и судью. Вертикаль падает прямо на поле. То есть поднимать эти кластеры надо с него, чтобы лебедка тянула трехтонную махину строго вертикально. Но под снегом, возможно, уже росла трава, приравненная к святыне, и с поля ничего поднимать было нельзя. 

Смекалка, помноженная на отчаяние, подсказала решение: собирать кластеры в боковых проходах или прямо на трибунах, когда первое было невозможно. Так как техника на трибунах помочь не могла, приходилось заносить туда колонки весом по 120 килограммов на руках. Поднимать решили так: докупаем дополнительную третью лебедку, две будут поднимать кластер, а третьей будем оттягивать. Итак, два троса по 80 метров вверх и оттягиваем еще одним. Все просто и реализуемо. 

Но без сюрприза не обошлось… В один день, вдобавок к минус 20 С и опостылевшему ветру, на стадионе появились Генподрядчик и снег. Сметать последний никто не стал – за очевидной бесполезностью. И он покрыл не только то, что первому было видеть не нужно, но и то, что нам видеть при подъеме было необходимо. Почему произошло то, о чем говорится дальше, уже не важно. Вот что запомнил Андрей Гончаров, руководивший процессом: «Сорвавшийся с оттягивающей лебедки трехтонный кластер, как ледокол, взламывает заснеженный газон еще никем не тронутого футбольного поля. Этот кошмар возник передо мной, хотя в момент обрыва я закрыл глаза и не видел даже, как трос просвистел над моей головой. Открыл их быстро, кластер еще летел в поле. Все шло к тому, что наши работы на стадионе закончились. 

IMG_20171222_004229.jpg

Штраф за испорченный газон многократно превышал все, что мы могли здесь заработать. Но в момент касания ожидавшегося фонтана из земли и снега почему-то не последовало. Это профессиональный промышленный альпинист Александр Ляхоцкий мгновенно сообразил включить обе верхние лебедки на полную мощность, и они успели подтянуть кластер вверх. Многотонный маятник уже стал подниматься над полем, уходя от нас к его центру.

Схватить сорвавшийся трос, вычерчивающий на снегу незатейливые узоры под качающимся кластером, и начать вытягивать конструкцию назад с поля мы сообразили только, когда перекурили. Когда качание почти остановилось, между полем и нижней точкой было всего около 30 сантиметров. И это при длине тросов по 80 метров. Так везет редко. Вспомнили, что где-то бродит Генподрядчик, который определенно не должен был видеть происходящее. Подцепили болтающийся над полем трос и срочно стали вытягивать кластер с поля». 

IMG_20171125_142414.jpg

Главными врагами человека на стройке следует признать погоду и смежников-строителей. Первый – стихия, ее просто терпишь. Вторые вроде просто должны по проекту построить и вовремя сдать то, во что мы должны проложить кабели и на чем разместить оборудование. Никогда у нас так не было. Поэтому терпели их так же, как стихию. А еще есть Генподрядчик с внезапными директивами о спасительной для его жизни демонстрации через три дня Заказчику того, что собрать по плану предполагалось через месяц. Но он уж точно – Стихия… 

Со стихией боролись по-разному. Один раз, когда Генподрядчик сделал очередное заявление о необходимости его спасения, наш монтажник Саша Навознов установил рекорд стройки – 28 часов без сна! Так он монтировал сто четыре акустических системы ВИП-лож к внезапному приезду проверяющих. В другой раз понадобилось, чтобы акустика по наружному периметру стадиона «появилась несмотря ни на что!». Особенно на то, что там, где ее надо развешивать, строители возвели из мусора и земли, модель Гималаев почти в натуральную величину и не собираются убирать. 

Тоже решили проблему. Нашли на стройке машинку, способную нас поднять над этими горами. Называется Pekkaniska (Пиканиска). Машина полезная, но слишком умная. У нее есть датчик наклона, который не позволяет ей перемещаться по наклонным поверхностям и распрямляться на них. Можно сказать, обманули технику вручную, сделали так, что она все время думала, что стоит на ровной дороге, и работала. 

А напайка разъемов на сигнальные кабели «по месту», сборка распределительных коробок при минус 20 С? Паяльник при таких отрицательных температурах на ветру не работает, пальцы без перчаток (в перчатках не ухватить тонкие вещи) работают, но не гнутся. А собрать соединительные узлы надо… Строителям БАМа это было знакомо. Но современные северяне уже наверняка со стихией на Вы, работают только со спецоборудованием. Мы к следующим проектам подготовимся по-другому. Время у нас, судя по всему, есть. Страна еще не скоро будет что-то такое же грандиозное строить.

Санкт-Петербург 
Решиться на оборудование стадиона в Санкт-Петербурге было непросто. Технически задача была тяжелой, но намного сложней была «политическая обстановка», вызванная и криминальной родословной стройки, и настроем карать и строго проверять (причем именно в таком порядке) у многочисленных контролирующих ее организаций.

Причем, суть и далеко идущий подтекст претензий и требований, которые начались в адрес компании ОКНО, как только она выиграла конкурс на оборудование стадиона, нам осознать было невозможно. Уже позже выяснилось, что большая их часть рождалась не от классического для стройки замысла дискредитировать смежника и выгадать этим что-то для себя, а от элементарной неграмотности и веры, что глупость или неправда, в какой-то момент поддержанные не разобравшимся в них начальством, в случае разоблачения будут забыты и прощены. Начальство никогда не высечет само себя. Поэтому курьезов было достаточно. 

20170616_185047.jpg

Например, некоторые представители Комитета по строительству не осозновали реальный размер и количество включенных нами в проект акустических систем. Но зачем-то на всех совещаниях убеждали, что это «самые обычные «колоночки», которые можно купить в музыкальном магазине, и что эти ребята из ОКНО много о себе думают, когда пять-шесть надежных айтишников могут легко справиться с такой работой». 

Их удивлению не было предела, когда три огромные фуры с грузом только акустических систем въехали на площадку для приемки Заказчиком. А дальше они нестерпимо пожелали скрыться со стройки, увидя распакованное для приемки оборудование, которое заняло сотни квадратных метров. После осмысления ситуации «свое лицо» они спасали не менее забавно. На следующем совещании технадзор заявил (не поймешь, насколько они были в тот момент серьезны), что если ОКНО все-таки смонтирует и запустит «весь этот звук», то они не могут гарантировать, что «стадион от него же не разорвет». 

Сложность монтажа кластеров заключалась в том, что нам нужно было впервые разработать технологию по их подъему и монтажу на высоте 58-62 метра. Кластер состоит из двенадцати АС, каждая из которых размером с холодильник средней величины и общим с металлоконструкцией весом около двух с половиной тонн. Кроме как трагикомедией подъем первого кластера не назвать. Сначала собрали на специальной площадке и с нее уже планировали поднимать спецтехникой на высоту.
 
Все работы по подготовке к первому подъему были завершены 16 ноября. 17-го должны были начаться грязные и пыльные работы по шлифовке бетонных поверхностей стадиона. Надо было успеть: пыль на 60 метров не поднимется и не навредит кластеру. Но как же без технадзора? Сразу поднимать запретили. Сказали, что для подъема груза более 1 тонны на высоту более 50 метров необходимо, чтобы груз был сначала приподнят на высоту 3-5 метров и зафиксирован минимум на 12 часов. 

Где они раньше были?! Ночью начались работы по шлифовке бетонного покрытия 0-й отметки. Пыль была такой плотной, что не висела, а стояла в закрытом пространстве стадиона. И когда наутро весь состав оперативного штаба пришел на обход, то увидел, что наша двухтонная конструкция парит в воздухе. Это на страховочные тросы осела строительная пыль, и они слились с окружающим воздухом. 

Никто в комиссии не верил своим глазам, последовали самые невероятные – даже для людей, работающих в контролирующих органах, – предположения. Их апофеозом прозвучало следующее: один умник всерьез заявил: «Это из-за сильных магнитов, которые внутри мониторов, создалось электромагнитное поле, в котором и взлетел кластер». Хотел ли он обвинить ОКНО в том, что созданием электромагнитного поля, в котором бесконтрольно болтается многотонный груз, мы нарушили технику безопасности на объекте или просто Гарри Поттера начитался, мы не узнали. 

