Опрос
Архив
  1. Если вы хотите познакомиться с новым оборудованием, что вы считаете более полезным?

    Семинар, который проводит диллер
     22 (56%)
    Специализированная выставка
     17 (44%)
Магазин
Все товары

Освещение на телевидении

А. Бермингэм

520 рублей
Словарь

Группа

Совокупность каналов, выведенных на единые органы управления пульта

Rambler's Top100
Мы принимаем
Яндекс.Деньги

VJ DeepFish



Филипп Баранов,
a.k.a. mix2r@

Александр Петтай родился в Эстонии в 1959 году. С 1977 года живет в Москве, где в 1986-м окончил Московское Художественное училище памяти 1905 года. В 1993-1994 годах Александр учился в Междисциплинарном экспертном центре по компьютерной графике, анимации и мультимедиа SCAN (Гронинген, Нидерланды). Александр занимается живописью, графикой (работы в частных коллекциях России и других стран) и видеоартом. В 1987-1997 годах проходили выставки его работ в России и Европе.


Мы познакомились с Александром в период обсуждения планов создания Московской медиа-лаборатории по инициативе Дмитрия Радченко (главного редактора журнала Install Pro, выходившего до 2006 г.). С самого начала всех поразила серьезная осведомленность и ориентация на новейшие технологии у сформировавшегося художника с классическим образованием, полученным еще в СССР. Прочитав интервью с Александром, вы поймете, что иначе и быть не могло.
Филипп Баранов: Как и в какое время созрело решение заняться тем, что чаще всего называют виджеингом и что мы далее будем так и называть?
Александр Петтай: Собственно виджеингом как таковым я занялся совсем недавно – где-то в 2004 году. А с компьютерным артом началось все гораздо раньше, в начале 1990-х. Как раз рухнул «железный занавес», и многие русские художники дружной гурьбой ринулись на запад – кто на заработки, а кто просвещать «темных», прагматичных европейцев на тему, что же есть настоящее русское искусство. Естественно, речь шла не о матрешечной попсе, а о серезных художественных и духовных поисках. Теперь, оглядываясь назад, вижу, что все это наивно и смешно. Тогда была мода на русских художников, потом – на африканских, на арабских и т.д... Но для меня все складывалось как нельзя лучше, и перспективы были весьма обнадеживающие. Один из моих голландских почитателей дал мне пощупать компьтер и показал какой-то буклет с работами европейских художников, создающих живопись на компьютере. Интересные были работы по стилистике и технике, но с художественной точки зрения… Не знаю, даже сейчас для меня, с ног до головы «цифрового художника», художественная ценность digital art остается под вопросом. Тем не меннее, я «запал» на «цифру» и стал активно искать, где бы все это быстренько освоить. Таких мест тогда даже в Европе было не очень много, и из того, что я нашел, мне подошло только одно. Это был SCAN в голладском городе Гронинген – интернацианальная школа, только что основанная Академией художеств совместно с Политехническим университетом. Принимались туда только художники – как раз то, что надо. Естественно, все работали на Apple Мас (PC были просто не способны на что-либо серьезное в этой области), изучали «железо» и разрабатывали каждый свою тему. Для «традиционного» художника, который кроме кисти и краски никогда ничего не знал, это был совершенно новый, бездонный пласт фантастических возможностей. Я отрабатывал концепцию соединения традиционной застывшей формы живописи с time based сущностью компьютера, основные принципы взаимодействия, возможности трансформации в бесконечности времени и саморазвитие структуры изображения, а также интерактивное воздействие на процесс. Материала на эту тему было минимум, интернет был развит слабо и еще не стал глобальным информационным полем, все, что удалось найти – это философские рассуждения на тему «творец и компьютер». Да еще посчастливилось побывать в Амстердаме на двух выставках-симпозиумах, посвященных исключительно использованию компьютера как основного инструмента для создания объектов и актов искусства.
Ф.Б.: Александр, кто для Вас выступил в качестве проводника? Кого Вы можете назвать учителем? Вдохновителем?
А.П.: Как это ни странно звучит, для творчества на основе цифровой технологии – Василий Кандинский и Казимир Малевич. Именно они окончательно уничтожили литературность визуального искусства, вывели визуальное искусство на свой, полностью независимый знаково-лингвистический уровень, основанный на языке цвета и геометрии форм. Это напрямую трансплантируется в современное цифровое искусство. В тоже время, это не был уход в голую формальность, как было принято считать ( в основном в советском искусствоведении, да, пожалуй, не только в советском). Брошюра Кандинского «О духовном в искусстве» – самый основополагающий труд в современном искусстве, я считаю. Еще Джексон Поллок, американский художник середины прошлого века, оказал на меня сильное влияние. Еще учась в художественном училище, видел репродукции его работ, но как-то они меня не трогали. Настоящим открытием и откровением он стал для меня, когда посчастливилось увидеть его реальные работы. Он до сих пор считается спорным художником, но дэ-факто – классик абстрактного искусства.
