Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Магазин
Все товары

Акустика помещений

Беляев С.В.

400 рублей
Словарь

Кривые одинаковой громкости

Кривые одинаковой громкости — это линии, на которых человек ощущает звук разных частот одинаково громкими. Кривые были впервые получены Ф... Далее

Мы принимаем
Яндекс.Деньги

Фестиваль искусств в Ливане



Майк Кларк
Перевод Елены Марш


Фестиваль искусств в Бейтеддине, проходящий с 1985 года, – одно из главных музыкальных событий Ближнего Востока. Место его проведения – великолепный старинный замок в горах Шуф в Ливане, жемчужина ливанской архитектуры с многочисленными двориками, монументальными воротами и элегантными аркадами и галереями. Для выступлений артистов отведены большой, средний и внутренний дворы, вмещающие 5000, 1500 и 400 зрителей соответственно.



В этом году на сцену вернулся ливанский танцевальный театр с мировой премьерой «Kan ya ma kan» («Однажды»), оригинально сочетавшей в себе Шахерезаду, болеро и ливанский фольклор. Это замечательное представление дополнил аккомпанемент Ливанского филармонического оркестра под руководством Харута Фазлиана. В постановке принимали участие Хода Хаддад, Йозеф Азар, Рифат Торбей, Симон Обейд и другие.
В программе фестиваля нынешнего года значились опера Пуччини «Богема» и концерт оркестра Диззи Гиллеспи, а ранее на сцены замка поднимались Элтон Джон, Джордж Бенсон, Диана Кралл, Джильберто Джил, Хосе Каррерас, Брандфорд Марсалис, Чик Кориа и UB40, а также артисты мюзиклов «Вестсайдская история» и «Кошки». Танцевальная группа «Каракалла», основанная Абдель-Халимом Каракаллой, (легендарной фигурой североафриканской сцены, который занимался с хореографом Мартой Грэхем в Нью-Йорке и учился в Лондонской школе современного танца), выступала в Париже, в театре Сэдлерс-Уэллс в Лондоне и в Центре Кеннеди в Вашингтоне.
Новое шоу под руководством сына Каракаллы Ивана явилось совместной постановкой фестиваля и танцевального театра «Каракалла», где хореографом выступила сестра Ивана Алиссар. В шоу принимали участие 75 артистов (танцоров, актеров и вокалистов), оркестр из 80 музыкантов и техническая команда из 30 человек.
Каракалла пригласил в свою постановку постановочную группу из Италии: художника-декоратора Луиджи Маркионе, художника по свету Джианни Стараполи, саунд-дизайнера и инженера Джианкарло Дженнаро и видеохудожника Серджио Металли, основателя компании Ideogamma из Римини. Директором постановки выступила Зейна Жумаа, а главными поставщиками оборудования – фирма Lumen Art, предоставившая свет, и Sound On Stage – звук.






Начавший свою карьеру в 1978 году, лауреат многих наград, сценограф, художник-декоратор и арт-директор Луиджи Маркионе работал над художественными фильмами и театральными постановками с такими известными режиссерами, как Франко Зеффирелли («Тоскана», «Турандот», «Дон Жуан» и «Лебединое озеро»), Эрманно Олми (с которым он удостоился одной из девяти наград Давиде ди Донателло за фильм «Великий Медичи: Рыцарь войны») и Карло Вердоне.
Для мюзикла «Каракалла» Маркионе создал впечатляющих размеров сцену (шириной 43 м, глубиной 24 м и высотой 15 м), построенную специально для этой постановки вместе с многоуровневой аудиторией в большом дворике замка. Во время представления сцена удивительным образом превращалась то в базар, рынок прислужниц и гарем, то в зал коронаций и в другие помещения королевского дворца.
Компания Lumen Art Production, базирующаяся в Мар Такла (Хазми, Ливан), была главным поставщиком светового оборудования для шоу. Она является ключевым игроком на рынке концертной и фестивальной индустрии не только в Ливане, но и в других ближневосточных странах. Владелец компании Роджер Бахос рассказал: «Нашей командой в составе мюзикла «Каракалла» руководили проджект-менеджер Хозе Ягуэ и его ассистент Андре Азар. Под их руководством над проектом работали техники Янал Диб, Абдалла Абдалла и Фади Хамви».