В этот момент 12 часов истекли и лебедки дернули наш кластер вверх. Из-под осыпающейся пыли проявились тросы. Глава комиссии, больше не видя чуда, продолжил обход. Присутствовал на стройке и подвиг, вызванный, к сожалению, недостойными его причинами. К 24 декабря 2016 года все кластеры были уже смонтированы, но схема подачи постоянного электропитания все еще отсутствовала. Нам было понятно, что без электричества звука в акустических системах не бывает! Но откуда-то сверху упало предписание: 25-го числа озвучить стадион. Нереально! 

8E8NxdY_O3A.jpg

После наших объяснений пришло понимание и на уровень выше. Было принято решение запустить хотя бы один кластер из десяти. Для этого мы пригнали телевизионный автономный дизель-генератор, протянули от него кабель на высоту 58 метров, запустили по временной схеме усилительный рэк, и он дал сигнал на кластер. Возникла следующая проблема: как запустить медиаконтент, кто это будет делать и где? Центральная медиааппаратная не запущена по той же причине: отсутствует центральное электроснабжение.

Решение, как обычно, нашли в человеческом героизме. Отправили нашего инженера на вентплощадку, на высоту 52 метра. Утеплили его: зима все-таки, минус 20 С, жуткий ветер с Финского залива. Выдали наушники, чтоб не оглох. И так с ноутбука он начал выдавать музыку. Но это же все происходило для комиссии. А она должна осознавать, что сюжет развивается по ее командам. Пришлось освоить азбуку Морзе. Лазерной указкой подавали инженеру сигналы, когда включить-выключить музыку или перейти к следующей сцене. 

Комиссия подумала, что у нас такой суперсовременный пульт управления, который очень далеко работает! Мы просто онемели от их наивности. Много необычного привносит в жизнь на стройке такого масштаба появление первых лиц. Еще до чемпионата мира был Кубок конфедераций в 2017-ом. Его открытие проходило на стадионе «Санкт-Петербург Арена». Никто до последнего дня не знал: будет ли наш президент участвовать в этом или нет? 

Но о том, чтобы подвести кабель для слаботочного сигнала в Президентскую ложу, никто и не думал: заяви мы об этом – проект задержат на полгода. За 12 часов до начала мероприятия грянула новость, что президент все-таки будет! И немедленно за ней возникла задача установить микрофон для первого лица. Радиомикрофоны отпадали. На таком мероприятии их нужно было бы обязательно зарегистрировать в специальной организации заранее, за несколько недель, чтобы их не глушили. 

Более того: известно, что в присутствии особых людей радиоустройства работают крайне неустойчиво либо загадочно не работают вообще. То есть нужна проводная система. Экстренная ситуация повлекла экстренные меры. Для такой внезапной прокладки микрофонного кабеля прошлось бурить почти 2 метра бетона сквозь бронированное помещение. Каких-то 6 часов бурения, еще 2 часа на монтаж и – о чудо! – речь главы государства произнесена в полной безопасности. А на чемпионате мира 2018 во время полуфинального матча случился казус по озвучиванию арены. 

Как потом мы узнали, что то же самое было и в Лужниках, и на других первых принимающих аренах. За 2 часа до матча приехали первые лица Франции и Бельгии. Через час в центральную медиааппаратную прибежала «девочка» с просьбой изменить музыкальный релаксирующий контент, ибо еще чуть-чуть – и президенты уснут, а им хотелось праздника и драйва! Но мы были неумолимы, так как под сценарием музыкальных произведений стояла подпись президента FIFA. Пришлось им болеть за свои команды в полудреме!

20170619_113938.jpg

На другом матче представителям HBS и FIFA «помешал» своим звучанием центральный кластер целиком, точнее его верхняя часть, которая озвучивает медиатрибуны. Журналисты – люди бойкие, как-то добились скандала, и кластер с перепуга отключили совсем. Но его середина должна была работать на VIP-гостей, включая президентскую ложу, а низ – на центр стадиона в зоне выхода команд. 

Когда пребывающие в мягкой атмосфере релакса президенты вышли на балкон своей трибуны, возмущение последовало уже из их сектора: ничего, кроме общестадионного гула, не слышно! После матча кто-то из президентов пожаловался нашему руководителю страны. Примерно через 8 часов волна дошла и до нас. Нас очень «сильно попросили» решить проблему, если уж не с озвучиванием внутри лож, то хотя бы с озвучиванием балконов. 

Мы поставили две колонки «по 1000 ватт» прямо за посадочными местами первых лиц и воспользовавшись той трассой, которую пробурили ранее в двухметровой стене (не всякий абсурдный труд бесполезен!), дали на них сигнал. На следующий матч в эту ложу представителей FIFA и всех любителей посмотреть футбол в тишине не пускали. 

B ней был желаемый драйв, и единственным, кто из-за всего этого переживал, был начальник охраны протокола, он боялся, что если наши колонки заорут очень сильно, то кто-нибудь из первых лиц оглохнет и Россия будет иметь еще одну проблему на мировой арене. 

А вот как вспоминает события автор технических решений проектов Евгений Ануфриенко. 
Техническая часть работы началась со штудирования разделов о системах звукоусиления из необъятного труда под названием «Регламент FIFA к ЧМ 2018». Первое, что вызвало недоумение, – это новое требование к звуковому давлению на трибунах. Раньше была указана цифра 110 дБ по шкале А, теперь требовалось 116 дБ. Понятно, что ответственные лица FIFA не сильны в логарифмах и не подозревают, что разница между 110 и 116 дБ – это не несколько процентов, а радикальное увеличение звуковой системы по сравнению с теми, что были на предыдущих чемпионатах. 

А то, что такое изменение повлечет за собой значительный рост стоимости, их не интересовало вообще: ответственность за выполнение требований все равно на стране-организаторе. Но надо было видеть лица наших чиновников, когда на одном из первых совещаний в Лужниках открытием для них стало, что 6 дБ равносильно четырехкратному увеличению мощности… Автор программного эмулятора EASE Вольфганг Анерт, которого организаторы привлекли в качестве эксперта по стадиону Лужники, также присутствовал на совещаниях, где заказчик из нескольких претендентов выбирал подрядчика для системы звукоусиления (СЗУ). 

По словам ученого, он был в неменьшем недоумении от новинки FIFA, чем мы – потенциальные разработчики и поставщики систем звукоусиления. Но Анерт не смог добиться от FIFA ответа, кто и почему вписал эту цифру в документ. Как бы то ни было, «что написано пером...» и 116 дБ остались обязательными для чемпионата мира 2018. 

Первоначальной и главной задачей было определиться с концепцией построения СЗУ. Не углубляясь в детали, есть три основных пути, как обеспечить системе со звуковым давлением 110 дБ прирост в 6 дБ: 1. При прочих равных параметрах сохраняем количество излучателей, но выбираем АС и усилители в четыре раза мощнее. 2. Вдвое увеличиваем число излучателей относительно базового комплекта и удваиваем мощность усиления. 3. Используем АС с чувствительностью на 6 дБ выше, чем в базовом варианте. 

Мощность усилителей при этом остается прежней. У каждого пути есть свои преимущества и недостатки. При проектировании СЗУ «Санкт-Петербург Арены» и стадиона «Нижний Новгород» был выбран 3-й вариант, и, как показала практика, это стало правильным решением. Например, звук на стадионе в Нижнем Новгороде был признан комиссией FIFA лучшим. 

Также использование минимально возможного количества очень эффективных АС помогло упростить коммутацию и уменьшить суммарный вес оборудования, соответственно, снизив нагрузки на несущие конструкции стадионов. Но про «бесплатный сыр» знают все, и лишние 6 дБ в любом случае увеличивают стоимость системы звукоусиления минимум в два раза. Казалось бы, на полутора тысячах страниц Регламента должно быть предусмотрено все, что только можно придумать. И на самом деле там подробнейшим образом описаны требования к ТВ-части, логистике, билетной системе и прочим необходимым вещам вплоть до одноразовой посуды. 

