Christie

Мониторинг Урок 19. Мониторные системы для «бессредных» помещений. Часть 2



Фи­лип Нью­элл
Перевод и техническое редактирование
Александра Кравченко,
компания Sound Consulting
www.sound-consulting.net
vita46@yandex.ru





Sound Consulting





4. Субъективные и объективные оценки


На рисунках 4 и 5 показан импеданс горловины, амплитуда давления и фазовые характеристики осесимметричного рупора АХ2 и их сравнение с соответствующими графиками хорошего профессионального рупора прямоугольной формы. Улучшенная гладкость характеристик рупора АХ2 проявляется очень выразительно и вполне очевидно. Графики законченной мониторной системы показаны на рис.6 (a) и (b), хотя эти графики были сделаны еще тогда, когда использовался электронный кроссовер с симметричным спадом 24 дБ на октаву.


4.jpg    5.jpg


Рис.4.                                                                                Рис.5.
(а) Импеданс горловины типичного                             (а) Амплитудная и фазовая характеристика
прямоугольного рупора                                                   типичного прямоугольного рупора с драйвером в помещении;
для общего использования;                                            (b) амплитудная и фазовая характеристика комбинации
(b) график импеданса горловины                                  
рупора А с компрессионным драйвером TD2001 в помещении
осесимметричного рупора АХ2




6.jpg          7.jpg



Рис.6.                                                                                                   Рис.7. Амплитудные и фазовые графики
(а) Измерение двухполосной мониторной системы                       
полной  системы в области частоты среза
студии LMH на расстоянии двух метров;                                      
и частоты деления кроссовера                                      
 (b) «Хвост» затухания импульсной функции
в первые 20 миллисекунд в студии LMH
(отфильтровано в диапазоне от 20 Гц до 20 кГц)





Описанный выше несимметричный кроссовер со спадом 12 дБ и 24 дБ на октаву еще больше сгладил характеристику в точке раздела (около 1 кГц), что можно увидеть на рис.7. На рис.8 показана характеристика направленности рупора АХ2 и наглядно продемонстрирована плавность его внеосевого спада.



8.jpg




Рис.8. Графики направленности осесимметричного рупора АХ2



Уже с первого тестового прослушивания системы стала очевидной та легкость, с которой она способна к подстройке высоко/низкочастотного баланса при использовании хорошо известных компакт-дисков. Последующие измерения показали, что первоначальная настройка «на слух» с помощью музыкального материала была всего лишь в пределах децибела от оптимальной, определенной измерениями.

В течение двух месяцев после установки первой такой системы через эту контрольную комнату прошло очень много людей, и все единодушно отмечали в своих комментариях ее плавность, прозрачность, «незаметность» для пользователя, четкость стереообразов, общую ясность и широкий спектр. Конечно, в горизонтальном плане каждый кабинет ведет себя как точечный источник звука, потому что «расположение» фантомного источника низких частот, извлекаемых парой низкочастотных громкоговорителей, приходится точно на центр средне/высокочастотного рупора.


Поэтому вне зависимости от расположения слушателей в помещении источники звука субъективно остаются фазово когерентными благодаря нашей относительной невосприимчивости к позиционной нестабильности из-за вертикальных отражений (отражений от пола).



Что бы там ни было, но эти мониторы в «бессредных» помещениях ведут себя так же, как и громкоговорители, вмонтированные в наружные стены зданий и направленные в свободное поле. Таким образом, ослабление уровня звукового давления здесь происходит быстрее, чем если бы это было внутри обычного помещения. Поэтому от мониторных систем требуется способность производить более высокий уровень звукового давления.


Еще одна функция среды прослушивания в условиях «свободного поля» вытекает из того факта, что если осевая характеристика является очень важной в позиции прослушивания, так как не существует никаких способных ее разрушить комнатных отражений, то любые внеосевые проблемы слышатся именно как внеосевые в гораздо большей степени, чем если это было бы в случае с традиционным помещением, где из-за особенностей среды имеет место определенное сглаживание и замазывание деталей.


Другими словами, если в обычных помещениях внеосевые нарушения могут расстраивать осевые характеристики посредством реверберационного поля, то в «бессредных» помещениях такого не может быть хотя бы уже потому, что реверберационное поле там отсутствует. Однако если в обычных помещениях любые внеосевые проблемы представляются не столь значимыми, так как подкрепляются реверберационным полем от линейногоосевого отклика, то в «бессредных» помещениях на такое улучшение» рассчитывать не приходится.


Если в «бессредной» комнате существует приоритет «все только для звукоинженера», то вполне достаточно точности осевых характеристик. Однако если требуется охват большей части помещения, то – наряду с сохранением осевых характеристик – добиваться приемлемых внеосевых характеристик сложнее, чем в обычном помещении.