Художник по свету фрилансер Джианни Старополи из Рима занимается театральным светом с 1998 года, с 1999 по 2003 работал техническим директором в римском театре Фурио Камилло. Старополи рассказал об использовании 46 приборов Clay Paky Alpha: «Мы задействовали 15 приборов Beam 700 в качестве специальных для освещения персонажей на сцене в определенные моменты шоу, и мне особенно понравилась их безупречная яркость даже при значительном расстоянии от сцены. Почти все 
из восьми профильных приборов Profile 1500 были использованы для бокового освещения и установлены на полу. Их белый свет выглядел великолепно. Еще восемь профильных прожекторов Profile 700 подчеркивали различные детали декораций. Они оказались очень практичными благодаря своим компактным корпусам. 15 приборов Spot 1200 были установлены как боковая подсветка на расстоянии трех метров, а также на передних фермах для освещения некоторых позиций артистов. Мы использовали моторизованные светодиодные приборы Vello Light LED MH364 для цветной подсветки элементов замка Бетеддин, который выполнял роль задника сцены, и такие же приборы располагались на фермах для окрашивания отдельных зон сцены в нужные цвета, а также впереди, чтобы добавить немного цвета фронтальному освещению. В качестве переднего и заднего освещения и на передней ферме мы разместили 23 прибора VariLite VL 3000 Spots: я по достоинству мог оценить их яркость». Кроме того, в состав световой системы вошли 30 приборов Boxer RGBW LED китайской фирмы Silver Star.






Программированием световой системы занимался Лука Баральдо, который также трудился за консолью Compulite Vector Green во время шоу. В настоящее время живущий в Турине, Баральдо отдал работе над театральным светом почти три десятка лет, в том числе принимал участие в предыдущих шоу «Каракаллы». Он – настоящий эксперт по консолям Compulite, Whole Hog, Avolites и GrandMA и медиасерверам Catalyst и Arkaos, и проводит курсы операторов световых консолей, работает художником по свету и постановщиком, является почетным членом Итальянской ассоциации художников по свету и председателем Teslacoop, группы опытных техников в сфере развлекательной индустрии, предоставляющей полный спектр услуг в аудио, видео, освещении и дизайне.
Он пояснил: «Наряду с моторизованными приборами консоль Vector также управляла и остальными приборами, в том числе 12 Strand Bambino 2000W с лампой Френель и 45 PAR 64».
Фирма-поставщик звукового оборудования Sound On Stage начала работать в Ливане в 1992 году и быстро стала ключевым именем во всех значимых мероприятиях на Ближнем Востоке, в том числе благодаря своим партнерам – фирме Sound & Stage Fz LLc, основанной в 2002 году в Дубае. В ее портфолио – крупнейшие мероприятия в Ливане (фестивали в Бейтеддине и Баальбеке) а также масштабные мероприятия на закрытых и открытых площадках в других странах Ближнего Востока.






Приглашенному Иваном Каракаллой в качестве главного звукоинженера Джианкарло Дженнаро ассистировали Джованни Сбаффони, Рафаэлла Гатти и Эмануэле Виски, прежде работавшие с Дженнаро над другими проектами с участием больших оркестров.
Дженнаро поделился: «Я пригласил известных мне специалистов Рафаэллу и Эмануэле, поручив им установку микрофонов и мониторной системы для музыкантов и танцоров. После этого Рафаэлла перешла работать на FOH-платформу в качестве моего ассистента, и вдвоем мы работали за парой консолей Yamaha M7CL, обслуживающих оркестр. Джованни занял мое место после первого представления, так как мне пришлось отправиться в Алжир на мероприятия, посвященные празднованию 50-летнего юбилея независимости. Он предварительно ознакомился со всей системой».
Дженнаро запросил большую по составу звуковую систему для покрытия аудитории, которая была 60 м длиной, 40 шириной и поднималась на высоту 12 м в самом дальнем конце, но поставщик звука Sound On Stage предложил недавно приобретенную новинку немецкого производителя Coda, с которым фирма сотрудничает уже более 10 лет. Дженнаро продолжил: «Музыка нашего представления – сочетание классических и этнических инструментов – отличалась невероятным динамическим диапазоном, но, должен отметить, нам удалось достичь потрясающих результатов с помощью звукового комплекта Coda. В состав системы вошли два линейных массива по девять трехполосных кабинетов Airline LA12 с каждой стороны, и их верхняя середина показалась мне гораздо более привлекательной, чем у других громкоговорителей, которые мы рассматривали в качестве кандидатов на роль главной системы озвучения. За низкие частоты отвечали 12 кардиоидных сабвуферов Coda SC8 с четырьмя 18-дюймовыми драйверами, а для покрытия ближней зоны мы использовали восемь компактных двухполосных полнодиапазонных кабинетов Coda G308».