Но, по непонятным причинам, важные моменты, касающиеся звукоусиления, не оговорены. Из-за этого во время первых матчей появлялись проблемы и вопросы, связанные со звуком. Иногда это приводило к довольно неприятным инцидентам, в которых чиновники пытались сделать крайними тех, кто проектировал и инсталлировал оборудование. 

Основным проколом составителей Регламента оказалось то, что в нем не указано, что громкость на медиатрибунах (то есть на нескольких рядах главной трибуны, где размещались журналисты и комментаторы) должна быть меньше, чем на зрительских местах, и баланс между речевыми и рекламными сообщениями также должен быть другим: рекламные тексты и голос диктора должны звучать на границе слышимости, а аварийные сообщения, как на всех трибунах. 

Удачно, что возможность раздельной регулировки громкости этажей кластеров для разных сообщений была заложена в маршрутизации при проектировании. Но соответствующие настройки не делались по причине отсутствия такого требования в Регламенте. Поэтому, когда поступили жалобы от комментаторов о невозможности работать при таком грохоте (все-таки 116 дБ), организаторы потребовали убрать громкость. Что и было сделано в «Лужниках» и на «Санкт-Петербург Арене» прямо во время первых тестовых матчей. 

20170619_113030.jpg

Сотрудники стадионов в спешке убрали громкость кластеров почти полностью. В результате звука на главных трибунах почти не было. Так как ниже медиатрибун располагаются VIP-ложи, то ключевые фигуры, посетившие матчи, оказались в звуковом вакууме. Зато представители прессы были полностью удовлетворены. 

Тут же, по уже устоявшейся традиции, под общим лозунгом «слышал звон» появились многочисленные посты блогеров и даже статьи в прессе за авторством людей, которые по непонятным причинам причисляют себя к специалистам по звуку, об отвратительном качестве звучания стадионов. Слава Богу, что не от них зависела оценка нашей работы. Когда разобрались, кто виноват в отсутствии звука, все претензии к нам были сняты и во время самого чемпионата звук был отличный. 


Теперь подробнее об особенностях систем звукоусиления стадионов.

Стадион «Нижний Новгород» 
Местоположение: Нижний Новгород, район «Стрелка», место слияния Волги и Оки 
Вместимость: 45000 мест 
Озвучивание трибун: JBL PD743-WRC – 80 шт. JBL PD525S-WRC – 76 шт. LAB Gruppen D80:4L – 28 шт. Автоматическое управление громкостью в зависимости от шума трибун. 
Озвучивание VIP-зон: Turbosound Impact TCI52-TR – 104 шт. LAB Gruppen D80:4L – 1 шт. 
Озвучивание прилегающего пространства: Tannoy VLS 15 – 32 шт. LAB Gruppen D20:4L – 4 шт. 
Системы для слабослышащих и слабовидящих: Sennheiser, Микротек 
Маршрутизация: BSS Soundweb London: BSS BLU-806 – 2 шт. BSS BLU-50 – 4 шт. BSS BLU-BOB2 – 4 шт. BLU-DAN – 4 шт. 
Аппаратная: цифровой микшер Soundcraft Si Impact. RME Babyface Pro. Мультиплееры Tascam SS-R100 и SS-R200. Мониторы JBL LSR308 – 2 шт. Радиосистемы AKG DMS800 – 4 компл. 
Пресс-центр: Tannoy Q-Flex 24 – 4 шт. Цифровой микшер MIDAS MR18, Ethernet/USB/MIDI контроллер Behringer X-TOUCH, BSS BLU-100, BSS BLU-BOB2, 4 канала цифровых радиомикрофонов AKG, синхроперевод AKG + BSS, настольные микрофоны 8 х AKG CGN521STS. 
Мобильный комплект: Turbosound MILAN M15 – 4 шт. Turbosound MILAN M18B – 2 шт. Цифровой микшер MIDAS MR18, Behringer BCF2000 USB/MIDI-контроллер, 4 канала цифровых радиомикрофонов AKG, шнуровые микрофоны 2 х AKG D7S, туровые аксессуары. 

Выбор JBL PD743-WRC для озвучивания трибун был сделан без каких-либо колебаний. Добиться давления 116 дБ по кривой А и разборчивости STI 0,55 при неравномерности +/- 3 дБ на стадионе, который не имеет правильного акустического оформления, можно только при помощи очень эффективных АС с контролируемой направленностью. Причем направленность должна контролироваться и в ВЧ-, и в СЧ-диапазонах как по вертикали, так и по горизонтали. Без полноценных рупоров, собираемых в бесшовный кластер, реализовать данное ТЗ было бы проблематично. 

PD743-WRC подходит идеально: направленность 40х30 градусов формируется уже с 300-350 Гц. Корпус трапециевидный, с углами наклона боковых стенок по вертикали и горизонтали в соответствии с направленностью. Квадратное фронтальное сечение позволяет при необходимости поворачивать АС на 90 градусов, что весьма полезно при сборке плотных кластеров с переменной горизонтальной и вертикальной дисперсией. 

82-1.jpg
82-2.jpg

И все бы хорошо, но к концу проектирования из-за Атлантики (уже после того, как все было согласовано с заказчиком) прилетела новость: PD743 сняты с производства, и им на смену пришли PD743i… И одна эта буковка «i» в корне ломала всю затею, так как в новой версии импеданс СЧ был не 8, а 4 Ом, что абсолютно не вписывалось в уже разработанную систему. К счастью, в закромах JBL нашлось необходимое количество нужных динамиков и в конце концов проблему решили. 

Следующей задачей было подобрать максимально подходящие сабвуферы, чтобы состыковать их с сателлитами, у которых нижняя частота 225 Гц (рекомендуемая частота раздела сателлитов и сабвуферов). При выборе нужно было учесть несколько критериев. Во-первых, сабы должны быть достаточно мощными, с качественным мидбасом. Поэтому 18” драйверы не рассматривались. 

Габариты тоже имели значение: сабвуферы не должны быть шире, чем сателлиты, потому что было бы оптимально их разместить непосредственно за сателлитами. Значит, корпуса должны быть также трапециевидными для формирования дуги, повторяющей изгиб СЧ/ВЧ кластера. И по давлению, с учетом их суммирования, сабы должны соответствовать таким громким сателлитам. Просто идеально подошли сабвуферы PD525S-WRC. Впечатливший комиссию FIFA результат подтвердил правильность выбора. Кластеры выглядят несколько непривычно, они «трехэтажные», сателлиты ощутимо больше сабвуферов (и весят в два раза больше), но таковы гримасы электроакустики. 

83.jpg

Восемьдесят сателлитов и семьдесят шесть сабов собраны в двадцать четыре кластера. В двадцати кластерах три сателлита и три сабвуфера в тандемной компоновке: их по шесть штук на длинных трибунах и по четыре – на коротких. Четыре угловых кластера построены иначе. Они также «трехэтажные», но на верхнем этаже четыре сабвуфера горизонтальной дугой, этажом ниже – три сателлита, и в самом низу еще два. Кстати, буквы WRC в названиях означают, что АС защищены от погодных воздействий для условий умеренного климата.

Корпуса обклеены стеклотканью, и оттого, что JBL использует в качестве клея специфический эпоксидный компаунд, их цвет светло-серый. Забавно, что на стадионе в Нижнем Новгороде он оказался практически идентичным цвету несущих конструкций кровли. Складывается впечатление, что АС и железо красили в одном и том же месте. 

IMG_20171128_152844.jpg

К сожалению, о звуке архитекторы и проектанты стадионов думают в самую последнюю очередь. Как следствие – не только отсутствие акустического оформления, к чему все уже давно привыкли, но и расчет нагрузочной способности несущих конструкций, не учитывающий вес акустических систем и усилительных стоек. Выбранные нами направленные акустические системы были в разы легче, чем линейные массивы, удовлетворяющие тем же требованиям по звуковому давлению и разборчивости, но, когда мы озвучили вес всего звукового оборудования, которое надо было разместить на несущем кольце кровли, даже наша цифра вызвала удивление. 

