Художник по свету Олег Шефтель



Иногда так случается: вроде бы идея интервью лежит на поверхности, она логична и актуальна, но какого-то небольшого шага не хватает, чтобы поднять ее и вдохнуть в нее жизнь. С Олегом Шефтелем мы встретились на семинаре, организованным российским представительством Martin. В той атмосфере интересных дискуссий, презентаций, увлекательный диалог на тему получился сам собой. Сегодня, работая над интервью, открывая для себя много новых фактов, совершая какое-то фантастическое путешествие в прошлое, я задаюсь только одним вопросом: «И почему мы не сделали этот материал раньше?»





Олег Шефтель




Светлана Чудова: Наша встреча хоть и случилась на семинаре Martin и разговор об этом оборудовании и бренде напрашивается сам собой, но начать хотелось бы с иного вопроса. Что привело Вас в индустрию?
Олег Шефтель: В 1976 году я поступил на отделение «Театральная светотехника» Театрального художественно-технического училища. Правда, это уже было через три года после того, как закончил десятилетку. Сразу на второй курс пришел, до этого успев поработать в разных местах. Профессию, кстати, я шел получать целенаправленно.  Занимался черно-белой фотографией и хотел стать кинооператором. А основы операторского мастерства — это свет. 



Узнал, что есть такая профессия, и решил, что это  шаг, этап, следующая ступенька в моем развитии. Потом уже просто увлекся театром, заболел этой профессией. И абсолютно охладел к киношной истории, тем более что успел поработать на разных киностудиях. А в театре было значительно интереснее. На мой взгляд, театр — это хрестоматия профессии во всем, что так или иначе связано со сценой.


Когда-то давно на монтаже   Старая база в «Останкино», 1998 год

Когда-то давно на монтаже              Старая база в «Останкино», 1998 год



С.Ч.: Наверно, это было еще и уникально. Профессия «художник по свету» явно была редкой?
О.Ш.: В Советском Союзе официально такой профессии не было. Вернее сказать, профессия, конечно, была, а названия такого не было. Разумеется, профессионалы достигали высшего мастерства, работая в театре. Но профессия такая не признавалась даже. И таких было, конечно, мало. Не говоря уже о тех, кто работал не в театре, кино или на телевидении, а с музыкантами. И многое надо было делать своими руками, ведь аппаратуры никакой не было. Если рассказывать, что, как и чем мы делали, то нам с вами недели не хватит.



С.Ч.: Импортных приборов не было вообще?
О.Ш.: Справедливости ради надо сказать, импортное оборудование было, но это были театральные приборы в очень ограниченном количестве и, разумеется, только по особому соизволению. Все было за железным занавесом. Где-то начиная с 1980-х годов мы увидели какие-то картинки, промо-материалы, случайно попадавшие к нам в руки. Воспринималось это как недостижимая, инопланетная фантастика. Об этом даже вспоминать не хочется.



Выставка «Музыка-Москва». В первый раз видим MAC 700 в 2006 г.


Выставка «Музыка-Москва». В первый раз видим MAC 700 в 2006 г.



С.Ч.:
Когда шли трансляции концертов звезд зарубежной эстрады, там ничего не подсматривали?
О.Ш.: Что подразумевается под зарубежной эстрадой – восточные немцы, итальянцы? Это все не то. Телевизионная картинка никогда, а особенно в те времена не могла дать ощущения полноценного рок-н-рольного света. Потому что телевидение гробило свет. Это мое личное ощущение, я много работал с телевидением и поэтому знаю, как это делается. Был один человек, который умудрялся на телевидении делать все правильно и не так, как все.



Это был Игорь Юнг, царствие ему небесное. И был еще один человек, который тоже умел интересно работать, если у него была такая возможность, — это Сергей Бандурин. В целом все было ужасно. Желтое, грязное, красное, противное — не воспринимаемое вообще никаким образом. При этом не надо забывать, что у большинства людей в Советском Союзе были черно-белые телевизоры. Кто что видел, где было что смотреть?



С.Ч.: Вы помните, как впервые встретились вживую с импортным оборудованием?
О.Ш.: Конечно, помню. С импортным оборудованием я непосредственно встретился именно руками в 1988 году. Мне тогда очень сильно повезло в жизни — попал работать к Алле Борисовне Пугаче-вой в известный проект «Рождественские встречи». Семен Альтов, который жил в Эстонии, уже имел настоящее импортное световое и звуковое оборудование. Он собрал команду совершенно замечательных людей. Я знаю, что его ребята учились на фирме Westfalen Sound. На монтаж в «Олимпийский» тогда приехали три немца из Westfalen Sound. Причем это были те самые три риггера, которые делали знаменитые дискотеки Peter’s Pop Show, где использовалось движение ферм. И у нас тоже было движение ферм, которое мы придумали вместе с Василием Пасевичем. И мы это осуществили.



