Миша Чернявский: свет без границ


Миша Чернявский

Миша Чернявский

Расскажите, пожалуйста, как вы стали художником по свету? У вас есть специальное образование? 
Моя сегодняшняя профессия – заслуга родителей. Они с раннего детства приучили меня к посещению театров, филармоний, концертов. К тому же, я учился в английской школе, поэтому мог без труда читать пьесы Шекспира в оригинале. И это тоже подтолкнуло к дальнейшей работе в театре. Еще мальчишкой меня приняли на полставки в театр Гоголя, и после учебы я бегал работать осветителем. Через некоторое время мне доверили вести спектакли за пультом. После окончания школы я поступил в театрально-художественное училище, и моя театральная жизнь стала более основательной. В театре Гоголя я дошел до старшего осветителя, ведущего спектакли.

В каких театрах вы работали? 
В учебном театре Щукинского училища моими сверстниками были Сергей Урсуляк, Сергей Маковецкий, Владимир Симонов, Люся Нильская. Это были лучшие выпуски, среди них много настоящих хороших артистов, ставших впоследствии народными. Мне повезло оформлять все спектакли на курсах Евгения Рубеновича Симонова, Аллы Александровны Казанской, Леонида Владимировича Калиновского. Работал с великолепным педагогом Владимиром Владимировичем Ивановым, сейчас он профессор. Из интересных работ того времени «Ах, Невский» Александра Поламишева по «Петербургским повестям» Гоголя, «Невидимые миру слезы» по чеховским рассказам в постановке Владимира Абрамовича Этуша. 

«Golem». Teatron Malinki. Режиссер И.Березин   «Golem». Teatron Malinki. Режиссер И.Березин

«Golem». Teatron Malinki. Режиссер И.Березин

«Golem». Teatron Malinki. Режиссер И.Березин

Через некоторое время меня пригласили в театр имени Пушкина, главным режиссером которого в то время был Алексей Яковлевич Говорухо. Я оформлял по свету спектакль по пьесе Валерии Врублевской «Кафедра» с великолепной сценографией Давида Боровского. Оформлял первую постановку спектакля Иосифа Райхельгауза «Пришел мужчина к женщине», потом он ставил его во многих театрах, включая Национальный театр «Габима» в Израиле. Позже я участвовал в переезде Государственного Ленинградского театра миниатюр под руководством Аркадия Исааковича Райкина из Ленинграда в Москву, где театр перешел в ведение Министерства культуры СССР. Я проработал там 6 лет и оформил последний спектакль Аркадия Исааковича «Мир дому твоему» вместе с замечательной художницей и сценографом Аллой Коженковой. Было большим счастьем поработать с Олегом Шейнцисом, например, над спектаклем «Лица».

Его поставил Валерий Фокин по пьесе писателя-сатирика Михаила Мишина. Затем Марк Розовский пригласил меня создавать профессиональный театр «У Никитских ворот», который уже существовал как любительский при Доме медработников. Марк Григорьевич набрал курс в ГИТИСе, где были сделаны интересные работы, одна из моих любимых – мюзикл «Гамбринус» по произведению Куприна. Потом вместе с Евгением Симоновым участвовал в создании студии имени его отца Рубена Симонова, одного из основателей Вахтанговского театра. Я оформил много спектаклей, в том числе «Самоубийца» Эрдмана, «Смерть Павла I» и другие. 

«Мален». Театр «Современник». Режиссер Владимир Агеев

«Мален». Театр «Современник». Режиссер Владимир Агеев

В январе 1991 года мы с семьей переехали в Израиль. Сначала мы переживали трудный период, потому что жизнь полностью поменялась. Но мне повезло. Я попал в только что основанный театр «Гешер» и за два года работы оформил в театре восемь первых спектаклей. Затем меня пригласили в Государственный национальный идишский театр Идишпиль, где вот уже 26 лет я являюсь главным художником по свету. Этому театру я очень предан, хоть и оформлял спектакли практически во всех израильских театрах. Это Национальный театр «Габима», Камерный театр, Театр Бейт-Лесин, Хайфский муниципальный театр. 