И авторам проекта пришлось усиливать уже готовые конструкции дополнительными элементами. Из-за чего строительная готовность сдвинулась на несколько месяцев. Это о необходимости понимания. Теперь немного о коммутации АС и усилителей. Сначала мы думали разместить все активное оборудование в отапливаемых и кондиционируемых помещениях, но, к сожалению, «номер не прошел»: все площади оказались заняты, при планировании о нас никто просто не подумал. Пришлось срочно пересматривать спецификацию и вместо обычных шкафов ставить климатические, почти как на космическом корабле – с контролем доступа, отслеживанием точки росы, повышения или понижения температуры, прочих нежелательных для электроники погод- ных эффектов, устранением их влияния и много чего еще. 

IMG_20180518_095421.jpg

Усилительных стоек всего четыре, и расположены они по осям стадиона на галерее, окружающей верхний ярус трибун. От установки стоек на мостках мы отказались по одной простой причине: неудобно обслуживать. Достаточно поставить себя на место техника, который в случае поломки усилителя поднимается по вертикальной лестнице с заменой весом 15 килограммов и затем спускается вниз с таким же грузом. Ладно летом, когда тепло, а если поздней осенью или ранней весной?

Комментарии излишни. В результате усилители находятся на довольно значительном расстоянии от АС. Это опровергает устоявшееся мнение, что близость усилителей к нагрузке – непреложная истина, так как надо стремиться к уменьшению потерь в кабелях. Желание уменьшить потери понятно. Но, как утверждал Эйнштейн, все в мире относительно. Что важнее: потери в кабелях или удобство в обслуживании, «цена» потерянных Ватт в более длинных кабелях или стоимость большего количества климатических шкафов? 

Величина потерь в меди напрямую зависит от соотношения импеданса нагрузки и сопротивления проводников. Максимальная длина соединительных кабелей в нашем варианте получилась около 120 метров. Немало, конечно, но мы нашли решение, как минимизировать потери при такой длине. К каждой АС (и к сателлитам, и к сабвуферам) идет кабель 4х4 квадрата. Именно к каждой АС отдельно! 

То есть нет линкования громкоговорителей непосредственно в кластерах, а объединяются они в стойках. Нагрузки каждого звена – 8 Ом СЧ у сателлитов, 16 Ом ВЧ и 2 х 8 Ом у сабов. Сопротивление самого длинного кабеля получилось не более 0,7 Ом, и это меньше 10 процентов потерь при 8-Омной нагрузке. Усилители LAB Gruppen серии D 4-канальные, и подключение АС происходит через панели, в которых на каждый канал приходится по четыре параллельных спикона. Оптимальная нагрузка для них – 2,7 Ом, но они уверенно работают и на 2 Ом. 

По проекту на каждый канал всех усилителей подключено не более трех СЧ- или ВЧ-звеньев сателлитов и, так как каждый динамик в сабах выведен индивидуально, не более трех динамиков HЧ. В аварийной ситуа- ции АС с вышедшего из строя усилителя можно переключить на исправные каналы. К усилителям подключение такое: два канала нагружены на три сабвуфера (по три динамика на канал), третий канал на три СЧ и четвертый – на три ВЧ-звена. Тот же принцип использован и на стадионе в Санкт-Петербурге. 

Параллельные громкоговорители находятся не в одном кластере, а по одному в трех соседних. При поломке усилителя звук пропадает не в целом секторе, а только на части рядов трех секторов, и то не полностью, так как слышен звук соседних АС. На чемпионате мира практически весь верхний ярус главной трибуны занимала медиазона, то есть места комментаторов международных теле- и радиоканалов. А им звук на той же громкости, что и зрителям, как оказалось, противопоказан. Иначе их тексты будут заглушены абсолютно. 

При «поэтажном» подключении АС эта проблема может решаться предельно просто: делается тише верхний ряд в кластерах на главной трибуне. Каждый уси- литель имеет на борту полноценный DSP LAKE, о возможностях которого лишний раз говорить не надо. Была разработана методика максимально удобного обслуживания СЗУ. Акустические системы, конечно, надежные, на заводе они проходят жесткую проверку, но исключить поломку не может никто. Необходимо предусмотреть возникновение аварийной ситуации, когда надо будет заменить динамики в подвешенных на 40-метровой высоте АС. Как решить эту проблему? 

Загонять на футбольное поле тяжелую подъемную технику никто не позволит. Наиболее известны два варианта. Каждый кластер подвешивают на электрических лебедках. Это настолько дорого, что применяется крайне редко. Второй вариант – это стационарный подвес и вызов в аварийной ситуации промышленных альпинистов. Их услуги стоят дорого, да и не всегда график их работы может совпадать с необходимостью экстренного ремонта. Нами был предложен третий вариант. В настиле мостков было сделано по два люка над местами подвеса кластеров. 

На мостки подняты две электрических лебедки, которые закреплены на мощных передвижных тележках. Электропитание для лебедок выведено к местам подвеса кластеров. Тележки просто перекатываются от одного кластера к другому. Это позволяет опускать для ремонта любой кластер. Пара лебедок стоит намного меньше, чем сорок восемь (из расчета по две на каждый кластер) или услуги альпинистов. Выгода такого решения стала видна, когда сроки сдачи стадиона сместились с осени на весну, и кластеры развешивались зимой при температуре минус 20 С. 

Чтобы уберечь важных гостей от нежелательных сюрпризов с верхних трибун, их зрительские места VIP-зоны накрыты сверху козырьком из толстого триплекса. Но козырек перекрывает не только доступ мусору, но и звук от кластеров. Поэтому под козырьком установили сто четыре широкополосные компактные колонки Turbosound IMPACT TCI52-TR. К ним подключен один усилитель LAB Gruppen D80:4L в 100-вольтовом режиме. Трансформаторы в TCI52-TR по 60 Вт, так что звуковое давление достаточно высокое и соответствует требованиям FIFA. 

Усилитель установили в аппаратной, так как она удачно оказалась на одном уровне с VIP-ложами. Стадион опоясывает широкая аллея для перемещения публики. Ее тоже надо было озвучить. Такой громкости, как на трибунах, конечно, не требуется, но все-таки до людей должны разборчиво доноситься объявления и фоновая музыка. С этой целью по периметру стадиона на ограждениях второго уровня эстакады равномерно размещены тридцать две двухполосных АС Tannoy VLS 15 EN54 типа «звуковая колонна». 

IMG_20180518_095315.jpg

Их особенность в том, что вертикальная направленность имеет наклон вниз на 22 градуса и при вертикальном раскрытии 30 градусов и 130 по горизонтали они равномерно покрывают все окружающее пространство. Подключены они по линиям 100 В к четырем усилителям LAB Gruppen D20:4L, которые стоят в общих усилительных шкафах. Создание доступной среды для людей с ограниченными возможностями стало непременным условием для спортивных объектов. По этой причине на стадионах требуются дополнительные звуковые системы для слабослышащих и слабовидящих. 

Как правило, современные слуховые аппараты имеют функцию «Т», то есть способны принимать сигнал от индукционной петли. Индукционные петли бывают двух видов: стационарные, встроенные в гребенку трибун, и индивидуальные для каждого слабослышащего, подключаемые к радиоприемникам. У каждого варианта есть свои преимущества и недостатки. В Нижнем Новгороде штробить бетон готовой гребенки для укладки петель было уже невозможно, и потому приняли решение использовать радиотракт с индивидуальными приемниками. 

IMG_8071-07-08-18-06-03.jpg

Систему организовали с помощью Sennheiser SR 2020-D с широкоугольными антеннами и дополнительными усилителями. Работало двести приемников, к которым можно подключать индукционные петли или наушники (в случае отсутствия у слухового аппарата функции «Т»). На передатчики поступал тот же звуковой сигнал, что и на акустические системы. Для слабовидящих работают специальные дикторы, подробно описывающие события на футбольном поле. 