Общим для всех «бессредных» комнат является то, что мониторинг, в сущности, определяется исключительно акустической системой. Если принять необходимые меры по правильной установке и позиционированию оборудования, чтобы отраженный от него звук отклонялся от слушателей в сторону системы ловушек, то помещения этого типа самых различных форм и размеров способны достичь очень высокого уровня совместимости друг с другом.

Различные типы хороших, качественных мониторных систем, удовлетворяющих этим специальным требованиям, не воспринимаются настолько по-разному, как это зачастую принято считать. А вот плохие акустические системы покажут очень быстро, насколько они плохи.


Для использования в меньших помещениях этого типа был сделан уменьшенный вариант вышеописанной мониторной системы, использующей только один 15” низкочастотный громкоговоритель и рупор с драйвером. Миксы переносятся из студии в студию без серьезных субъективных изменений в балансе.


Как только из среды для прослушивания был исключен тот хаос, который создавался отражениями и реверберацией, люди быстро начали приходить к согласию с аспектами своей собственной аудиологии. Очень важно, чтобы мониторные системы, которые будут использоваться в таких помещениях, имели хорошую импульсную характеристику; в противном случае многие их преимущества будут утеряны.


В некоторых случаях неактуальными становятся привычные табу. Например, при проектировании описанной в этом Уроке системы сначала были опасения, вызванные наличием трех источников сигнала на частоте раздела кроссовера 1 кГц –  двух 15” громкоговорителей и рупора. Считалось, что отклик одного из низкочастотных громкоговорителей должен иметь спад выше частоты 100 Гц или около этого с тем, чтобы предотвратить взаимную межблочную интерференцию выше частоты взаимного сопряжения, когда громкоговорители будут работать как один независимый источник.


Однако на практике при прослушивании в большом помещении на расстоянии в несколько метров различия в расстоянии до каждого из трех громкоговорителей составляют незначительную часть длины волны. Если же прислушаться при достаточно близком расстоянии, то – в силу направленности низкочастотных громкоговорителей – слышимым окажется только звучание из рупора, а это практически гарантирует невозможность услышать одновременно три источника сигнала в ближнем поле.


После многочасовых тестовых прослушиваний было решено отказаться от запланированного спада. С другой стороны, в более традиционных помещениях отражающие поверхности практически наверняка создают разные маршруты к разным драйверам, и особенно активно это будет проявляться при отражениях звука от пола и потолка (См. рис.2).



Здесь нужно сохранять осторожность, чтобы не принимать на веру те истины, которые работают лишь в более привычных обстоятельствах.
Если говорить об аудиологических аспектах подобных условий мониторинга, то здесь следует отметить несколько моментов. Одним из них является стереообразность. Если сравнивать с обычными помещениями, то отличия в стабильности стереообразов – как созданных с помощью регуляторов панорамы, так и в записях с использованием стереомикрофонов – заметны очень хорошо. Созданные стереомикрофонами образы, которые содержат данные позиционирования, исходя из расхождений времени и фазы, поддерживаются великолепно.


Стереообразы, созданные с помощью панорамных регуляторов микшеров, когда положиться можно исключительно на разницу амплитуд, часто разваливаются при внеосевом прослушивании. Именно так это и должно происходить. Тем не менее мне приходилось слышать комментарии тех, кто не понимает этих процессов, о том, что стабильность стереообразов здесь проигрывает помещениям с традиционными условиями мониторинга.


С другой стороны, в пределах обозначенной области для прослушивания стереообразность определена очень четко и обладает высокой стабильностью. Нельзя сказать, что такие помещения не поддерживают широкие области для прослушивания, но ширина этой области будет зависеть от технологии записи. В общем, как только люди привыкли к происходящему, для них все очень быстро стало «нормально».


Как только управление на себя взяло подсознание, в этих помещениях стало легко и быстро работать, исчезли многие неопределенности. Как четкий мониторинг может помочь нам самим разобраться в собственном слуховом аппарате, продемонстрирует следующий анекдот.


В середине 1980-х годов один известный проектировщик студий заявил во всеуслышание, что его новые контрольные комнаты обладают мониторингом, который позволяет не только ощущать ширину и глубину стереокартины, но и ощущать «высоту» источников звука. Лично я с таким никогда не сталкивался, но в конце 1980-х годов мне позвонил владелец одной из недавно спроектированных мной студий. Он попросил меня зайти при случае, когда я буду в его районе, так как в мониторинге начали проявляться какие-то странности.