Интересный российско-израильский проект по пьесе «Поза эмигранта» Ганны Слуцки поставил мой большой друг, режиссер, когда-то работавший в театре на Таганке, Ефим Кучер. Спектакль игрался в два состава: с русскоязычными звездами из Израиля и с приглашенными звездами из Москвы. Я познакомился с русскими звездами: Натальей Гундаревой, Евгенией Симоновой, Игорем Костолевским; и с израильскими: Михаилом Теплицким, Наташей Войтулевич-Манор, Еленой Сахановой и Володей Фридманом. Тогда театральные труппы из России приезжали нечасто, поэтому на тот спектакль были такие аншлаги, какие я могу вспомнить только во времена Аркадия Райкина. 

С Ефимом Кучером мы сделали еще два очень хороших спектакля в театре «а-Симта»: «Палата номер 6» и «Санаторий вне времени» по произведениям Бруно Шульца. Моя жизнь также была связана с антрепризой Михаила Козакова, который создал здесь свой театр, работавший на русском языке. Параллельно Козаков играл Чехова на иврите в камерном театре, преподавал в театральном институте в студии Nissan Nativ Acting Studio.

«Махшефа»  («Колдунья»). Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

«Махшефа»  («Колдунья»). Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

«Махшефа»  («Колдунья»). Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

Мы знаем, что у вас много наград. За какие спектакли вас наградили? 
Наград действительно много, хочу отметить три дорогих мне спектакля. В 2001 году на международном фестивале в Хайфе я получил награду за детский спектакль «Истории Анат». В 2007 году мне вручили Театральную премию Израиля (аналог премии «Золотая маска» в России) за спектакль «Эта ночь» израильского государственного Театра юного зрителя. И особо хочу отметить один из моих самых любимых спектаклей – «Матросская тишина» по Галичу, режиссер Михаил Кайт. 

Спектакль играли на иврите. Это мультикультурный проект, с которым мы в 2017 году поехали на международный фестиваль «У Троицы» в Сергиевом Посаде. Там я получил награду за художественно-образное цветовое решение спектакля. Мне было очень приятно, так как в жюри были уважаемые люди, и обсуждение получилось интересным. 

Как строятся отношения с режиссером спектакля, со сценографом, хореографом? 
Работа начинается с получения материала и читки пьесы. До того как будет принято сценографическое решение, происходит встреча с режиссером, художником, хореографом и постановочной группой. Мы обсуждаем концепцию режиссера и оформление спектакля в целом: костюмы, свет, декорации. На следующем этапе эта группа плюс представители администрации театра принимают макет и эскизы и определяют модель будущего сценографического решения. 

Затем проходят первые прогоны, пусть даже в репетиционной комнате. После знакомства с черновым прогоном я уже представляю, как это будет выглядеть на сцене, и начинаю работать над планировкой света. Следующий этап – монтаж декораций на сцене, первые световые репетиции, создание световой партитуры. Потом – полные прогоны, актеры уже в костюмах. Если нужно, делаем небольшие изменения, и спектакль доходит до генеральной репетиции. Я начинал работать еще на реостатных пультах. Это было очень давно, сейчас, естественно, техника идет вперед. Я очень люблю чертить планировки вручную, но иногда пользуюсь программой Canvas. В ней удобно создавать световую картину.  

«Тойбеле и ее дьявол», израильский театр «ZERO»   «Тойбеле и ее дьявол», израильский театр «ZERO»

«Тойбеле и ее дьявол», замечательный израильский театр «ZERO», созданный моими большими друзьями
Мариной Белявцевой и Олегом Родовильским, лауреат множества театральных фестивалей, 
а в этом году получил звание «Звезда Театрала» журнала «Театрал» 
как «Лучший зарубежный театр на русском языке»

В каком виде вы передаете спектакль оператору за пультом? 
Полностью готовым. Сначала черчу проект в LXFree, Stardraw или в AutoCAD. В театре «Идишпиль», где я сейчас работаю на постоянной основе, мы с режиссером садимся за пульт и работаем над световой партитурой и переходами в световом компьютере Compulite. В других театрах мы с режиссером и оператором записываем световые картины, и я проговариваю, что и в каких процентах нужно делать. Готовый спектакль хранится на компьютере и на флешке.

