Vivitek-2

Александр Фадеев: путь начинающего художника по свету


DS1_7204.jpg


Гуля Зарипова 

Если у вас есть заветная мечта, нужно представить ее в виде цели, а потом идти к ней, никуда не сворачивая. Самое главное – не лениться, не давать себе поблажек, и никаких «потом»! И тогда будет результат! Когда ребята из прокатных компаний рассказывают мне о том, как трудно заработать, будучи простым техником, я говорю: «А что тебе мешает выучиться на более серьезную профессию? Художник по свету, звукорежиссер, оператор медиа-сервера?» – и рассказываю историю про Сашу Фадеева (художник по свету группы «Кипелов»), который год назад работал барабанным техником, а сейчас нажимает кнопочки светового пульта и сам отрисовывает шоу в визуализаторе. 

А было так… В марте 2017 года мне позвонил мой приятель Слава Молчанов (гитарист группы) и спросил, могут ли в нашем тренинг-центре обучить их техника, предупредив, что у Саши нулевые знания в сфере профессионального света и никакого опыта. Кроме острого желания стать световиком больше ничего нет. «Давай попробуем!», – ответила я. И вот, что из этого получилось… 

Александр Фадеев.jpg

Александр Фадеев

Саш, давай с самого начала. Как ты вообще попал в группу «Кипелов»? 
В группу я попал случайно. Мой друг попросил подменить его на пару концертов. И получилось, что я остался в коллективе! Сначала был техником у Славы Молчанова, потом – у Андрея Голованова, а позже перебрался к Александру Манякину, потому что тема сборки и настройки барабанов была мне ближе всего: я сам барабанщик. В 2019 году будет ровно 10 лет, как я работаю в группе «Кипелов». 

А в какой момент ты понял «Все, я б в световики пошел, пусть меня научат»? 
Когда мне долбанул тридцатник! Это был некий кризис недосреднего возраста. Рок-н-ролл закончился, и мне нужно было определяться, кем быть и чем заниматься дальше. Перспектива технарить до конца своих дней меня не вдохновляла, а вот тема света мне нравилась всегда! Я с восхищением наблюдал, как работает Николай Морозов на наших концертах. 

Попытки самостоятельно овладеть этой профессией методом штудирования интернета ни к чему, кроме сумбура в голове, не привели. Спросить тогда мне было не у кого, «дни открытых пультовых» не проводились. И решив, что, видно, не судьба, я даже распрощался с группой, со сценой и ушел трудиться в направлении, никак не связанном со звуком, светом да и вообще с шоу-бизнесом. О душевных терзаниях и переживаниях я лучше умолчу. Но в моем случае нужно было уйти, отстраниться от сцены, чтобы понять, что мое, a что нет. 

DSC_0029.jpg

Отношения с музыкантами группы я не разрывал и даже периодически выезжал поработать с ними разовые концерты. Их было немного, потому что группа работала над записью нового альбома. А такой неплотный гастрольный график позволял мне совмещать обе работы. И примерно через год судьба приготовила очередной поворот: вопрос постоянного художника по свету в коллективе встал очень остро. 

А подробнее? 
В последнее время, художники в группе «Кипелов» часто менялись, нового человека приходилось вводить в курс дела с нуля. А это трата времени и нервов. Плюс к этому еще «притирка» нового человека к коллективу. И вот 11 марта 2017 года в гримерке клуба Stadium (у нас в тот вечер было выступление в рамках фестиваля RockFest) между Колей Морозовым и Сашей Манякиным завязался разговор на тему «Кто будет светить в ближайшем туре?». Дело в том, что Саша Прилипко, который до этого работал с группой, перешел светить в группу «Звери». 

А осенью у нас планировался плотный концертный тур после выхода альбома. Тогда я набрался смелости и сказал: «А возьмите меня!» Все рассмеялись, конечно. И подумали, что это шутка. Но я-то не шутил и сказал, что это моя давняя мечта, я выучусь, только дайте шанс! Саша Манякин меня поддержал и обратился к Коле Морозову: «Коль, научи Сашку!» На что Коля ответил: «Сань! Ну как? Это невозможно освоить вот так сразу! Это все равно что научить кого-либо играть на барабанах за 10 минут. Это очень долгий процесс! 