После успешных переговоров с Martin Professional на выставке во Франкфурте   На старой фабрике Martin в 2002 году.  Третий слева в верхнем ряду – Александр Зейгерман

После успешных переговоров с Martin Professional           На старой фабрике Martin в 2002 году.
на выставке во Франкфурте                                              Третий слева в верхнем ряду – Александр Зейгерман



В развесе у нас в основном были PAR64 в неимоверных количествах и 16 сканеров Coemar Jupiter 1200 со своим контроллером. За этим пультом управления работал всем известный сегодня Алексей Алесковский. Лазеры ставил Александр Зейгерман. У нас вообще хорошая компания подобралась под тот проект. За световым пультом работали Сергей Бандурин и Никита Кикнадзе. Пушками по связи руководил Игорь Юнг. Ваш покорный слуга осуществлял общее руководство и «генерил» идею. Не спали тогда 7 суток, по-моему, с большим трудом все было сделано.



Был эпизод, который сейчас весело вспоминать, а тогда крови он нам попортил много. Стоял у нас диммерный пульт Celco Gold. И вот за 5 минут до того, как Алла Борисовна должна выйти на сцену, этот пульт сбрасывает патчинг напрочь весь. Все, ручки можно не двигать! А начало через 5 минут. Я по связи к Елене Чупраковой: «Подержи!». Тем временем Сережа Бандурин и Никита Кикнадзе быстро-быстро по записям по бумажкам пытаются набить патчинг на пульте — благо, там клавиатура выдвигалась и сразу можно было набирать. Но все это на ходу, на нерве.



У Леши Алесковского все работает, надо что-то придумывать. Беру связь с риггером, с Васей Пасевичем. «Вася, центральную конструкцию вниз, сразу до нижней точки, и по моей команде «Ап!» поднимаем вверх». Он опускает конструкцию вниз в темноте. Затем, по музыке, начинается подъем, начали работу сканеры. К этому времени уже Сережа и Никита что-то начинают делать по мере готовности каналов. Никита продолжает набирать, Сергей «вручную» на кнопках отрабатывает. Антре, короче, получилось. Вышла Алла Борисовна на сцену, все, пошла песня. К началу второй песни у нас уже пульт был забит полностью, патчинг был восстановлен, и мы продолжили работу. После концерта, мы, конечно, никакие абсолютно. Но картинка была, мы никого не подвели. Но вот да, это история, когда пульт сбросил патчинг полностью.


Кабаре LIDO в Москве. На сцене свет Martin


Кабаре LIDO в Москве. На сцене свет Martin



С.Ч.:
Непростой первый опыт работы с фирменным оборудованием…
О.Ш.: Только не надо думать, что это знакомство с фирменным оборудованием было неудачным. Наоборот, оно было удачным — это был колоссальный опыт и серьезная школа для нас. И вообще, работа с Аллой Борисовной — это, я считаю, и профессиональное, и человеческое везение в моей судьбе. Это однозначно! Я Бога благодарю, что был сопричастен этому процессу!


Этот опыт был, безусловно, полезен, и дело даже не только в приборах, но и в трассинге. Тогда я впервые увидел и своими руками прикоснулся к фермам фирмы Slick, которые я считаю вообще эталоном отрасли. Это мое личное мнение, но я считаю, что это лучшие в мире фермы, тогда мне с ними посчастливилось поработать и мне это было очень приятно. По по-настоящему «железный занавес» в профессии открылся только тогда, когда я пришел работать в A&T Trade.


С.Ч.: Как это получилось?
О.Ш.: Получилось очень обыкновенно. В моей профессиональной и личной судьбе огромную роль сыграл Александр Зейгерман. Если бы не этот человек, я не знаю, кем бы я был сейчас и что бы делал. И в A&T Trade я попал именно потому, что меня рекомендовал Саша Зейгерман. Я с собой привел Диму Никитина. Мы начинали втроем. В звуковом подразделении работали два человека — Андрей Милюков и Александр Евстратов-старший. Все! Вот эти пять человек создавали отдел «Звук. Свет. Инсталляция» в A&T Trade.