Насколько вам важна современная техника? Может ли она кардинально изменить возможности художника по свету? 
Да, конечно. Не хочу показаться старомодным, но я пользуюсь и привычной аппаратурой, без которой, по-моему, театр не может существовать. Это хорошие театральные прожектора Teatro и Spotlight с гладкошлифованными линзами PC, профили с возможностью обрезать луч шторками, делать его квадратным, прямоугольным, френелевые линзы. Естественно, мы сейчас пользуемся и LED-аппаратурой. Один из моих любимых брендов – ЕTC. Еще мне нравятся израильские пульты Compulite, с ними удобно работать, и у них хорошее обслуживание.  

Важны ли театральному художнику по свету такие функции приборов, как скорость, стробирование? 
Нужны, но иногда. Я осторожно работаю с цветами и очень осторожно со следящим прибором Follow Spot, только когда в этом есть необходимость. Если пьеса реалистическая, то какое-то движение луча может быть неоправданно, иногда даже может раздражать. Точно так же и стробирование.  

Вы используете экраны, проекторы? 
Да, и хочу отметить, что я много использую проекторы гобо. Видеоарт – это отдельная тема. В последнее время видеоарт иногда заменяет декорации, и удачное видеорешение – огромная часть общего светового решения. Например, в театре «Идишпиль» мы поставили два спектакля с известным румынским режиссером, Александром Аусватером. Позже также с большим успехом мы отыграли спектакли в Румынии. Оба по произведениям классика идишской литературы Абрама Гольдфадена. Первый – классическая идишская пьеса «Два Куни Лемеля», второй – «Колдунья». В спектаклях сложная и интересная световая партитура и здорово использован видеоарт. 

«Два Куни Лемеля». Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

«Два Куни Лемеля». Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

«Два Куни Лемеля». Театр «Идишпиль». Режиссер Александр Аусватер

Миша Чернявский и Александр Аусватер

Миша Чернявский и Александр Аусватер

Насколько для вас важны поворотный круг, скорость движения штанкетов, наличие плунжеров?
Очень важно, но это зависит от концепции режиссера, хочет ли он менять в сценографии место действия по движению круга. К сожалению, в Израиле далеко не все театры технически устроены так, что можно пользоваться двигающимися штанкетами и кругом во время действия. Круг есть только в четырех крупных государственных театрах. 

Каких спектаклей, на ваш взгляд, больше – реалистичных или фантазийных, музыкальных? 
Я бы сказал, что в каждом режиссерском театре есть своя линию. Я вот, например, очень не люблю, когда жестко меняют классику, будь то Чехов или Шекспир. Когда место действия переносят в наше время или непонятно куда. Я считаю, что это немножко кощунственно.  

«Нокаут»( диалоги из Шекспировских произведений). Театр «ТМОНА»

«Нокаут»( диалоги из Шекспировских произведений). Театр «ТМОНА»

Вы работали над спектаклями в жанре абсурда? Как подчеркнуть абсурдность действия? 
Работал, и много. Я делал несколько спектаклей по классику абсурда Славомиру Мрожеку. Я знаком с ним лично, есть даже автограф. Оформлял спектакль «Танго» в Национальном израильском театре «Габима» в сценографии Саши Лисянского, режиссер Михаил Лурье. Интересный спектакль – «В ожидании Годо», его поставил известный израильский драматург и режиссер Иегошуа Соболь.

Из моих любимых абсурдистских пьес – «Стулья» Эжена Ионеско. Для того, чтобы подчеркнуть абсурдность, я использую теневой театр, как теневую рирпроекцию, как контражурный свет, прострельный свет. Для пьес абсурда создается специальный определенный объем. В абсурдном театре можно интересно поработать с цветом, но, опять же, очень аккуратно. 