20180529_161756.jpg

Нужно знать пульт, разбираться в световом оборудовании, иметь хоть какое-то художественное представление!» Но в тот вечер Коля поделился со мной некоторыми идеями, с чего можно начать, от него я и узнал о существовании сайта hoghog.ru и о вашем тренинг-центре. А потом выяснилось, что мир тесен и Слава Молчанов знает тебя. Вот так я попал к вам на обучение. 

Да, я хорошо помню, как ты к нам пришел с глазами с пятирублевую монету. Как тебе у нас понравилось? 
О, это отдельная история! Для меня это был взрыв мозга! Говорят же: «Хочешь научиться плавать – прыгай с лодки и плыви, если хочешь выжить!» Ведь я пришел к вам абсолютным нулем. И эти два дня были мощным прорывом. Я приезжал домой, листал записи и штудировал заново то, что было на занятиях, так я закреплял знания. 

После обучения в тренинг-центре, я все это не забросил, а стал дальше самостоятельно изучать матчасть, смотрел работы других художников: и концертных, и театральных. Копировал понравившиеся идеи, разбирался, как сделаны те или иные световые эффекты и фишки (занимаюсь этим и по сей день). Я пересмотрел все выпуски «Людей света», некоторые даже по несколько раз. В общем, вникал в суть. 

Николай Морозов и Александр Фадеев.jpg

Николай Морозов и Александр Фадеев

А как музыканты отнеслись ко всему происходящему? 
Поскольку я давно в коллективе и заслужил доверие, мне дали зеленый свет: «Раз тебе это нравится – действуй! Мы тебе запрещать не будем. Но чтобы «получить прописку» в пультовую, ты должен доказать, что можешь это делать». 8 июня 2017 года (практически через месяц после обучения) на концерте в Чехове с напутственными словами «не допусти блэкаут» мне дали порулить светом на трех песнях. Вот тогда я кайфанул! Хотя по световому оформлению это был полный провал! Я сейчас вспоминаю, и мне смешно: это была даже не радуга, а, как говорит Иван Румянцев, день рождения Буратино. 

22017064.jpg

Все летало, стробило и сверкало разными цветами в полнейшем хаосе! Но я был в такой эйфории. Я просто летал! «Блэкаута» не случилось, а я понял, что мне еще учиться и учиться. Но самое главное: я осознал, что эта тема мне по душе, я нашел, что искал! После этого я с еще большим усердием окунулся в изучение вопросов программирования пультов, мат- и худчасти. Через некоторое время было принято решение все-таки плавно вводить меня в курс дела. Осенью Коля Морозов отработал с нами концерты в двух столицах, посвященные презентации альбома «Звезды и Кресты». 

Я пока продолжал исполнять свои обязанности барабанного техника. Быстро собирал барабаны и потом бежал к Коле в пультовую, смотрел, как он работает, какие приборы куда направляет, как программирует, что назначает на командные клавиши, где какие отбивки и т.д. Позже я уже сам начал прописывать какие-то сцены, в присутствии Коли, конечно. К тому времени я уже неплохо работал в визуализаторе LIGHTCONVERSE и делал шоу-презентации нашей концертной программы: методично, скрупулезно, песню за песней. 

kvhU9_LAnEA.jpg   DS1_7010.jpg

20180530_234057.jpg   11

DS1_7246.jpg   -uSoQnQZECUY.jpg

Отправлял все это нашему бас-гитаристу Алексею Харькову. Он у нас отвечает за художественно-постановочную часть. Мы вместе вносили правки. Так я отрисовал практически всю программу. Вообще визуализатор для человека, не работающего вживую, – это единственная возможность научиться каким-то основным моментам, программированию, пониманию логики пульта, а самое главное – увидеть результат. И вот в один прекрасный (для меня) момент перед Новым годом у нас были запланированы два концерта: в Туле и в Калуге. 