Главной проблемой для Дженнаро было сфокусировать звуковую картинку в центре сцены, которая значительно выступала вперед и расходилась в стороны на ширину 40 м. Первый ряд зрителей находился всего в семи метрах от сцены, а оркестровая яма располагалась прямо посередине. Поэтому он установил ряд компактных кабинетов для ближней зоны и центральный горизонтальный массив ком-
пактных трехполосных громкоговорителей ElectroVoice XLD 281. Мониторная система, управляемая консолью Yamaha LS9, состояла из 10 напольных кабинетов ElectroVoice XW12a (четыре из них – как боковые) для оркестра, а также шести боковых EAW KF850EF и четырех напольных EAW SM155e для танцоров.
Дженнаро захватил с собой из Италии внушительный арсенал микрофонов для струнных и других инструментов оркестра. Он пояснил: «Кроме восьми виолончелей, каждая из которых получила по микрофону Audio-Technica ATM-350, все остальные струнные (18 скрипок, 6 виол и 4 контрабаса) использовали микрофоны Sennheiser ME104 для близкой записи плюс верхние микрофоны Schoeps MK4 (семь для скрипок, 3 для виол и 2 для контрабасов). Для арфы мы выделили два Schoeps MK4, а флейты получили по всенаправленному микрофону Countryman Isomax».
Для гобоев, кларнетов, фаготов и перкуссии использовались AKG CK-91, для рожков, тромбонов, труб и арабской и персидской перкуссии – Shure SM57, а для четырех литавр – AKG 414. Что касается этнических инструментов, цитра и лютни использовали Shure Beta 57A, а дудук, каманчех и многоствольная флейта – AKG CK-91. Рассказчик представления и четыре вокалиста выступали с кардиоидными гарнитурами DPA 4088 с беспроводными системами Shure U2-4D.



Эмануэле Виски




Джианкарло Дженнаро





Луиджи Маркионе



В состав видеокоманды Ideogamma под руководством Серджио Металли вошли его сын Маттиа Металли, Сорин Войку и Джованни Буттитта, отвечающие за спецэффекты и пост-продакшн, и программист Watchout Симоне Кьяватта. В шоу принимала участие секретарь постановки Марилена Болонья, обеспечивающая поддержку всему процессу.
Работа Металли по достоинству была оценена в таких известных театрах, как Ла Скала, Ла Фениче в Венеции, театре Колон в Буэнос-Айресе, театре Реал в Мадриде, в веронской Арене, Лос-Анджелесской Опере и других. Он также выступал в качестве дизайнера на многочисленных площадках по всему миру, и в том числе создал впечатляющие сцены шторма для «Летучего Голландца» Вагнера, который открыл оперный фестиваль 2012 года в Государственном центре исполнительских искусств в Пекине. В его копилке есть такие необычные проекты, как исполнение Девятой симфонии Бетховена в римском Амфитеатре на Сардинии, где он создал проекции на пять поверхностей гигантского куба, изготовленного из парусины для защиты от сильного морского ветра, и огромная, почти 360-градусная проекция в римском круглом Древнем еврейском рыбном рынке.




Рафаэлла Гатти

На фестивале в Бейтеддине он использовал 11 проекторов Sanyo XF 47 15k ANSI люмен и один Christie Roadie 25k HDTV с 11 системами Dataton Watchout и редактором. Каждый из четырех Sanyo, подвешенных к двум фермам по бокам сцены, давал картинку на вращающиеся экраны 9 м высотой и 4 м шириной, установленные на центральной оси и занимающие три основные позиции. Эти экраны были построены путем натягивания серого полупрозрачного холста Super Gobelin производства Peroni на окрашенные в серый цвет деревянные рамы.
Из оставшихся семи проекторов Sanyo пять были направлены на просцениум и создавали единую гигантскую картинку, заступающую на верхний бордюр и правую кулису, еще один проецировал различные образы в начале болеро во втором акте с помощью силуэта под названием «Танец Волшебника», и еще один являлся запасным. Кроме подвешенных на фермах проекторов, остальные были установлены за контрольной платформой в центре зрительного зала. Проектор Christie Roadie давал картинку на холст задника, когда тот был опущен, и на кирпичную сцену дворца, когда задник был поднят.




Слева направо: Джованни Сбаффони, Джианкарло Дженнаро, Серджио Металли и Лука Баральдо


Кроме самих проекторов Металли и его команда привезли с собой из Италии другое оборудование для видео: сервер NAS объемом 8 терабайт, матрицу дисковых накопителей и сетевое оборудование. Для рендеринга использовалось шесть компьютеров с четырехъядерными процессорами и с программами Adobe After Effects CS5 и Autodesk 3ds Max для создания, преобразования и анимации образов.
Все видеоролики были отсняты командой Ideogamma в течение 10 дней во дворце Бейтеддина с использованием камер Panasonic AJ-HPX3000 HD и Cinema Products и тележки с рельсом.
После фестиваля Металли выразил свое восхищение результатами работы постановочной команды: «Представление пользовалось ог-
ромным успехом у публики, и организаторы фестиваля попросили нас провести дополнительное шоу для четырех тысяч зрителей – и это стало лучшим признанием наших усилий!»