«Танго». Театр «Габима».Режиссер Михаил Лурье

«Танго». Театр «Габима».Режиссер Михаил Лурье

Как с помощью света можно показать опасность, нежность, конфликт, страсть? 
В каждом случае это отдельный разговор. Это цвет, гобо-проекции. Могут быть огромные тени по декорации, освещенные напольными прожекторами с авансцены, или прострельный свет, контражурный свет. В абсурдных спектаклях я стараюсь минимально пользоваться фронтальным светом, хотя мой принцип – лицо актера должно быть видно всегда. Актер – первый человек на сцене, а мы его помощники, поэтому актера должно быть хорошо видно, даже если это сюрреалистичная картина. 

Я люблю движущиеся проекции: облака, например. Можно даже самому расписывать диски. Хотя это, конечно, аппаратура прошлого века, но иногда ее трудно чем-то заменить, потому что с помощью видеоартпроекции не получается настолько точно создать атмосферу неба с облаками или огонь. 

«Процесс» по Францу Кафке молодой и талантливый актер и режиссер Дори Энгель. Театр «ТМОНА», Тель-Авив

«Процесс» по Францу Кафке молодой и талантливый актер и режиссер Дори Энгель. Театр «ТМОНА», Тель-Авив

«Процесс» по Францу Кафке, молодой и талантливый актер и режиссер Дори Энгель. Театр «ТМОНА», Тель-Авив

Есть ли приемы в освещении спектакля, без которых нельзя обойтись? 
Я считаю, театральная сцена должна быть правильно оснащена. Должен быть нормальный фронтальный свет с осветительными ложами и мостом, иногда дальним мостом в проеме центрального балкона. Обязательно должно быть несколько видов аппаратуры на фронте. Если нужен небольшой Spot, должны быть профильные прожектора с зумом, которые могут давать и очень узкий луч, и расширенный размытый луч.

Я очень люблю линзовую аппаратуру, двухкиловаттные прожектора с линзами PC или Френеля итальянских фирм Teatro и Spotlight. Если говорить о профильных прожекторах, на мой взгляд, ETC лучшие. Дальше идут софиты, на которых должен быть хорошо распределен топовый свет (лучи-топ, подчеркивающие фигуру актера, не подсвечивая лицо). Должен быть кроссовый свет, здесь мы его называем highcross, верхний кроссовый прожекторный свет, который дает хороший объем. Он тоже устанавливается на софитах, желательно на пяти-шести. 

На более глубоких софитах нужен контровой свет, для которого используются парблайзеры или более современные LED-прожектора. Желательно, чтобы они были движущимися, с возможностью зума и каких-то проекционных решений. На более глубоких софитных подъемах хорошо иметь возможности для подсветки задников, если таковые есть в спектакле. Здесь желательно использовать современную LED-аппаратуру. Я пользуюсь линейками LED итальянской фирмы Studio DUE, они хорошо, ровно и красиво подсвечивают расписные задники, или задники, которые обозначают ночь или вторую половину дня. 

У вас есть ученики? 
Очень много. Мне предлагали преподавать, но, думаю, пока рановато, я еще могу что-то создавать сам. Пока есть силы и возможности, буду продолжать оформлять спектакли. Многим ученикам я старался привить любовь к профессии. Ко мне приходили молодые ребята, сначала были простыми осветителями, а потом набирались опыта, могли проводить спектакли на большом количестве разного вида компьютеров. Я хотел бы отметить Инну Малкину. После университета в Тель-Авиве она пару лет была моей ассистенткой, и я понял, что у нас есть общее видение света и общее видение картины создающегося спектакля. Сейчас мы иногда работаем вместе, в «Идишпиль» и других театрах. Это помогает мне экономить время, наши головы мыслят в одном сценографическом направлении.