Система для слабовидящих тоже работает по радиоканалу, но в более низком частотном диапазоне, не захватывающем полосы FM-радиостанций. По нашему заказу новосибирская компания «Микротек» изготовила два передатчика и антенны к ним, настроенные на частоты 76-80 МГц. Проблема с приемниками решилась с помощью двух сотен наушников с FM-тюнерами расширенного диапазона. Если приемники Sennheiser хранятся и заряжаются в стандартных кейсах, то для FM-наушников пришлось разработать и изготовить специальные кейсы с местами под USB-зарядку наушников. Маршрутизация – это нервная система СЗУ. 

От ее возможностей и надежности зависит работоспособность всех приборов. Связь между основными участками СЗУ происходит по оптоволоконным одномодовым кабелям. С целью максимальной надежности обмена информацией между устройствами маршрутизация была продублирована не только по линиям, но и по цифровым протоколам. Одновременно, как и на Санкт-Петербург Арене, задействованы DANTE и BLU link. То есть соединения производятся как «звездой» по двум линиям DANTE Primary и Secondary, так и замкнутым кольцом BLU link. Состыкованы протоколы через матричные процессоры и другие устройства BSS. 

В аппаратной СЗУ находятся два BSS BLU-806 с DANTE и BLU link на борту: один из них подключен к системе, а другой находится в состоянии холодного резерва. В каждом процессоре карты с аналоговыми и AES входами (по восемь аналоговых и по четыре пары AES), и в случае неисправности основного микшера легко подключить в систему любой другой. По одному аналоговому входу занято аппаратной системой оповещения и управления эвакуацией (СОУЭ). Для них установлен приоритет, то есть в экстренной ситуации отключаются все другие источники и СЗУ транслирует только речевые сообщения, поступающие от СОУЭ. 

К оптическим линиям процессоры подключены по DANTE через раздельные для линий Primary и Secondary коммутаторы с SFP-модулями, а в кольцо BLU link – через пару медиаконверторов. В каждой усилительной стойке также по два коммутатора и медиаконвертора. Плюс в стойках есть преобразователи из Dante в BLU link (BSS BLU-DAN), матрицы BSS BLU-50 с аналоговыми входами и выходами и блоки BSS BLU-BOB2 с аналоговыми выходами. BLU-50 выполняют две функции: к ним подключены десять микрофонов-датчиков автоматического управления громкостью, а с аналоговых выходов отправляется сигнал на передатчики для систем слабослышащих и слабовидящих. 

Аналоговые выходы BLU-BOB2 заведены на аналоговые входы усилителей. В качестве приоритетного установлен DANTE, а аналоговый вход автоматически подключается только в случае сбоев цифрового сигнала. В общем, все практически так, как в Санкт-Петербурге. В аппаратной есть весь необходимый набор оборудования для комфортной работы: цифровая консоль Soundcraft Si Impact с картой DANTE, четыре канала цифровых радиомикрофонов AKG 800-й серии с ручными передатчиками, рабочая станция HP с двумя мониторами, звуковые мониторы JBL LSR305, наушники AKG K271 MKII.

Источники звука – USB-интерфейс RME Babyface Pro, мультиформатные рекордеры/плееры Tascam SS-R100 и SS-R200. Антенны радиосистем находятся снаружи , как и мощная уличная точка доступа WiFi. Рабочий стол звукооператора изготовлен на заказ с учетом требований эргономики рабочего места: все нужное – в прямой видимости и в доступе на расстоянии вытянутой руки. К аппаратной можно отнести и два дикторских места. 

У дикторов есть свои индивидуальные предпочтения, и потому сделан максимально универсальный вариант: на каждом месте гарнитуры AKG HSC271 (наушники которых подключаются на общий усилитель PreSonus HP4) и пульты громкости наушников и микрофонов. При желании дикторы могут работать с радиосистемами, которые находятся в аппаратной. И именно радиосистемами дикторы пользовались во время матчей: они выходили на балкон аппаратной, чтобы быть в гуще событий и оперативно реагировать на настроение публики. Также в требования был включен мобильный комплект: вещь необходимая для многофункциональных объектов. 

Он должен быть достаточно автономным, но иметь возможность подключения к общей маршрутизации. Он состоит из активных акустических систем: четырех сателлитов Turbosound MILAN M15 и пары сабов MILAN M18B. А также мультиформатного проигрывателя Tascam CD-200SB, четырехканальной цифровой радиомикрофонной системы AKG 800-й серии (два ручных и два поясных), пары шнуровых AKG D7S. Цифровой микшер MIDAS MR18 управляется с любого мобильного гаджета (в комплект включили iPad). 

По причине отсутствия фейдеров на микшере для оперативных регулировок добавили MIDI-контроллер Behringer BCF2000. Все укомплектовано необходимыми аксессуарами: микрофонными и спикерными стойками Gator, кейсами Ultimate Support, тележками, кабелями и пр. Одна из самых важных зон стадиона – пресс-центр. На мундиаль съезжаются корреспонденты самых престижных агентств мира, и уровень оснащения их рабочего места должен быть соответствующим. 

Основная сложность – большое количество одновременно работающих микрофонов, которыми, вдобавок, пользуются необученные люди. Мы установили на медиатрибуне восемь микрофонов AKG CGN521STS плюс четыре канала цифровых радиосистем. Уследить за двенадцатью микрофонами, часть которых перемещают по залу, так, чтобы было слышно всех говорящих и при этом избегать эффектов, вызванных обратной связью, задача не простая даже для опытного звукорежиссера. 

IMG_20180518_094727.jpg

Поэтому с начала проектирования было решено задействовать автомикширование по максимуму. Все микрофоны – и настольные, и радио – подключены к микшеру MIDAS MR18, в котором производится динамическая обработка и автомикширование. Сигнал с микшера и других источников звука (Tascam SS-R200, компьютеры докладчиков) поступает на матрицу BSS BLU-100 напрямую или через модуль BLU-BIB, в который также приходят и обрабатываются сигналы из четырех кабин переводчиков. В каждой кабине по два рабочих места со специально изготовленными пультами, работающими с матрицами BSS. 

Смикшированный аналоговый сигнал от BSS BLU-100 приходит на четыре активных звуковых колонны Tannoy Q-Flex 24, а цифровой – через линии BLU link на модуль BLU-BOB. Этот модуль через аналоговые выходы раздает сигнал на четыре пассивных трансформаторных сплиттера 1:9 LES DS-109ASTM, к которым журналисты подключают рекордеры. 

Микшер оперативно управляется через MIDI-интерфейс Behringer X-TOUCH с моторизованными фейдерами, а контролируется все оператором через наушники, мониторы, ноутбук и, если нужно выйти из аппаратной в зал, с iPad. Это все, что можно кратко сказать об идеологии и общем построении звуковых систем стадиона в Нижнем Новгороде.


Стадион «Санкт-Петербург Арена» 
Местоположение: Санкт-Петербург, Крестовский остров 
Вместимость: 64468 мест 
Озвучивание трибун: JBL VLA901-WRX – 96 шт. JBL VLA601-WRX – 24 шт. LAB Gruppen D120:4L – 40 шт. Автоматическое управление громкостью в зависимости от шума трибун. 
Маршрутизация: BSS Soundweb London: BSS BLU-806 – 2 шт. BSS BLU-50 – 10 шт. BSS BLU-BOB – 10 шт. BLU-DAN – 2 шт. 
Аппаратная: цифровой микшер Soundcraft Vi3000. Мультиплеер Tascam CD-240 – 2 шт. DVD-проигрыватель Tascam DV-D01U – 2 шт. Мониторы JBL LSR308 – 2 шт. Радиосистемы AKG DMS800 – 8 компл. 