Костя Лычак, который пришел на смену Коле Морозову, откатав с нами осенний тур, был занят другой работой, поэтому мне и дали отсветить эти два концерта. Я приезжал на площадку, сначала собирал барабаны, развешивал микрофоны, а затем бежал за световой пульт и прописывал программу. Было сложно, волнительно, да и скорость программирования у меня тогда была не очень, но я старался не ударить в грязь лицом. Конечно, прошло все не так, как хотелось бы, были и ошибки, но «день рождения Буратино» не повторился. Примерно через месяц мне позвонил Леша Харьков и сказал, что я теперь буду заниматься светом, нужно встретиться и обсудить световую партитуру к песням перед грядущим туром. 

IMG_20180415_185150_443.jpg


И с этого момента ты начал самостоятельную работу в качестве художника по свету? 
Да. 

Саша, расскажи о технической составляющей подготовки концерта группы «Кипелов». 
Начинается все с идеи. К чему приурочен концерт или тур? Обязательно нужно узнать, чего хотят сами музыканты. Алексей Харьков, как главный вдохновитель и генератор идей в нашей группе, присылает мне макет задника, сценографию, трек-лист, свои наброски постановки и так далее. Потом я приступаю к предварительной проработке шоу. Все загружаю в LIGHTCONVERSE, рисую сцену, развес, и потом мы занимаемся оформлением каждой песни. 

В прошлом году мы с Колей Морозовым составили новый световой райдер, но через 3-4 концерта регионы «заплакали» от нашего развеса. Пришлось упрощать. Это довольно щепетильный момент: хочется сделать, как нравится, и при этом совместить с реалиями жизни. Работать я, как и всякий нормальный человек, предпочитаю с фирменными приборами: Martin, Claypaky, Robe, DTS очень хорошо себя показывают, лично мне еще очень нравятся JB-Lighting. Все эти бренды включены в наш райдер. Если по каким-то причинам регионы не могут предоставить «фирму», то используем благородный Китай. 

DS1_6804.jpg

DS1_6829.jpg

Благородный? 
Ну да! C дешевым китайским светом больше не работаем. 

Как тексты песен влияют на твое видение постановки света? 
Тексты песен — это смысловая составляющая. Например, песня «Непокоренный» о страшных днях блокады Ленинграда. Для меня это более драматические тона: красный с белым, красный с черным… Все-таки это серьезное и трагическое произведение. Или, например, песня «Белый ад» по мотивам рассказа Джека Лондона «Любовь к жизни». Суть произведения в том, что человек оказался совершенно один в снежной пустыне: холод, голод, дикие звери кругом… Очень сильная вещь! 

И тут тона уже холодные: синие, сине-белые. Есть хиты, которые играются из концерта в концерт, у них определенная цветовая гамма, и есть ходы, к которым уже все музыканты привыкли. Оформление этих песен не должно меняться. Однажды я попытался экспериментировать, но теперь знаю, что лучше – проще. А все нововведения я обязательно согласовываю с коллективом. 

XceyWc8voTM.jpg

Есть какие-то принципиальные и обязательные условия в твоей работе? 
Черный фон и споты, направленные на музыкантов, – это не наша тема! Как я уже говорил, я ставлю свет: во-первых, согласно сложившимся традициям и, во-вторых, придерживаясь определенных законов жанра. Музыканты привыкли, что на сцене обязательно должна быть заливка. Ее цвет определяется настроением песни. Даже когда музыканты на сцене не играют, они не должны быть в темноте или как на утреннике, они должны быть в легкой дымке. Поэтому заливка строго! Далее к этой заливке нужно подобрать комплементарные цвета, чтобы лучи на этом фоне хорошо смотрелись: не абы какие, а под настроение песни. Я не использую больше трех цветов одновременно, при такой схеме третий цвет обычно белый. 

А в основном работаю с двумя цветами. В «Вавилоне» вообще одним. Лучами работаю по залу и по верхам: так картинка становится объемнее. Тут самое главное – не выжечь зрителю сетчатку, поэтому я стараюсь направлять бимы в проходы, стены, потолок. При движении, понятно, все равно по глазам прилетит, но это будет гораздо безобиднее, нежели сгорать целый куплет или припев под испепеляющим лучом от бима. Несколько раз, когда еще работал техником, из-за кулис я наблюдал, как зрители, отдавшие немалые деньги за хорошие места в первых рядах, попадали под такую пытку светом.