«Бежим за кугелем» (по мотивам киносценария «В джазе только девушки»). Театр «Идишпиль»

«Бежим за кугелем» (по мотивам киносценария «В джазе только девушки»). Театр «Идишпиль»

«I’m alone», фестиваль Шекспира. Театр «ТМОНА»

«I’m alone», фестиваль Шекспира. Театр «ТМОНА»

Вы посещаете профессиональные выставки? 
Обязательно. Раньше был постоянным клиентом Frankfurt Messe. У нас в Израиле можно увидеть самую современную аппаратуру, есть несколько фирм с хорошими выставочными комплексами, где для вас создадут спектакль под музыку с демонстрацией различной аппаратуры и ее возможностей. 

Не стало ли в современных спектаклях меньше декораций, скромнее костюмы. Что такое современный спектакль? Есть ли мода? 
Я не всегда поддерживаю моду и очень трепетно отношусь к классике. Современный спектакль может быть поставлен очень просто, но с великолепным актерским составом, красивой декорацией, стильными костюмами, приятным освещением. Я не всегда поддерживаю на сцене, скажем так, оголенность, если это не оправданно. За последнее время я посмотрел несколько, на мой взгляд, просто ужасающих оперных постановок. Декорации могут быть более бюджетными, их может быть меньше, помогает видеоарт, а иногда видеоарт и театральное освещение полностью могут их заменить. 

У меня есть спектакль «Сестры Берри», его в нашем театре поставил австрийский режиссер Петр Шальша. Декорация там – паруса, на которых две сестры приплыли в Америку, и стали большими звездами в мире музыки. На паруса мы поставили специальные гобо-проекции, которые создавали место действия. Например, если это ресторан, значит, появлялась его проекция с таким-то названием, если это гостиница, то здание этой гостиницы с названием. Гобо заменяли и неоновые рекламы Нью-Йорка. Спектакль получился необычным: динамичным по свету, с небольшим количеством декораций. В спектаклях Александра Аусватера декораций практически нет. Есть такая детская игрушка калейдоскоп, которую крутишь и смотришь в глазок, а внутри нее меняются разные картинки. Режиссер придумал, что в спектакле «Два Куни Лемеля» все происходит внутри этой трубы. В этом помог видеоарт, у света в спектакле была огромная роль.

Расскажите, пожалуйста, о последних интересных работах. 
За последнее время я сделал четыре спектакля в театре «Современник», один из моих самых любимых – «Мален», который поставил Володя Агеев, ныне покойный. Это сказка для взрослых по произведениям Метерлинка. Очень люблю «Шарманку» Андрея Платонова, которую мы ставили с Мишей Ефремовым.

«Шарманка» по Андрею Платонову. Режиссер Михаил Ефремов, сценограф Евгений Митта. Театр «Современник»

«Шарманка» по Андрею Платонову. 
Режиссер Михаил Ефремов, сценограф Евгений Митта. Театр «Современник»
 
Еще хотел бы упомянуть два фестиваля Шекспира, которые мы делали в Израиле. Пригласили двух очень серьезных английских режиссеров, для меня это было прикосновением к настоящему Шекспиру, с красивым британским произношением, было очень приятно работать с этими режиссерами. Также за два года я сделал два варианта «Ромео и Джульетты», это творческое счастье. Первый – в республике Коми в Сыктывкаре, постановка молодого режиссера Юрия Попова, который в то время был главным режиссером театра. В сценографическом оформлении было использовано 7 км различной веревки, от толстого каната до совсем тонкой. Из этого было сплетено то ли дерево, то ли свеча, красиво создавшая знаменитую ночную сцену на балконе.

«Ромео и Джульетта». Режиссер Юрий Попов и замечательная сценография Эриха Вильсона. Академический театр драмы республики Коми, Сыктывкар

«Ромео и Джульетта». Режиссер Юрий Попов и замечательная сценография Эриха Вильсона.
Академический театр драмы республики Коми, Сыктывкар

Через год после возвращения из Сыктывкара мне предложили интересный проект в «Театроне» в Яффо. Это израильский театр, работающий на двух языках, арабском и иврите. Располагается он в здании с каменными сводами, которому больше 2 тысяч лет. Зрители сидят с двух сторон. В спектакле Монтекки, семья Ромео, были арабами, а Капулетти – евреями. Конфликт был построен на почве национальной розни, спектакль игрался на двух языках с синхронным переводом. Перевод показывали с помощью проекции. В самом начале 2019 года меня пригласили во Владимирский театр драмы сделать свет к спектаклю «Алиса в стране чудес». Очень приятная атмосфера театра. Мне там душевно работалось.