Спустя неделю я позвонил, и он попросил меня послушать, как он панорамирует хай-хэт слева направо, а потом спросил, что я думаю об этом эффекте. Это был интеллигентный и умный человек, поэтому я предположил, что его интересует нечто более серьезное, чем просто вопрос перемещения звука слева направо и наоборот вслед за регулятором панорамы. Я не услышал ничего необычного, поэтому спросил, что же именно он имеет в виду. В ответ он спросил меня, почему при среднем положении регулятора панорамы звук становится выше?


Я объяснил, что вся концепция панорамирования долгое время была яблоком раздора и предметом для яростных споров, что многие люди по-разному считали, на сколько – на 3 дБ, на 6 дБ, либо на какое-то усредненное значение – должен быть выше по уровню подъем в срединном положении регулятора панорамы. «Нет, нет, не по уровню, а по высоте!» –  немедленно возразил владелец студии.
Будучи несколько озадаченным, я попросил послушать все еще раз, но, как ни старался, ничего особенного так и не услышал. Мы пришли к выводу, что проблема эта не критична, а я пока постараюсь разобраться в ней.


В следующий раз, когда я посетил Саутгемптонский университет, я поинтересовался этой проблемой у одного выдающегося аудиолога и получил ответ, что для ушных раковин частоты около 8 кГц имеют большое влияние на восприятие высоты, откуда появляется и распространяется звук. Стало понятно, что мои уши просто устроены не так, как у вышеупомянутого проектировщика и этого владельца студии.


Эта «проблема» проявилась как раз в тот момент, когда я уже начал изменять свою философию дизайна в направлении производства помещений с абсолютным практичным минимумом отражений от мониторов, и вскоре после этого абсолютно случайным образом произошло одно очень странное событие. Я как раз завершал строительство одной студии, когда другой мой потенциальный клиент прислал двух своих самых опытных звукоинженеров, с которыми я не был знаком, посмотреть и послушать студию.


Один из них потом отчитался, что в этой студии можно услышать высоту образов, и настоял на том, что именно я должен быть проектировщиком их нового студийного комплекса. Я об этом узнал лишь недавно, когда в одном из проектов нам пришлось работать с этим инженером вместе и он сказал мне: «Я очень люблю эти помещения, поскольку в них есть ощущение высоты стереообраза». После чего он рассказал мне всю эту историю.


Повторяю еще раз: я сидел в спроектированной мной комнате, слушал спроектированные мной мониторы и не заметил никакого необычного явления, благодаря которому у меня появилось столько работы. Дело в том, что ни один традиционный микрофон посредством записи на двухдорожечный рекордер без всякой обработки не может нести никакой информации о высоте как таковой. Более того, в результате исследований было выявлено, что воспринимаемая «высота» не имеет ничего общего с реальной высотой записываемых музыкальных инструментов.


Меньший акустический беспорядок в помещении приводит к меньшему хаосу на входе в уши. В свою очередь, это еще раз подчеркивает, насколько различными могут быть особенности восприятия разных людей; и это еще одна причина, почему «правильность» мониторинга так сильно зависит от субъективных, индивидуальных решений.



5. Выводы

В принципе все высококачественные мониторные системы должны оптимально работать в «бессредных» комнатах, поскольку их характеристики будут подвержены меньшей окраске, чем в помещениях традиционного дизайна. Кроме того, когда человек освобождается от ограничений, связанных с отражающей либо реверберационной средой, это значительно упрощает жизнь проектировщику.


Единственным действительно значимым дополнительным требованием является обеспечение большей выходной мощности из-за более низкой субъективной громкости в подобном помещении, что обусловлено слишком низким временем реверберации; кроме того, особый акцент должен быть сделан на исключительной точности переходных/фазовых характеристик, поскольку в безэховых условиях прослушивания хорошо проявляются те фазовые артефакты, которые могли быть вообще не замечены в обычных условиях.


В следующих двух уроках мы также будем говорить о дизайне мониторных систем: сначала –  о больших мониторах для более традиционных контрольных комнат, а вслед за этим – о мониторах ближнего поля. После прочтения этих трех уроков должно стать очевидным, что пока многие из философий и целей дизайна справедливы во всех случаях, но существуют и другие, которые должны быть адаптированы, изменены или по крайней мере перемещены в списке приоритетов для проектирования в каждом конкретном случае.


Опыт использования показал, что в «бессредных» помещениях у большинства многополосных систем (либо систем с большим количеством громкоговорителей), например, 3-, 4- либо пятиполосных, часто возникают сложности «увязки» в одну систему, и эти проблемы хорошо обнаруживаются при простом перемещении по комнате.


Тем не менее эти системы вполне приемлемы для применения в обычных обстоятельствах и многих средах. Что ж, принимая во внимание огромное количество аспектов проектирования студий и прочие специфические обстоятельства, нужно с большой осторожностью относиться ко всякого рода «непреложным истинам».