Самая долгая и нудная часть прописи – это правка позиций, на исправление которых, поначалу уходило много времени, а на творчество, соответственно, мало. Теперь – не более трех позиций для каждой группы приборов и дроблю большую группу на более мелкие. Вернемся к райдеру и развесу. Приборы предпочитаю разнотипные. В настоящее время у нас в световом райдере 23 воша, 10 спотов, 14 бимов, 8 стробов, 8 блайндеров, 12 LED PAR, 14 LED BAR. Спотов, бимов и стробосков по количеству не много, поэтому в развесе стараюсь их максимально «раскидать» в пространстве. Лед пары применяю для подсветки ферм и барабанов, все-таки мы играем хард-рок, что подразумевает некий культ «металла».

36.jpg

Поэтому все металлические конструкции предпочитаю подсвечивать. Барабаны у Саши прозрачные на металлической раме, при хорошей подсветке – бомба. Лед бары исключительно для подсветки кулис и задника. Помимо контровой и центральной, использую выносную ферму. Если нет для этого технической возможности – задействую софитные ложи. На выносе у меня 4-5 приборов типа вош. Они убирают тени с лиц музыкантов. На полную яркость я их не разгоняю, чтоб не было у музыкантов ощущения «как на утреннике», а цвет назначаю в основном теплый 3200К, плюс подмешиваю к нему цвет основной заливки. 

Гобо использую редко, больше люблю призму. Относительно эффектов. Делать головами «бешеную мельницу» не нравится ни мне, ни музыкантам, только одна песня «Непокоренный» остается покоренной этим эффектом. Стараюсь больше использовать «чейзы» в такт музыке, движения по пану, тилту и из одной позиции в другую. Стробоскопы в райдере есть, но задействую их очень редко и аккуратно. У нас же не дискотека!

Да и Александр Михайлович ругается (смеется). Если стробить часто, то у любого нормального человека создается ощущение мультика, это раздражает и сбивает с толку. Я стараюсь разгонять стробы по эффекту стробирования, чтоб они моргали не все сразу, а в некотором разбросе. Использую их либо на брейках, либо когда Саня задействует кардан на бас-бочке. Выделить, подчеркнуть брейк – это моя слабость. 

Дымить любишь? 
Обожаю! В этом плане у меня карт-бланш! На саундчеке, до приезда музыкантов, я дымлю от души, чтоб продымить не только сцену, но и зрительный зал, ибо свет без дыма бессмыслен. На таком хорошо заполненном дымом пространстве можно уже спокойно работать. Во время концерта делаю легкую дымку. Дым-машина и жидкость – только фирменные. Это принципиальная позиция! Когда я согласовываю райдер с прокатчиками, всегда обязательно уточняю этот момент. 

С прокатчиками работа ладится? 
Вообще мне нравится, когда мы работаем с каким-то одним прокатчиком. Вот едем мы пять городов – и все эти пять городов у нас один прокатчик. Часто работаем с ZavodShow или Triton. Как правило, первый город «пристрелочный», а дальше – уже все идет по накатанной и быстрее. Они знают, что нам нужно, и им не надо объяснять одно и то же. Вообще заветная мечта любого турового художника – работа с одной прокатной компанией. Пока у нас такой возможности нет, но я знаю, что работа и переговоры с компаниями в этом направлении ведутся. Надеюсь, мы к этому скоро придем. Прокатные службы разные, и бывает так, что договоренности меняются непосредственно на саундчеке. 

От форс-мажора никто не застрахован. Либо приборы ломаются, либо не доехали, или вообще внезапно уехали на другую поляну: в общем, все, как мы любим. Тогда их заменяют на другие – и, как правило, увы, на небрендовые модели. Что тогда делать? Отменять концерт? Вот и приходится на саундчеке спешно создавать библиотеку приборов. Хорошо, если есть документы к ним, а иногда приходится «вслепую» с помощью DMX Test. Благо тех знаний, что я получил на тренинге в SIM, достаточно, чтобы сделать это самостоятельно и быстро. Такие ситуации случаются редко, но готовым к ним нужно быть всегда. 