«Ромео и Джульетта». «Театрон ЯФФО»

«Ромео и Джульетта». «Театрон ЯФФО»

«Алиса в стране чудес». Режиссер Владимир Кузнецов. Владимирский академический театр Драмы (декабрь 2018)

«Алиса в стране чудес». Режиссер Владимир Кузнецов.
Владимирский академический театр Драмы (декабрь 2018)


Технологии виртуального производства
Avatar - Дивный новый мир

Avatar - Дивный новый мир

Как элита голливудского саунд-дизайна и лично Джеймс Кэмерон создавали звучание «Аватара»
Обычные зрители и даже критики с претензией на оригинальность могли отмахнуться от «Аватара». Историю про слишком обычных людей, благородных синих кошек и ветерана, попавшего в свои детские сны, объявили примитивной (не заметив могучих баобабовых корней, которыми она уходит в ранние тексты американской культуры и одновременно в потаенные комплексы жителя XXI века).

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

В преддверии будущего чемпионата мира по хоккею с шайбой 2023, который пройдет в Санкт-Петербурге, в стране принята программа развития хоккея. Ближайшие годы в России могут стать эпохой строительства малых ледовых арен. Откликаясь на требования времени, компания «ОКНО-ТВ» совместно с компанией «Аудиопроект» подготовили комплексное типовое решение для оснащения подобных спорткомплексов современными техническими средствами видеотрансляции и звукоусиления. Звуковая часть комплекта состоит из цифрового микшерного пульта PreSonus, усилителя мощности Crown и звуковых колонн JBL CBT 1000 с сабвуферами CBT 1000 E.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

Компания AKG, ведущий производитель профессиональных микрофонов, также решила обратиться к теме интернет-вещания и выпустила модель с названием LYRA, в первую очередь ориентированную на видеоблогеров.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Avatar - Дивный новый мир

Avatar - Дивный новый мир

Как элита голливудского саунд-дизайна и лично Джеймс Кэмерон создавали звучание «Аватара»
Обычные зрители и даже критики с претензией на оригинальность могли отмахнуться от «Аватара». Историю про слишком обычных людей, благородных синих кошек и ветерана, попавшего в свои детские сны, объявили примитивной (не заметив могучих баобабовых корней, которыми она уходит в ранние тексты американской культуры и одновременно в потаенные комплексы жителя XXI века).

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

В преддверии будущего чемпионата мира по хоккею с шайбой 2023, который пройдет в Санкт-Петербурге, в стране принята программа развития хоккея. Ближайшие годы в России могут стать эпохой строительства малых ледовых арен. Откликаясь на требования времени, компания «ОКНО-ТВ» совместно с компанией «Аудиопроект» подготовили комплексное типовое решение для оснащения подобных спорткомплексов современными техническими средствами видеотрансляции и звукоусиления. Звуковая часть комплекта состоит из цифрового микшерного пульта PreSonus, усилителя мощности Crown и звуковых колонн JBL CBT 1000 с сабвуферами CBT 1000 E.

Большой сет «Маленького человека»

Большой сет «Маленького человека»

Всему, что знаю, я научился самостоятельно. Читал, наблюдал, пробовал, экспериментировал, совершал ошибки, переделывал заново. Никто меня не учил. В то время в Литве не было никаких специальных учебных заведений, в которых обучали бы работе со световым оборудованием. Вообще, я считаю, что научиться этому нельзя. Чтобы стать художником по свету, нужно иметь что-то такое «внутри» изначально. Можно научиться работать с пультом, программированию, можно выучить все технические характеристики, но вот научиться творить нельзя.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."