Михаил Кузнецов,  глава представительства  Martin Professional в СНГ и Олег Шефтель  Олег Шефтель и Алексей Спасков  на базе компании ArtStage

Михаил Кузнецов,                                                                      Олег Шефтель и Алексей Спасков
глава представительства                                                        на базе компании ArtStage
Martin Professional в СНГ и Олег Шефтель




Как мы там работали — это надо было видеть! Один стол на троих, один компьютер на троих, два стула и подкатная тумбочка от стола, на ней я собственно и сидел, и вся эта компашка — на антресолях в офисе в Гнездниковском переулке, над головой у Валерия Жарова. Это было уникальное и очень веселое время, и мы работали, решали самые разные задачи. Но тогда у нас не было бренда. Самая главная проблема, которую надо было решить, это выбрать бренд, с которым работать, которым торговать и который инсталлировать. Выбора тоже особо не было – многие бренды уже были заняты. Но! Благодаря усилиям Саши и Димы решение было найдено. И у нас появилось даже два бренда: Fly и Koef. Я не буду сейчас на них останавливаться подробно. Скажу только, что для своего времени это было очень достойное оборудование.



Далее был грандиозный проект Александра Толмацкого и Рубена Оганесова (фирма «Медиастар») – телевизионная передача «Живая коллекция», для которой они попросили компанию A&T Trade  сделать свет.  Проект снимался в пространстве первого Тон-ателье Останкинского телецентра. Фактически это студия звукозаписи, и там никакого стационарного светового оборудования, естественно, не предусмотрено. Пришлось создать мобильный комплект светового оборудования. Нам тогда очень помог Николай Николаевич Нашутинский, фирма «Импульс-Свет» изготовила отличную «граунд- систему». Все это создавалось руками Александра Зейгермана, Дмитрия Никитина, Александра Сагайдака, Сергея Гантшеля, Юрия Курченкова и моими. И вот здесь уже пахали по полной. Причем параллельно Зейгерман и Никитин работали над большим и сложным проектом «Кристалл».  


После завершения всего цикла съемок программы «Живая коллекция» у нас осталось оборудование, с которым необходимо было что-то делать. Для инсталляции этот комплект не подходил, и было принято решение о создании прокатного подразделения в компании A&T Trade. По рекомендации Александра Зейгермана меня назначили руководителем этого подразделения, чему я лично был очень рад. Но работали мы с Koef и Fly. О Martin тогда речи не шло, к сожалению.


На базе ArtStage   На базе ArtStage

На базе ArtStage



С.Ч.: А когда же появился собственно Martin? Как это произошло? Вы были этому свидетелем?
О.Ш.: Прямым участником событий, я бы так сказал. К тому моменту, опять же благодаря во многом Рубену Юрьевичу Оганесову, 
у нас срастается долгосрочный контракт по прокату светового оборудования для 11-й студии НТВ. Именно тогда судьба меня свела с Игорем Владимировичем Бене-
дичуком, с которым мы вместе всю эту историю делали и с которым до сих пор дружим. Он, конечно, человек очень неординарный. Работать с ним трудно, скажем так, но интересно. Потому что он всегда задает непростые вопросы, правильные вопросы, но очень непростые.


Должен без лишней скромности заметить, мне удавалось находить ответы. И первый год из пяти лет работы с НТВ мы работали с приборами Koef и Fly. Когда этот первый год прошел, мне совершенно в открытую было сказано: «Олег, если вы не поменяете оборудование, мы с вами работать больше не сможем». Естественно, я не имел права оставить эту ситуацию без внимания и доложил о ней руководству компании A&T Trade. В это же время произошло еще одно событие — компания «Орион-Сервис» потеряла свои взаимоотношения с компанией Martin. На этом фоне меня вызвал к себе Валерий Жаров и сказал: «Олег, тебе надо ехать на выставку во Франкфурт и разбираться с Martin». А я даже трех слов по-английски сказать не могу, да и за границей ни разу не был…


С.Ч.: И поехали?
О.Ш.: Поехал. В какой-то степени спасла меня хорошая зрительная память и умение ориентироваться в пространстве. Когда самолет заходит на посадку во Франкфурте, в правый иллюминатор видно город целиком и полностью. Рядом со мной оказался попутчик, который был не первый раз в этом городе. И он мне все показал в иллюминатор: этот небоскреб рядом с выставкой, это твоя гостиница, это речка Майн. Я сверху провел рекогносцировку, «сфотографировал» все себе в мозг. Доехал до отеля, заселился и пешком пошел на выставку по азимуту, ориентируясь на город, так как я его запомнил с борта самолета. Это теперь я знаю Мессе Турм, Хаммер Рингманн… Ночью разбуди, я вам скажу, а тогда…



На следующий день у меня была встреча с Александром Ситковецким и 10 минут на то, чтобы объяснить ему важность контракта с Martin для компании A&T Trade. В 10 минут я уложился, с Александром в этом плане легко – он схватывает нужную информацию буквально на лету. Затем мы вместе пошли на стенд Martin. Переговоры, суть которых я не понимал в силу языкового барьера, тоже длились около 10-15 минут. Далее Александр мне объявил: «Все! A&T Trade — эксклюзивный дистрибьютор Martin на территории России и стран СНГ». Вот как все произошло.