Редакция благодарит автора
за любезно предоставленные материалы

Panasonic в Еврейском музее
Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

12 июня 2012 года под Самарой состоялся очередной (четвертый по счету) фестиваль «Рок над Волгой». Этот феерический музыкальный праздник с участием культовых отечественных и зарубежных групп («Аквариум», «Би-2», «Ленинград», «Ю-Питер», «Garbage», «Limp Bizikit» и т.д.) посетило более 300 тыс. зрителей. О подробностях «кухни» этого замечательного фестиваля, а также о повседневной работе звукорежиссера, о поисках собственного творческого пути и о многом другом сегодня читателям «Шоу-Мастера» рассказывает Александр Айдакин – известный звукорежиссер (группы «Ленинград», «Рубль» и другие) и FOH-инженер фестиваля «Рок над Волгой».

Вах!

Вах!

Легендарный рокер, “маленький итальянский виртуоз” и “гитарист-трюкач”, вдумчивый музыкант, человек, который играл с Заппой, Van Halen, Whitesnake и массой знаменитых гитаристов, от Ингви Мальмстина до Роберта Фриппа, дьявол с гитарой из фильма “Перекрестки” и ученик (а также друг) Джо Сатриани. Все это – Стив Вай, и 18 марта он провел свой первый мастер-класс в Москве. За день до мастер-класса в ДК им. Горбунова корреспонденту “Шоу-Мастера” Аюру Санданову удалось задать Стиву несколько вопросов в ходе пресс-конференции, которая проходила в обновленном магазине “МузТорг“.

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

12 июня 2012 года под Самарой состоялся очередной (четвертый по счету) фестиваль «Рок над Волгой». Этот феерический музыкальный праздник с участием культовых отечественных и зарубежных групп («Аквариум», «Би-2», «Ленинград», «Ю-Питер», «Garbage», «Limp Bizikit» и т.д.) посетило более 300 тыс. зрителей. О подробностях «кухни» этого замечательного фестиваля, а также о повседневной работе звукорежиссера, о поисках собственного творческого пути и о многом другом сегодня читателям «Шоу-Мастера» рассказывает Александр Айдакин – известный звукорежиссер (группы «Ленинград», «Рубль» и другие) и FOH-инженер фестиваля «Рок над Волгой».

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Мониторинг: Урок 9. Эквализация и измерения мониторных систем

Мониторинг: Урок 9. Эквализация и измерения мониторных систем

Наверное, всем проектировщикам студий приходилось время от времени слышать от персонала студий просьбы создать громкоговоритель, комнату или мониторную систему, идентичные уже существующим по звучанию, или по крайней мере хотя бы повторить некоторые из основных параметров. Обычно считается, что корректировка частотной характеристики приведет два непохожих по звучанию устройства в состояние подобия. Несомненно, это заблуждение, иначе дешевую скрипку можно было бы «эквализировать» и заставить звучать как скрипку Страдивари, а это, как мы знаем, невозможно.
Если мы хотим, чтобы две акустические системы звучали одинаково, одинаковой должна быть не только их конструкция, необходимы еще и одинаковые условия прослушивания. То же условие подобия применимо и к комнатам: для получения похожих звуковых характеристик помещения должны быть похожей конструкции. Согласно классической акустике общее качество звучания любого громкоговорителя или системы всецело определяется частотной характеристикой амплитуды звукового давления, фазово-частотной характеристикой и уровнем нелинейных искажений в данной системе. Но ключевой вопрос в том, насколько близки должны быть характеристики двух систем для того, чтобы они показались нам, в общем-то, близкими по звучанию.

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

Александр Айдакин: Научитесь критически относиться к тому, что вы делаете!

12 июня 2012 года под Самарой состоялся очередной (четвертый по счету) фестиваль «Рок над Волгой». Этот феерический музыкальный праздник с участием культовых отечественных и зарубежных групп («Аквариум», «Би-2», «Ленинград», «Ю-Питер», «Garbage», «Limp Bizikit» и т.д.) посетило более 300 тыс. зрителей. О подробностях «кухни» этого замечательного фестиваля, а также о повседневной работе звукорежиссера, о поисках собственного творческого пути и о многом другом сегодня читателям «Шоу-Мастера» рассказывает Александр Айдакин – известный звукорежиссер (группы «Ленинград», «Рубль» и другие) и FOH-инженер фестиваля «Рок над Волгой».

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Форум

Словарь

Data Inc/Dec

- увеличение данных (Bn.60.7F) и уменьшение данных (Bn.61.7F) различных MIDI-сообщений.

Подробнее