Поговорим о пультах? 
Да! Огромный плюс, что я езжу со своим крылом Hoglet 4. Само крыло очень легкое, а потому удобное в транспортировке. Подключаю его к 15” ноутбуку-трансформеру с тачскрином и получаю практически полноценную консоль с 4 физическими выходами и Art-Net. 10 мастеров управления и 12 программируемых клавиш всегда под рукой! Дополнительным крылом не пользуюсь, привык так справляться. Сама система HOG4 интуитивно понятная и простая. Я слышал много нареканий от других художников, что HOG виснет. Да все виснет, ребята! 

Возьмите любой бренд, ни один производитель не даст 100 процентов гарантии. Крыло уже успело потрудиться в разных условиях: и на открытых площадках, и на ледовой арене, и в комфортных залах. Таким образом я отработал порядка 25 концертов, и у меня на концертах ничего не зависло (тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить). К программированию у меня такой подход: примерно 70% шоу – это заранее составленная программа, так сказать, домашняя заготовка: эффекты, сцены, кьюлисты. Кьюлист на каждую музыкальную композицию свой и составлен в строгой хронологии, по театральному принципу: вступление, куплет, бридж, припев, проигрыш, соло, кода т.д. 

DS1_7338.jpg

На остальные мастера назначаю управление по интенсивности различных типов приборов или групп, чтоб иметь постоянный контроль над ситуацией. Командные клавиши – для разнообразных отбивок, эффектов и макросов. В ближайшем будущем начну задействовать таймкод. Так как большинство композиций играются под клик, к которому можно привязаться, не воспользоваться такой возможностью – преступление. На фестивалях, в условиях жесткого цейтнота и другого развеса, принцип немного иной. 

Тут уже не до вылизывания мелочей. Я быстро делаю цветовые сцены на каждую песню, несколько позиций для каждой группы приборов. Часть мастеров оставляю также для управления интенсивностью приборов, часть – для эффектов. На командные клавиши программирую отбивки. И в режиме реального времени, по ситуации и по настроению песни уже «рулю»: где-то поддаю, а где-то ослабляю. А для этого нужно хорошо знать исполняемый группой материал. Вообще, это один из залогов успеха в нашем деле. Еще один – умение попадать в такт, в долю, удар. С этим, к моему счастью, проблем нет: барабанное прошлое дает о себе знать. Ну, и самое главное — это фантазия и художественный вкус, самые сложные, неоднозначные и щепетильные области. 

Я смотрю, ты уже неплохо знаешь матчасть. Есть время пополнять знания? 
Ну, матчасть я знаю в основном в теории. Если честно, я хотел бы поработать в прокате! С художественной стороны пользы, наверно, будет не много, зато с практической стороны сплошные плюсы: так я бы смог восполнить пробелы в технической составляющей концертов. Только где бы найти такой прокат, который лояльно относился бы к моим туровым выездам с группой. Насчет пополнения знаний. Сейчас я осваиваю Vectorworks по авторскому курсу Виктора Шопина. Это топовая, высокоточная программа для комплексного проектирования шоу. 

Помимо того, что в ней можно сделать точную до миллиметра модель концертной площадки со световым развесом и декорациями, максимально приближенной к реальной, она позволяет выводить полную техническую документацию всего этого добра. В дальнейшем еще планирую подковаться в вопросе видеосерверов, трансляции и синхронизации видео- света-звука. Учиться еще есть чему, и это радует. 