Список оборудования для НТВ у нас был подготовлен и предварительно согласован. Мы разместили заказ, аппаратура стала поступать в наше распоряжение. Вместе с Юрой Курченковым, Сашей Сагайдаком и Сережей Гантшелем мы подготовили его к работе и смонтировали в 11-ю студию. Контракт с НТВ был продлен. Студию потом мы показывали представителям Martin, когда они приехали в Москву. К тому времени достигнутые во Франкфурте договоренности были подтверждены новыми проектами и конкретными цифрами продаж. Работа шла.


С.Ч.: Однако через несколько лет вы расстались с компанией A&T Trade. Как это произошло?
О.Ш.: Однажды по каким-то неведомым для меня причинам было решено, что прокат не является профильным бизнесом для компании A&T Trade. И было принято решение парк оборудования распродать. Я предложил продать его мне. По взаимной договоренности через два года эта аппаратура стала моей. Наши пути разошлись, но я горжусь тем, что  работал в этой компании. Я горжусь и очень дорожу дружескими отношениями с людьми, которые создавали эту компанию и которые в этой компании работали. И вместе со мной, и до меня, и после меня. Я бесконечно благодарен и Валерию Жарову, и Алексею Михайловичу Курочкину, и Александру Ситковецкому, и Саше Зейгерману за то, что я был сопричастен такому великому делу, как A&T Trade.  


С.Ч.: И далее появился ArtStage?
О.Ш.: Нет, сначала появился проект «МТС-Экспо». А до него было знакомство с Александром Левиным, руководителем фирмы «Эксполайн», бывшей одно время официальным застройщиком выставок «Музыка Москва». Собственно на монтаже стенда мы и познакомились. Затем стали сотрудничать на других выставках. Эта деятельность мне как прокатчику дала очень нужный и интересный опыт. А потом Александр принял участие в знаменитом проекте «МТС-Экспо».


Для этой передвижной выставки надо было собрать мобильный сценический комплекс. Александр меня и пригласил в качестве технического директора тура, чтобы решить эту задачу. Световое и звуковое оборудование было приобретено с помощью компании A&T Trade. Организаторы отправили меня с Сашей Сагайдаком во Франкфурт на фирму Europodium, где планировалось приобрести две сцены AlphaStage 160. Кстати, вся электрическая коммутация для светового и звукового оборудования для тура МТС  изготавливалась под руководством Саши Зейгермана по нашему техническому заданию. Работает до сих пор! В общем, сделали все, что требовалось.


По завершении проекта «МТС-Экспо» я предложил создать объединенную   прокатную компанию, тем более что комплект хорошо линковался с имевшимся у меня оборудованием. На тот момент к тому же заканчивался контракт с НТВ, и мы переехали на общую базу на улице Зорге. Но идея не была поддержана. Оборудование решили выставить на продажу. Представляете, такой комплекс на продажу? Естественно, продать его целиком было большой проблемой. И в какой-то момент я выступил с предложением приобрести его.


Далее нужно было найти человека, вместе с которым можно было бы создавать всю эту историю и которому это все тоже интересно. К этому моменту мы уже поработали с Алексеем Спасковым на больших и крупных мероприятиях. Он показал себя гениальным продюсером, менеджером — то, чего мне всегда не хватало. И стало понятно, что если мы с ним сработаемся в качестве партнеров, то все должно получиться. Были проведены удачные переговоры о покупке всего комплекта. Рассчитались мы вовремя, четко вписавшись в те самые договоренности, которые были достигнуты всеми участниками. И поскольку у Алексея уже была компания ArtStage, мы решили, что нет смысла создавать что-то новое и стали вместе работать.


С.Ч.: Каким парком оборудования обладает компания ArtStage сегодня?
О.Ш.: Очень хорошим, работоспособным оборудованием. У нас есть MAC Viper, MAC Quantum, MAC Aura, MAC 2000 Profile, MAC 2000 Wash, MAC 600 NT, MAC 300, A8, A7 и еще многое другое, чего нет у Martin, но что необходимо для работы.