Ф.Б.: Расскажите, как эволюционировал ваш инструментарий?
А.П.: Я работал и всегда работаю на Mac с подлючением кучи всяких железок. Абсолютно естественно, что моя эволюция идет параллельно с эволюцией железа и эволюцией содержимого моего кармана. При подготовке контента в ход идет все, что дает хоть какое-либо изображение – от ставших уже банальными продуктов компании Adobe до экзотических маленьких программ, способных, например, генерить фракталы, на основе лишь одного-единственного алгоритма. Что касается оснащения для живых выступлений... Программ для перформанса сейчас существует много для всех компьтерных платформ, выбор зависит от того, что нужно на выходе. По-прежнему идеальных или универсальных программ нет. Большинство инструментов – это программы, написанные виджеем под себя и ставшие впоследствии коммерческим программным обеспечением. Все они имеют свои достоинства и недостатки. Я начинал с Motion Dive Tokyo, потом быстро перешел на ArkaosVJ. В основе Arkaos имеется концепция, до гениальности простая, и имеется отличный, стабильный движок. Все несколько омрачает совершенно убогий интерфейс и ограниченные возможности применения. Даже последняя инкарнация Arkaos GrandVJ хоть и имеет значительные улучшения в плане интерфейса, но остается далека от желаемого идеала. Да и ребята в Arkaos какие-то странные: выпустят очередную версию, а потом спят года 2-3. Хотя для простого виджеинга лучше, наверное, ничего нет, а если еще и управлять Arkaos через какой-нибудь продвинутый MIDI-секвенсер, то сотворить можно что угодно. Я попробовал Modul8 – отличная программа, но захотелось немного больше сложности и возможностей. Поэтому я стал мучить MAX/MSP/Jitter, у которых возможности практически безграничные, но слишком много времени уходит на программирование элементарных вещей. И тут появилась Quartz Composer – очередной шедевр от Apple. Это модульная система построения из готового множества функциональных блоков в сочетании с глубокой интеграцией с возможностями операционной системы и компьютерного железа Apple. Для желающих и умеющих программировать предусмотрена и такая возможность. Сейчас я остановился на пакете продуктов от http://troikatronix. com/ на основе Isadora в сочетании с алгоритмическим секвенсером Numerology 2 от http://www.five12.com/. Я получил отличный программный комплекс с практически неограниченными возможностями и коммутацией со всем, чем угодно по MIDI, DMS, OSC и так далее.
Ф.Б.: Какие технические возможности ты чаще других используешь?
А.П.: Очень нравится применять живую видеокамеру в сочетании с подготовленным контентом. Использовать ее не только как еще один источник изображения, но и как инструмент управления и рандомизации всего процесса.
Ф.Б.:Каких технологических возможностей не хватает, с чем хотелось бы поработать?
А.П.: Гигантский LED-дисплей или светодиодный экран, управляемый свет и множество немыслимых сенсоров способны, мне кажется, выступить в качестве фантастического клона части человеческого мозга, отвечающего за генерацию визуальных образов. Разве возможно устоять перед предложением с такими возможностями ?!
Ф.Б.: Какие инет-ресурсы на русском языке особенно полезны для виджея на твой взгляд? Что ты мог бы назвать, порекомендовать?
А.П.: Честно говоря, я практически не пользуюсь рунетом. Так что в этом плане мне поделиться нечем.
Ф.Б.: Тогда, быть может, сможешь указать какие-либо англоязычные?
А.П.: Сейчас на сайте практически любого разработчика программного обеспечения есть свои форумы, обычно я там и нахожу интересующую меня информацию. Там же легко выйти на ссылки наиболее продвинутых/известных/модных виджеев, найти информацию о грядущих и прошедших тусовках и много чего еще полезного, главное – не утонуть в этом по- токе информации. Ну и Google с Википедией самые лучшие помощники, когда знаешь, что ищешь.
Ф.Б.: Традиционный вопрос в завершение: каковы творческие планы?
А.П.: В плане визуального языка пытаюсь окончательно уйти от «иллюстративности», повествовательности и шаблонности, хотя в современном визуальном искусстве шаблон и штамп может служить интересным элементом визуального языка, но только – элементом. Если говорить о проектах, то тут нет какого-то конкретного расписания. Не люблю планировать, просто по мере углубления в какую-то тему или идею возникают возможности для их реализации.