88-1.jpg

Эпопея строительства стадиона в Санкт-Петербурге подробно описана в многочисленных медиаисточниках, а также в материалах уголовных дел. Но, несмотря на все трудности, стадион все-таки был построен и летом 2017 года принял Кубок Конфедераций, а через год – и чемпионат мира. Кажется, что архитектор стадиона Кисе Курокава воплотил в этом проекте самые невероятные фантазии. 

Выкатное поле, раздвижной купол: такого раньше в России не было. И если выкатное поле нас особо не интересовало, то раздвижной купол сослужил хорошую службу. Несущее кольцо кровли сделано в форме круга, и если по коротким сторонам стадиона оно проходит над самыми ближними к полю рядами, то по длинным нависает почти посередине трибун. То есть при размещении кластеров под кольцом несколько тысяч зрителей на длинных трибунах получили бы звук в затылок. А еще пришлось бы увеличивать количество колонок в кластере, чтобы добиться большего вертикального раскрытия. 

88-2.jpg

88-3.jpg

88-4.jpg

И вот тут очень помогли несущие арки раздвижного купола, которые располагаются непосредственно над длинными сторонами поля, перед рядами сидений. Получив согласие архитекторов на размещение кластеров под арками, мы наконец смогли приступить к проектированию. Нижние кромки несущего кольца и арок раздвижного купола расположены на высоте 65 метров от поля, то есть на уровне 18-го этажа стандартного дома. Внушительная цифра! Большому стадиону – большие колонки.

Имея в арсенале OKNO-AUDIO такой бренд, как JBL, я не сомневался в возможности реализации проекта. В США огромных стадионов построено, наверное, столько же, сколько во всем остальном мире. Причем в разных климатических зонах: от Аляски до Флориды. Поэтому опыт у JBL, как у ведущей компании, накоплен огромный, и разработана такая линейка громкоговорителей, что можно качественно озвучить объект любой сложности. Всегда найдутся модели, идеально подходящие для конкретной задачи. 

В случае питерского стадиона лучшим вариантом оказалась линейка VLA (Variable Line Array). Почему именно VLA? Все очень просто: это инсталляционные линейные массивы, которые сделаны именно для озвучивания огромных пространств. Большой плюс VLA в том, что все АС полнодиапазонные, трехполосные и с рупорной серединой. То есть направленность контролируется в горизонтальной плоскости не только в ВЧ-, но и в СЧ-диапазоне, а это очень актуально для помещений с отсутствием акустического оформления. Второй плюс состоял в том, что VLA – модель проверенная, так как по всем Штатам и другим странам эти массивы работают на десятках стадионов. 

И, наконец, изюминка: разработал этот массив Марк Уреда – легендарный в мире электроакустики человек, которому невозможно не доверять. Опытные инженеры должны помнить выдающиеся студийные мониторы и ламповые приборы Urei. В линейке VLA всего шесть элементов с разной направленностью, каждый из которых выпускается в трех версиях: стандартной (для крытых помещений), WRC (с обычной защитой для умеренного климата) и WRX (с экстремальной защитой для морского климата). Так как питерский стадион построен на берегу Финского залива и активных ионов в воздухе Крестовского острова предостаточно, было решено выбрать самую защищенную версию – WRX. 

Электроакустический расчет показал, что для выполнения требований FIFA по неравномерности звукового поля, звуковому давлению и разборчивости речи на всех зрительских местах достаточно всего десяти массивов: по три на длинных сторонах и по два на коротких, в каждом из которых по двенадцать АС. В тех массивах, которые работают на длинные трибуны, все элементы одинаковые: это VLA901-WRX (90 градусов по горизонтали). В остальных сверху по шесть VLA901-WRX, дальше по шесть VLA601-WRX (60 градусов по горизонтали). И все было бы хорошо, если бы не одно «но»: в стандартном варианте импедансы НЧ и СЧ в обеих системах были по 4 Ом, а ВЧ – 16 Ом. 

20170619_113835.jpg

Для задуманной схемы подключения по 16 Ом для ВЧ устраивало. Но параллельное соединение внутри системы пар НЧ- и СЧ-динамиков и их импеданс по 4 Ома не устраивали никак. В те годы, когда только разрабатывались VLA, мощности усилителей были несравнимо ниже, и на каждую полосу АС нужно было отдавать один канал усиления, но сейчас ситуация в корне изменилась. Незадолго до начала проектирования компания LAB Gruppen, которую считают гуру в мире усилителей, запустила в производство новую 4-канальную серию D с очень привлекательной способностью произвольно перераспределять мощность между каналами и оптимальной нагрузкой 2,67 Ом. 

В этой серии на старте было три базы с мощностями 8, 12 и 20 кВт с DSP LAKE и Tesira (D80:4, D120:4, D200:4). Позднее добавились еще три менее мощных модели. Усилители D120:4L с процессорами LAKE подходили для поставленной задачи идеально. Во-первых, из имеющихся на борту 12 кВт можно было на одну пару каналов при нагрузке 2,67 Ом направить по 5,9 кВт, а остальную мощность распределить на другую пару. То есть два канала нагрузить на НЧ с достаточно большой мощностью, а два других с более скромными потребностями направить на СЧ и ВЧ. 

Таким образом, на каждый усилитель приходилось по три VLA901 или VLA601. Во-вторых, в усилителях по умолчанию есть три варианта входов: DANTE, AES и аналоговый, каждый из которых можно сделать приоритетным или резервным. При потере сигнала на приоритетном входе автоматически, без всяких нежелательных эффектов, усилитель переключается на резервные входы. И в-третьих, усилители имеют блок питания с корректором фактора мощности и рабочим напряжением 70 – 265 В. 

20170619_113548.jpg

Остановившись на D120:4L, пришлось просить JBL изменить подключение динамиков в колонках. А именно: сделать раздельное подключение НЧ-динамиков (2 х 8 Ом) и последовательное – СЧ-звена (16 Ом). ВЧ оставались без изменений. Приятно удивило, что инженеры компании JBL с вниманием отнеслись к нашей просьбе и сделали все так, как требовалось. Но обнаружилась другая проблема: в колонках VLA версий WRC и WRX предустанавливались 6-жильные кабели. Для нашей конфигурации требовались 8-жильные. 

И тут выяснилось, что имеющая контракт на поставку кабеля для JBL компания не может изготовить такой кабель. И тогда американские менеджеры JBL впали в состояние грогги: надо же найти нового поставщика, заключить договор поставки, оплатить, подождать изготовления в общей очереди… На наш вопрос «А почему бы не поставить два 4-жильных кабеля вместо одного 8-жильного?» – из-за океана накатила волна восторга по поводу такого простого для нас решения. И проблема была снята. 

Еще один нюанс: JBL не делает стандартные подвесы для VLA. Зато корпуса просто нашпигованы множеством точек М10. Поскольку Питер не только культурная столица, но и технически развитый город, все необходимое железо было разработано и сделано там. Простой арифметический расчет показывает, что для ста двадцати элементов VLA достаточно сорока усилителей LAB Gruppen D120:4L. Массивов всего десять, поэтому понадобилось столько же усилительных стоек, в каждой – по четыре усилителя. Все стойки на мостках, и к ним от каждого элемента массивов идет восемь линий по 4 квадрата (то есть минимальный импеданс нагрузки – 8 Ом). 

Подключаются они к усилителям через коммутационные панели с разъемами Speakon NL4 – по четыре параллельных разъема на каждый канал. Так как на усилитель в нормальном режиме нагружено по три АС, то на каждом канале один Speakon остается свободным, и при отключении одного усилителя в стойке все три его АС спокойно переключаются на троих оставшихся «коллег». 

Мощность при этом немного просаживается, но некритично: система все равно остается работоспособной. А по факту такое решение дает 25 процентов резервных каналов без запасных усилителей в каждой стойке. Теперь немного о системе маршрутизации. Ее сердце – два матричных процессора BSS BLU-806, которые дублируют друг друга в аппаратной. В слоты матриц установлены карты аналоговых входов и выходов для обмена звуковыми сигналами с другими службами, минуя микшерную консоль. 