С.Ч.: Именно так? То, чего нет у Martin? Почему именно Martin?
О.Ш.: Мне часто задают вопрос, почему собственно Martin? А я могу совершенно четко ответить, почему собственно Martin. Martin — это надежность и выносливость. Я — прокатчик и эксплуатирую аппаратуру в самых тяжелых условиях. Это постоянные перевозки, монтажи-демонтажи. Это не стационар. Оборудование Martin лучше других выдерживает наши российские дороги, потому что и флайткейсы сделаны правильно, и ложемент сделан правильно, и сами приборы сделаны правильно, как говорится, «фасочка снята».


Это проверено годами, и не только мною.  С другой стороны, фирма Martin всегда современная, всегда на острие технологий. Всегда в чем-то новая. Есть несколько фирм в мире, которые создавали в свое время эталон отрасли: Vari-Lite, Hi-End, Coemar.... А Martin и по сей день продолжает создавать эталон отрасли. Вот в чем дело. Как уж это им удается, не знаю.


Однако хочу заметить, результат Martin – это не везение, а итог честной и тяжелой работы. Инвестиций в будущее, в развитие индустрии, в новые разработки. И пусть часть из них никогда не будет применена, они дадут старт следующему поколению. Как рождается атолл в море? Моллюски умирают, на них сверху-сверху другие, и возникает остров. Их смерть не напрасна, они создали фундамент. Также и в Martin. Те же ошибки с консолью Maxxyz не прошли даром, они заложили базу для развития новых решений.


Еще Martin очень гибкая как компания в своем производстве, очень точная, с великолепными обратными связями. Я на собственном опыте в этом убедился, когда мы работали еще в A&T Trade и общались с теми, кто работал тогда на Martin. Они с особым вниманием прислушивались к нашим рекомендациям, основанным на опыте эксплуатации оборудования. Да и не всякий производитель наступит на горло собственной песне, возьмет прибор другой компании, чтобы развить собственное производство, собственную идеологию.


Как вы понимаете, речь идет о MAC 301. Тогда многие говорили: «Martin ничего самостоятельно сделать не может, взяли А7 и т.д. и т.п.». Я отвечал «Не понимаете вы, это не шаг назад, это три шага вперед!». Выбран был лучший на тот момент прибор в этом классе, взят себе. Это пять баллов! И через два года уже вышла MAC Aura, которая стала эталоном отрасли!
О плюсах и достоинствах отдельных моделей оборудования, кстати, можно вести вообще бесконечные дискуссии. Но я хочу рассказать другую интересную историю – о том, что меня поразило в свое время.


С.Ч.: Интересно!
О.Ш.: Привезли нас с Сашей Зейгерманом на старую фабрику Martin. Обстановка, организация – не скажу, что меня сильно удивили. Я ожидал, что все будет чистенько и аккуратненько, налаженные процессы и порядок во всем. Зашел я в цех монтажа плат. Тоже вроде бы ничего особенного: столы, разделенные перегородками, укомплектованные рабочие места, сидят женщины, трудятся. Функционирует увлажнение воздуха, кондиционирование, рыбки. Красота! При этом картинка все равно ожидаемая, и ничего такого необычного в ней нет. Но у меня есть четкое ощущение: что-то не так. А что не так — не знаю. И когда я понял что, мне стало грустно, а с другой стороны, очень весело. Представляете, сидят 100 женщин, работают и молчат! Они работают! Причем это маленький городок, где все друг друга знают и уж кости помыть есть кому, и потрепаться есть о чем. А они работают и молчат! Занавес!

SmartAudio Recording Lab
AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

Компания AKG, ведущий производитель профессиональных микрофонов, также решила обратиться к теме интернет-вещания и выпустила модель с названием LYRA, в первую очередь ориентированную на видеоблогеров.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Большой сет «Маленького человека»

Большой сет «Маленького человека»

Всему, что знаю, я научился самостоятельно. Читал, наблюдал, пробовал, экспериментировал, совершал ошибки, переделывал заново. Никто меня не учил. В то время в Литве не было никаких специальных учебных заведений, в которых обучали бы работе со световым оборудованием. Вообще, я считаю, что научиться этому нельзя. Чтобы стать художником по свету, нужно иметь что-то такое «внутри» изначально. Можно научиться работать с пультом, программированию, можно выучить все технические характеристики, но вот научиться творить нельзя.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Синхронизация. Часть VIII RTP-MIDI (Apple MIDI)

Синхронизация. Часть VIII RTP-MIDI (Apple MIDI)

RTP (Real-time Transport Protocol) – протокол высокого уровня, который базируется на UDP, но при этом имеет свои особенности, которые были специально разработаны для стриминга аудио и видео.

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Форум

Словарь

Attenuate

- изменение громкости (величины). Этот параметр позволяет определить величину громкости для каждого голоса

Подробнее