Ссылки по теме:
 www.light-talk.ru


Некоторые работы Александра Петтая за последние годы:




2009 – «Систематизация воды на краю земли»; Зверевский центр современного искусства, Москва. При поддержке издательского проекта «Русский Гулливер», ассоциации «Антиподы» (Австралия).
 Видеоарт для визуально-поэтического перформанса Владимира Смоляра.

Евгения Вежлян:
«Сто лет назад на языке русского модернизма это называлось бы мистерией. Тридцать лет назад концептуалисты это назвали бы перформансом. Собственно, уникальность этого действа и заключается в его 




двунаправленности. Оно улавливает пространство словом, а потом сгущает до консистенции музыкального звука. Так оно втягивает в себя, объемлет собой не только участников, но и зрителей. И этот синтез искусств, как во времена Блока и Белого, обладает теургической силой: условное «здесь и сейчас» действа – безлюдный морской берег, о который разбиваются волны – обретает реальность, вымышленным же становится все, что мы видели и ощущали до того. И мир меняется. Должен измениться.



Но если бы автор ограничился этим, то мы не говорили бы о «Систематизации воды на краю земли» как о факте современного искусства. Это модернистское содержание вложено в лукавую постмодернистскую оболочку. Визуальный и звуковой ряд здесь словно бы окавычивают поэзию, преподают ей урок смирения, превращают в один из элементов общей конструкции. Однако и сам он – строительный материал для перформанса, в котором поэт изображает поэта, художник – художника, а музыкант – музыканта. Судьба искусства в современном мире, его метафизическое оправдание – таков метасюжет происходящего.»




2008 – Первый московский фестиваль австралийской поэзии; Билингва, Москва.
Видеоинсталляция для визуально-поэтического перформанса Владимира Смоляра и Татьяны Бонч-Осмоловской.




2008 – Fracticum X. Видеоаудиоарт совместно с Любовью Дмитриевой.
Экспозиция Автопоэзис и Фракталы в Междисциплинарных исследованиях сложности, группа художников Супремус; Институт Философии РАН, Москва

Виктор Рибас: «Александр Петтай предлагает зрителю экскурсию в музей будущего. Роль художника здесь отводится самому зрителю, который, в зависимости от своего жизненного опыта, эстетических пристрастий и текущего настроения, может создать произведение искусства сам для себя. Подбор индивидуальных требований настолько же индивидуально выражает особенности твоей картины, что уже не важно, какие шедевры создаются твоими соседями, друзьями и недругами. Возможно, в связи с развитием компьютерной фрактальной живописи, может рухнуть ныне существующий арт-рынок, базирующийся на умении профессиональных художников чувствовать и воплощать запросы потенциальных покупателей своих картин. Сегодня образы, которые созданы компьютерным заменителем художника довольно абстрактны, но кто знает, какими они будут тогда, когда компьютеры будут мощнее в сотни раз»

2008 – Бестиарий; Арте-FAQ, Москва Видеоарт для визуально-поэтического перформанса Владимира Смоляра; совместно с Любовью Дмитриевой



2006 – Метро, М’АРС галерея современного искусства, Москва.
Видеоарт для Jam Painting Артура Яна; совместно с Любовью Дмитриевой.




2004 – Видеоарт для одноименного музыкального перфоманса (Танцы на берегу, для клавира и видеопроекции, 2003) композитора Владимира Мартынова (http://en.wikipedia.org/wiki/Wiki_Vladimir_Martynov ). Исполнялось Алексеем Любимовым – клавир.

Zwei Geschichten mit gleichem Ende, Music & Museum, SMCA, Salzburg
..
Abschiedsmusik fur zwei jahrhunderte, Arnold
..
Schonberg Center, Wien Ehemals Musikseminar, Altona, Hamburg.