Давай затронем больную тему! Кем ты себя считаешь? Начинающий… Художник по свету? Оператор пульта? Световик? Светооформитель? Светодизайнер? Осветитель? 
Это действительно провокационный вопрос. Одно неверное слово – и можно стать врагом для некоторых из нашего круга! (смеется.) Может, световик? Хотя… Вот кто такой художник? Художник, если простыми словами, – это человек, у которого есть идея, есть холст, мольберт, кисти, краски, которые он смешивает, пишет, и результат его творчества наглядно виден. (Хороший результат или плохой – это уже дело третье). А как тогда назвать человека, у которого от музыки в голове возникают зрительные образы с конкретными оттенками, вместо мольберта у него есть пульт, вместо кистей – приборы, он может смешивать цвета и тона, он тоже рисует, то есть переносит идею из головы в реальность, и результат также наглядно виден. Разве он не художник? Есть же что-то общее в этом! Но я не считаю, что после полугода самостоятельной работы меня можно назвать художником по свету. 

DS1_7195.jpg

Я не волшебник, я только учусь. Мне нужно набираться опыта, и я готов в свободное время поработать над каким-нибудь интересным проектом даже за идею. Для меня это просто кайф! Я занимаюсь любимым делом! И я постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтоб световое оформление концертов группы «Кипелов» радовало и музыкантов, и зрителей, вне зависимости от того, кто стоит за пультом: художник, дизайнер или световик! Мне, конечно, повезло, что, начиная изучать световые премудрости, я уже работал в такой известной группе, и мы хорошо знали друг друга. Это высокая ступень для старта. 

Также повезло, что на тот момент в группе остро стоял вопрос своего постоянного художника по свету. Но этот «переходный» период становления для меня был очень тернист и непрост. Надо было в короткие сроки многому научиться с нуля и доказать, что я смогу и мне можно доверять. Конечно, без сильной поддержки друзей, родных и коллектива группы «Кипелов» у меня ничего не получилось бы. Хочу сказать огромное спасибо моим учителям: Коле Морозову, Виктору Шопину, Ивану Румянцеву, Мише Ловицкому, Мише Лебедеву, Марку Лоренцу, тебе, конечно, и всему коллективу компании SIM. И спасибо Борису Волкову за передачу «Люди света». 


Николай Морозов.jpg

Николай Морозов: «Когда мы встретились с Сашей в группе «Кипелов», он начал мне задавать вопросы по свету: «А как ты это делаешь? А это что?». Я удивлялся, зачем это ему нужно. Но мне было приятно, что человек интересуется. И вот перед презентацией альбома «Звезды и Кресты» он сказал: «Коля! Я очень хочу стать художником по свету в группе «Кипелов»!» А у ребят тогда не было постоянного художника по свету. Я увидел огонь в его глазах и ответил: «Саня! Давай! Если тебе это интересно, если таким образом ты сделаешь что-то приятное и группе «Кипелов», и себе, дерзай!» А группе я посоветовал: «Ребята! Если вам нужен свой художник по свету, присмотритесь к Сашке. 

Человек действительно хочет!» Честно говоря, вначале они не очень хорошо это восприняли, но постепенно мне удалось их убедить. Я пообещал, что ради этого отработаю часть тура. Саша будет рядом со мной, я ему все покажу и расскажу. Вода камень точит! И они согласились. Очень тяжелыми были первые концерты, он мне звонил и переживал, что-то не получалось… Но это же первые концерты! Они и у меня не получались. Но Саша за полгода научился делать достойные концерты для одной из ведущих групп страны. 

Я видел фотографии и концертные записи. Конечно, не все у него сейчас получается, есть мелкие недочеты, и будут еще ошибки. Все мы через это проходили. Тем более на гастролях не всегда соблюдается райдер. Сашка подходит к этому делу очень ответственно, сильно волнуется и дергает меня по мелочам. И это хорошо, пусть дергает! Потому что ему интересно, и он горит этим. Таких людей сейчас очень мало. У него есть свой стиль, и это самое главное. Я искренне желаю Сане удачи! Верить в себя и любить профессию. Остальное придет». 


Александр Манякин .jpg

Александр Манякин (барабанщик): «Не все световики могут правильно выставить свет на барабаны, но у Сашки вроде получается. Мне комфортно. Самое главное — чтоб он рос дальше. Он молодец, за короткое время научился и сейчас старается. Еще большой плюс в том, что он много лет проработал в группе техником. Он знает все песни, паузы и чувствует, где надо подсветить. Пожелаем ему удачи и посмотрим, что будет дальше». 