По одному входу на каждой матрице занято под речевую информацию от системы оповещения и управления эвакуацией (СОУЭ), и предусмотрена возможность автоматического отключения от тракта всех остальных источников звука. Процессоры двуязычные – с форматами DANTE и BLU link – и было бы опрометчиво не использовать такую особенность «на полную катушку». 

В каждую усилительную стойку приходят сигналы через сеть DANTE (две линии: Primary и Secondary) и через кольцо BLU link. DANTE подается «звездой» по оптике: для этого в каждой стойке по паре Ethernet-свитчеров с оптическими и медными портами для Primary и Secondary линий. Магистральный BLU link на мостки уходит также по оптике в ближнюю к аппаратной стойку (через две пары медиаконверторов: одна пара – в аппаратной, другая – в стойке), а дальше по комбинированному кольцу CAT5/оптика раскидывается по остальным девяти. Есть еще две линии DANTE cо специальным заданием: через конверторы BLU-DAN соединяются матрицы BSS BLU-50, также по одной в каждой стойке.

 К их аналоговым входам подключены микрофоны контроля шума на трибунах для автоматического управления громкостью, а к выходам подключаются передатчики систем для слабослышащих и слабовидящих. Путь линий BLU link на мостках следующий. Во всех стойках имеется по одной штуке BLU-BOB и вот для чего. Их выходы подключены к аналоговым входам усилителей. 

Теряется или сбоит сигнал DANTE – усилители автоматически, без щелчков и задержек, переключаются на аналог. То есть по факту получается четырехкратное резервирование по магистральным линиям: две линии DANTE, и кольцо BLU link. В стойках, кроме коммутаторов для DANTE, есть еще по одному коммутатору, через которые по HiQnet контролируются BSS BLU-50 и (по своему протоколу) система климат-контроля и открывания/закрывания дверей. 

Переместимся с открытого воздуха в помещение. А именно – в аппаратную мультимедийной системы стадиона, где находится рабочее место звукооператора. На питерском стадионе работы вели инженеры и дизайнеры «ОКНО-ТВ Северо-Запад». Поэтому аппаратная напоминает уменьшенную копию Центра управления полетами: там собрано все управление стадионом. Здесь главное для СЗУ устройство – цифровая консоль Soundcraft Vi3000. Владение HARMAN швейцарской компанией Studer положительно сказалось на интерфейсе микшера. 

Очень помогают штудеровские находки типа Fader Glow (разноцветная подсветка фейдеров в зависимости от функций), 3D Vistonics II (установка энкодеров прямо на тач-скрин-дисплеях: регулируемый параметр всегда в поле зрения) и четыре слота D21m (широчайший выбор опциональных карт всевозможных форматов, в том числе от сторонних производителей). Пару слотов занимает карта Riedel RockNet RN.343.VI, через которую организовано еще одно кольцо с приборами для служебной связи и обмена с ТВ. При желании к микшеру можно было бы еще добавить Realtime Rack с 74 плагинами Universal Audio, но это актуально, скорее, для студий звукозаписи. 

20170523_195722.jpg

По умолчанию на борту консоли полноценный Dante/MADI интерфейс (переключаемый), полный набор динамической и частотной обработки от BSS, ревербераторы Lexicon, и, на десерт, в новой версии софта можно управлять непосредственно с пульта радиосистемами не только AKG, но также Shure и Sennheiser. Плюс наличие достойного алгоритма автомикширования Studer vMIX c двумя группами по шестнадцать каналов. И, само собой разумеется, дистанционное управление через компьютер или планшет. 

Надо еще упомянуть, что на Soundcraft Vi3000 можно изменять конфигурацию физических входов и выходов не только установкой опциональных карт, но и заменой линеек с входами и выходами. Всего линеек четыре штуки по шестнадцать каналов, менять можно только три. Одна, с выходами LCR, стоит перманентно. Для работы на концертах к консоли можно подключить стейдж-боксы двух типов: Vi stagebox и Compact stagebox (MADI на выбор: оптический или CAT5). В общем у Soundcraft получилась мощная, удобная и гибкая машина с идеальным соотношением «цена-качество». 

Контролируется и управляется вся система через рабочую станцию HP с двумя 24” мониторами. Основной источник звука – аудиосервер с картой DANTE Accelerator. Для большей оперативности есть еще пара мультиформатных плееров Tascam CD-240 и даже два DVD-проигрывателя Tascam DV-D01U. Мониторы звукооператора – JBL LSR308, наушники – AKG K271MKII. Дикторские места укомплектовали гарнитурами AKG HSC171 и настольными микрофонами AKG CGN321STS с программируемыми кнопками (push-to-talk или on-off). 

Парк радиомикрофонов представлен восемью каналами на базе цифровых систем AKG DMS800. Это четыре 2-канальных приемника DSR800 с аналоговыми, AES и DANTE выходами, по четыре ручных DHT800 и поясных DPT800 передатчика, четыре динамических микрофонных капсюля D7WL1, пара микрофонов с оголовьем HC577L и четыре петличных микрофона CK97CL. Плюс антенный сплиттер APS4 и две активные выносные антенны SRA2B/W. 

Чтобы постоянно не вспоминать о замене батареек, для всех передатчиков в аппаратной стойке установлены зарядные устройства, в которых аккумуляторы заряжаются без извлечения из передатчиков. Предусмотрено даже проводное дистанционное управление для карманных передатчиков с кнопкой mute, которое на прищепке крепится к одежде в удобном для пользователя месте. Вот так вкратце устроена система звукоусиления второго по размерам стадиона России.



«Лужники», «Стадион Калининград», «Самара Арена», «Мордовия Арена» и «Ростов Арена»


Главным, самым ответственным и большим, является стадион «Лужники»: открытие, первый матч, один полуфинал, финал и закрытие – это лицо чемпионата. Стадион стал не только самым важным, но и первым из введенных в строй: «Лужники» принимал матчи Кубка Наций летом 2017 года. Инженерами McCauley совместно со специалистами «Русских звуковых систем» были разработаны уникальные системы MLA3-2i, которые полностью отвечали всем задачам и требованиям FIFA. Системы были изготовлены в России на фабрике специально построенной под проект ЧМ 2018 по программе импортозамещения. 

Эти же АС в дальнейшем были установлены и на других четырех стадионах: в Калининграде, Ростове-на-Дону, Самаре и Саранске. За разработкой системы маршрутизации сигнала, автоматической регулировки громкости кластеров, систем для слабослышащих и слабовидящих «Русские звуковые системы» обратилась в OKNO-AUDIO. К тому времени футбольный стадион ВЭБ-Арена (ЦСКА), где компания OKNO-AUDIO спроектировала и установила систему звукоусиления, уже два сезона принимал матчи, в том числе международные. 

Вся маршрутизация на этой арене построена на линейке Soundweb London от BSS и работает безупречно. Поэтому не было сомнений, что такая идеология системы маршрутизации, качественная и надежная, подойдет для стадионов FIFA. В процессе погружения в проблематику озвучивания футбольных стадионов мы настолько отшлифовали разработанную схему маршрутизации, что она стала фактически типовой. В линейке Soundweb London есть все необходимое и достаточное для формирования системы маршрутизации любой сложности. 

Это мощные «двуязычные» цифровые матричные процессоры BLU-806 с протоколами BLU link и DANTE и полным набором динамической и частотной обработки звука (c четырьмя слотами для установки 4-канальных карт аналоговых и AES входов и выходов), матрицы BLU-50 с фиксированными аналоговыми входами и выходами и BLU link, выносные модули аналоговых входов и выходов BLU-BIB и BLU-BOB с BLU link, конвертор DANTE/BLU link, очень удобное в работе ПО Audio Architect. В «Лужниках» по проекту было предусмотрено четыреста мест для слабослышащих. Остановились на варианте с инфракрасным трактом, который используется практически на всех стадионах в США. 