Алексей Харьков .jpg

Алексей Харьков (бас-гитарист): «У нас в коллективе были постоянные проблемы с художниками по свету. С кем-то мы не могли сработаться, кто-то не понимал концепцию коллектива и светил не так, как нам хотелось бы. Была нестыковка того, что происходит на сцене, и того, что подается в зал. Когда Саша захотел попробовать себя в качестве художника по свету, я сначала отнесся к этому скептически. Но мы дали ему шанс. И сейчас для меня Саша – пример того, как человек, поставив себе цель, приложил усилия и быстро достиг результата. 

Мы с ним прошлись по программе, выбрали лучшие моменты, Саша нашел правильные положения приборов, подобрал нужные цвета и движения. Раньше с этим у нас были проблемы: человек сегодня светит так, а завтра – по-другому. Группа «Кипелов» представляет свое выступление как театральное действие. Задача декораций и света – обогатить песню дополнительным смыслом и усилить восприятие слушателя. Я доволен тем, как сейчас все происходит. Концепция группы сохраняется, все гармонично и красиво. Весь коллектив смотрит и радуется. Залог успеха для любого специалиста – любить то, что ты делаешь. Тогда откроются все пути для реализации твоей мечты». 


Вячеслав Молчанов .jpg

Вячеслав Молчанов (гитарист): «Саня ответственно подошел к решению этого вопроса: сходил на курсы, сразу приобрел крыло и софт. Но я все равно не очень серьезно к этому относился. Он начал работать – и буквально через 2-3 концерта я, стоя на сцене, почувствовал, как что-то меняется в лучшую сторону. Большой плюс, что он барабанщик и здорово подчеркивает ритмические рисунки, выделяет синкопы. Месяца через три он поднял уровень светового оформления, и сейчас на концертах я кайфую. 

Я вижу, как все взаимодействует, как меняется свет на сцене. Саня – очень креативный человек, он постоянно развивается и не просто отрабатывает концерт, а этим живет. Я вижу, как он смотрит западные концерты, набирается опыта. Теперь мы – музыканты – то- же ярче ощущаем шоу, при этом свет не слепит глаза и очень комфортно. Я желаю ему удачи, и пусть развивается дальше!» 


Андрей Голованов.jpg

Андрей Голованов (гитарист): «Саше помогло то, что он знал нашу программу и что он музыкант. У него удачно получается выделять акценты песни, ведь это особенно важно в агрессивных произведениях. Иногда после концерта мы вносим изменения, и с каждым разом становится все лучше и лучше. Я думаю, что скоро он достигнет высокого уровня. Самое главное – больше творчества, не оглядываться на кого-то и вырабатывать свой стиль!» 


Валерий Кипелов.jpg

Валерий Кипелов: «Я желаю Саше удачи! Не останавливаться на достигнутом и развиваться дальше! 
Нужно еще работать над собой долго и кропотливо!» 


Алексей Седов.jpg

Алексей Седов (ZAVOD SHOW): «Группа «Кипелов» для нас ключевой проект. Я наблюдал смену нескольких художников. И когда мы работали с Александром Фадеевым, я видел, как с каждым разом он улучшал концепцию шоу. Я удивился, как быстро это произошло. Буквально за полгода он научился делать красивые картинки. Мне как художнику по свету в прошлом они очень нравились. Мы желаем ему развития и будем всячески его поддерживать!»

Panasonic в Еврейском музее
Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Имя Тони МакАлпайн (Tony MacAlpine) без преувеличения можно считать синонимом виртуозности и универсальности в современной музыке. Будь то гитара или клавишные, Тони одинаково великолепен в классике, джазе, фьюжн, хард-роке и металле. Американский гитарист-виртуоз. Многократный номинант на премию Grammy за свою 25-летнюю карьеру он спродюсировал, записал и аранжировал одиннадцать инструментальных сольных альбомов, четыре альбома с собственным джаз-фьюжн-проектом CAB, три альбома с прогрессив-рок-командой Planet X, а также участвовал как гитарист и клавишник на многих записях различных исполнителей.