Включили в проект определенное количество излучателей AKG серии CSX. Но из-за того, что расстояние между излучателями и местами для слабослышащих по факту оказалось больше, чем предполагалось при проектировании (не наша ошибка, так часто бывает на стройке), устойчивость сигнала была невысокой. Пришлось ставить дополнительные излучатели. Проблема решилась, но за пару недель до старта вдруг выяснилось, что слабослышащие могут находиться не только в отведенной согласно ТЗ зоне, а на любых местах. 

То есть инфракрасным излучением надо было покрыть все трибуны. И было удачей, что система AKG CSX позволяет подключать практически неограниченное количество излучателей. Добавили и покрыли сигналом все зрительские места. Кроме модуляторов CSX BIR10 и излучателей CSX IRT3 в системе для слабослышащих четыреста индивидуальных приемников CSX IRR10 с наушниками AKG K15 и восемь зарядных устройств для пятидесяти приемников каждое. В уже неоднократно упоминавшемся Регламенте FIFA часто говорится о необходимости наличия радиомикрофонов, но ничего об их количестве. Пришлось действовать, исходя из опыта. 

Решили, что достаточно шести каналов с ручными передатчиками и двух – с портативными. Остановились на цифровых радиосистемах AKG серии DMS800. Двухканальные приемники с выходами Dante, AES и балансными аналоговыми, ручные передатчики с конденсаторными капсюлями C5WL1 и портативные передатчики с микрофонами с оголовьем C520L, плюс антенный сплиттер APS4 и активные выносные антенны SRA2B/W. 

Такой комплект хорошо показал себя в других инсталляциях, поэтому сомнений не было. В маршрутизацию на базе процессоров BSS BLU-806 легко вписываются продукты других производителей. В «Лужниках» в систему был включен цифровой микшер MIDAS M32 с картой Klark Teknik DN32-DANTE. Кроме микшера в аппаратной имеются мультиформатные проигрыватели Tascam CD-240 и Tascam SS-R200, контрольные мониторы JBL LSR308 и наушники AKG K271MKII. 

Широкие возможности оборудования AKG и BSS выручали в «Лужниках» не один раз. В дополнение к ситуации с системой для слабослышащих пришлось использовать и вспомогательную звуковую систему. В ТЗ забыли упомянуть, что места для VIP-персон и МГН (малоподвижных групп населения) оказались в звуковой тени основной СЗУ. Холдингу «Русские звуковые системы» пришлось экстренно произвести несколько сотен компактных громкоговорителей и усилителей. Для их подключения в общую маршрутизацию мы допоставили всего четыре модуля аналоговых выходов BSS BLU-BOB. 

Они без проблем вошли в уже существующее кольцо BLU link. Системы маршрутизации и управления на четырех других стадионах, оборудованных «Русскими звуковыми системами», отличаются от «Лужников» незначительно. Например, вместо микшерных пультов MIDAS M32 установлены более компактные, но с теми же функциональными возможностями M32R, а как источник звука используется мультиформатный проигрыватель одного типа – Tascam SS-R200. Сокращено и количество радиомикрофонных систем – все тех же цифровых AKG DMS800: только по две ручных и портативных. 

Инфракрасные системы для слабослышащих также вдвое меньше, чем на Лужниках, и рассчитаны на двести человек. На этом, уже просто необходимо закончить. Если кто-то из читателей все еще здесь, мы им очень благодарны, и надеемся, что они дочитали до конца не потому, чтобы узнать, расплатились ли с нами... А потому, что любят хороший звук, как и мы, знают, как непросто сделать так, чтобы акустика даже самого именитого производителя зазвучала. В статье говорилось о курьезах, об абсурде, о находчивости, о подвиге, о технологиях и знаниях. 

За всем этим стоят разные по образованию, характерам, специальностям, многому чему еще, люди. Хорошо, что во время работ для этих 7 стадионов, если уж не денежный, то человеческий баланс сложился для компании ОКНО так, что мы справились с этой интересной работой, которая действительно встречается в жизни редко.



ba81761f.jpg

-.jpg

sankt-peterburg.jpg

Panasonic в Еврейском музее
Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Сейчас я работаю с Бастой — Василием Вакуленко. У него плотный концертный график. Также работаю на живых концертах с Тимуром Родригезом. Ранее — с Дмитрием Маликовым, еще с Дмитрием Певцовым и группой «Картуш» и целой плеядой отечественных и иностранных коллективов.

Эксплуатация электронной музыкальной и звуковой аппаратуры. Взгляд звукоинженера

Эксплуатация электронной музыкальной и звуковой аппаратуры. Взгляд звукоинженера

Я хо­тел бы без фор­мул и урав­не­ний рас­ска­зать ги­та­ри­с­там об ос­нов­ных про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих в трак­те их эле­к­т­ро­ги­та­ры, что, на мой взгляд, мо­жет по­мочь им в твор­че­с­ких ис­ка­ни­ях. Сра­зу ого­во­рюсь, на­ша ла­бо­ра­то­рия за­ни­ма­ет­ся ре­мон­том не ги­тар, а толь­ко их эле­к­трон­ной на­чин­ки.

Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Сейчас я работаю с Бастой — Василием Вакуленко. У него плотный концертный график. Также работаю на живых концертах с Тимуром Родригезом. Ранее — с Дмитрием Маликовым, еще с Дмитрием Певцовым и группой «Картуш» и целой плеядой отечественных и иностранных коллективов.

Эксплуатация электронной музыкальной и звуковой аппаратуры. Взгляд звукоинженера

Эксплуатация электронной музыкальной и звуковой аппаратуры. Взгляд звукоинженера

Я хо­тел бы без фор­мул и урав­не­ний рас­ска­зать ги­та­ри­с­там об ос­нов­ных про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих в трак­те их эле­к­т­ро­ги­та­ры, что, на мой взгляд, мо­жет по­мочь им в твор­че­с­ких ис­ка­ни­ях. Сра­зу ого­во­рюсь, на­ша ла­бо­ра­то­рия за­ни­ма­ет­ся ре­мон­том не ги­тар, а толь­ко их эле­к­трон­ной на­чин­ки.

Мониторинг: Урок 9. Эквализация и измерения мониторных систем

Мониторинг: Урок 9. Эквализация и измерения мониторных систем

Наверное, всем проектировщикам студий приходилось время от времени слышать от персонала студий просьбы создать громкоговоритель, комнату или мониторную систему, идентичные уже существующим по звучанию, или по крайней мере хотя бы повторить некоторые из основных параметров. Обычно считается, что корректировка частотной характеристики приведет два непохожих по звучанию устройства в состояние подобия. Несомненно, это заблуждение, иначе дешевую скрипку можно было бы «эквализировать» и заставить звучать как скрипку Страдивари, а это, как мы знаем, невозможно.
Если мы хотим, чтобы две акустические системы звучали одинаково, одинаковой должна быть не только их конструкция, необходимы еще и одинаковые условия прослушивания. То же условие подобия применимо и к комнатам: для получения похожих звуковых характеристик помещения должны быть похожей конструкции. Согласно классической акустике общее качество звучания любого громкоговорителя или системы всецело определяется частотной характеристикой амплитуды звукового давления, фазово-частотной характеристикой и уровнем нелинейных искажений в данной системе. Но ключевой вопрос в том, насколько близки должны быть характеристики двух систем для того, чтобы они показались нам, в общем-то, близкими по звучанию.

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Звукорежиссер Руслан Дмитриев: «Предпочитаю надежность во всем»

Сейчас я работаю с Бастой — Василием Вакуленко. У него плотный концертный график. Также работаю на живых концертах с Тимуром Родригезом. Ранее — с Дмитрием Маликовым, еще с Дмитрием Певцовым и группой «Картуш» и целой плеядой отечественных и иностранных коллективов.

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Форум

Словарь

Channel Massage

- это MIDI-сообщение с информацией Status Byte от 80h до EFh. Первая цифра Status Byte (8h-Eh)указывает тип сообщения, вторая (Oh-Fh) определяет номер канала (с 1 до 16). Сообщение (94.30.60) определяет режим Note On на канале №5 (9 указ...

Подробнее