Сведение вокала

Сведение вокала

Хорошо спетый и сведенный вокал — несущая балка любой песни, ее эмоциональная суть. Но из-за множества нюансов: интонация, тембр, произношение, выразительность — вокал чаще всего подвергается правкам при сведении. Работа по сведению вокала похожа на чистку луковицы: как только снимаешь один слой, тут же выглядывает другой. Нашей мантрой в данном случае будет «музыка разом не делается»; ни один прием не решит проблемы с вокалом в два счета

Хип-хоп: ограничения ведут к инновациям

Хип-хоп: ограничения ведут к инновациям

Музыка сильно изменилась всего за несколько десятилетий, но самые главные изменения произошли с появлением хип-хопа. Что послужило предпосылками и причиной его появления? Что было вокруг и что на него больше повлияло? Возникновение массовой культуры. Поп-культура. Коммерческие каналы с дорогим рекламным временем и как следствие – эклектикой и техникой джинглов. Жанр коммерческих шоу: монтаж и снова эклектика

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Сведение вокала

Сведение вокала

Хорошо спетый и сведенный вокал — несущая балка любой песни, ее эмоциональная суть. Но из-за множества нюансов: интонация, тембр, произношение, выразительность — вокал чаще всего подвергается правкам при сведении. Работа по сведению вокала похожа на чистку луковицы: как только снимаешь один слой, тут же выглядывает другой. Нашей мантрой в данном случае будет «музыка разом не делается»; ни один прием не решит проблемы с вокалом в два счета

Хип-хоп: ограничения ведут к инновациям

Хип-хоп: ограничения ведут к инновациям

Музыка сильно изменилась всего за несколько десятилетий, но самые главные изменения произошли с появлением хип-хопа. Что послужило предпосылками и причиной его появления? Что было вокруг и что на него больше повлияло? Возникновение массовой культуры. Поп-культура. Коммерческие каналы с дорогим рекламным временем и как следствие – эклектикой и техникой джинглов. Жанр коммерческих шоу: монтаж и снова эклектика

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Имя Тони МакАлпайн (Tony MacAlpine) без преувеличения можно считать синонимом виртуозности и универсальности в современной музыке. Будь то гитара или клавишные, Тони одинаково великолепен в классике, джазе, фьюжн, хард-роке и металле. Американский гитарист-виртуоз. Многократный номинант на премию Grammy за свою 25-летнюю карьеру он спродюсировал, записал и аранжировал одиннадцать инструментальных сольных альбомов, четыре альбома с собственным джаз-фьюжн-проектом CAB, три альбома с прогрессив-рок-командой Planet X, а также участвовал как гитарист и клавишник на многих записях различных исполнителей.

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Наталья Березовская: Мы не просто идем в ногу с рынком, мы опережаем его

Российское подразделение Sennheiser в этом году отметило свое 10-летие. Генеральный директор ООО «Сеннхайзер Аудио» Наталья Березовская рассказала корреспонденту журнала «Шоу-Мастер» о становлении компании в России и странах СНГ.

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Тони МакАлпайн: интервью со скоростью света

Имя Тони МакАлпайн (Tony MacAlpine) без преувеличения можно считать синонимом виртуозности и универсальности в современной музыке. Будь то гитара или клавишные, Тони одинаково великолепен в классике, джазе, фьюжн, хард-роке и металле. Американский гитарист-виртуоз. Многократный номинант на премию Grammy за свою 25-летнюю карьеру он спродюсировал, записал и аранжировал одиннадцать инструментальных сольных альбомов, четыре альбома с собственным джаз-фьюжн-проектом CAB, три альбома с прогрессив-рок-командой Planet X, а также участвовал как гитарист и клавишник на многих записях различных исполнителей.

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Форум

Словарь

ANSI-люмен

(ANSI лм) - единица, характеризующая среднюю величину светового потока на контрольном экране с диагональю 40 дюймов при минимальном фокусном расстоянии вариообъектива проектора. При этом измеряется величина освещенности в 9 зонах контрол...

Подробнее