Студия для серьезных ребят. Часть II. Shit in – Shit out


Дмитрий «Dee» Курцман,
фото Ольги Гордеевой

Золотое правило студии звучит очень просто: Надо сразу писать хорошо, не надеясь на «потом».

Нехитро, правда? Я ведь говорил, что будут банальности. Помните, что звукорежиссер при всей своей симпатии к вам не сможет потом ничего исправить. У них есть такая поговорка: «Shit in – shit out». Можно, конечно, «подвигать» барабаны, «поавтотюнить» голос, что-то пересадить отсюда, что-то взять оттуда, но при этом из музыки исчезнет нечто очень важное, а взамен привнесется нечто очень неприятное. Почему одни записи слушать приятно, а другие нет? Почему некоторые альбомы слушают десятилетиями, а другие – послушают годик и перестанут? Что отличает хорошую запись от плохой? Вот именно это самое, кото-рое разрушается при двигании и автотюне.
Автотюн – плагин, который исправляет неверно взятые ноты. Иногда вокалист поет так криво, что без автотюна не обойтись. Даже если вокалист попадает в большинство нот, звукооператор все равно может предложить «потюнить». Надо думать головой перед тем, как соглашаться. Дело в том, что исправив таким образом хотя бы одну нотку, вы потом не удержитесь и начнете применять «тютюн» направо и налево. Зачем попадать в ноты, если есть тютюн? Вы все меньше пишетесь, все больше «тютюните», и запись деградирует от сессии к сессии. Слушая «подвиганные» и «потюненные» песни, обычный человек, конечно, не сможет ткнуть пальцем. Вроде все звучит хорошо, но почему у него такое ощущение, будто его обвели вокруг пальца?
Когда мы играли в нашей первой школьной группе, мы записали множество песен очень скверного качества. И всякий раз, закончив очередную очень скверную песню, мы говорили себе: «Ну ладно когда будем писать на финальную кассету, мы покрутим эквалайзер, добавим ревера...». То есть утешали себя как могли. Сейчас обычно говорят «поправим на сведении», а когда сведение не помогает – «мастеринг поможет». Это заблуждение. Надо сразу делать хорошо. Но вот на чем я хотел бы остановиться особо – на перфекционизме.



Перфекционисты

Студийный перфекционизм сама по себе очень неприятная для окружающих вещь, а в запущенном состоянии так и вообще разрушительная для сессии. Перфекционист часами просиживает в тон-ателье, записывая совершенно одинаковые дубли, но при этом уверяя, что вот сейчас-то он сыграет как надо. При малейшей ошибке в исполнении (часто он один ее и слышит) перфекционист переписывает весь дубль. При малейшем сомнении – он делает еще один дубль. Слушая финальный пятьдесят пятый дубль, он заявляет, что оно вот как-то так и должно быть, но это все у него были прикидки и в следующий раз он сыграет как надо.
Дайте ему по рукам. Он ворует ваше время.
… Один самурай всю жизнь проходил без меча, потому что на идеальный меч ему не хватало денег, а воевать тем, что было, он не соглашался. Так он ничего и не сделал в жизни. Не уподобляйтесь ему, друзья мои, и старайтесь выжать максимум из того, что у вас есть здесь и сейчас. Понятно, что завтра ты будешь играть лучше, чем сегодня, а послезавтра – лучше, чем завтра. Но надо отдавать себе отчет в собственных возможностях и действовать, исходя из них. Я бы не записал ничего, если б ждал, когда ко мне придет гитара Takamine и я буду играть как Иван Смирнов.



Параноики

Перфекционизм в той или иной степени присущ всем нам, и иногда даже у здоровых людей случаются обострения. В особенности это проявляется при записи простых партий. Ты говоришь себе: «Вроде несложно, можно сыграть лучше. Дай-ка я еще раз запишу». И пишешь дубль за дублем, даже не замечая, что получается все хуже и хуже. А потом и вовсе устаешь и ничего уже не соображаешь. Музыка разбивается на фразы, фразы на звуки, и вот уже ты начинаешь слышать, что в спетом тобой предлоге «от» начало звука «о» идет с не очень красивым придыханием, да и вообще похоже то ли на «ат», то ли на «хот». Надо перепеть бы...
Так начинается студийная паранойя. Исправляя эти «ошибки», ты нисколько не приближаешься к замыслу. Поэтому, если такое началось, выходи и отдыхай. Все равно самые лучшие дубли всегда получаются вначале. В Dartz, например, мы сразу прописываем насквозь три-четыре вокальных дубля, а потом выбираем из них по куплетам. И то в большинстве случаев берутся куплеты из одного и того же дубля, потому что если вначале поймал настроение, то весь дубль будет неплохим. Словом, надо уметь вовремя остановиться.
Есть еще такие непростые люди, как импровизаторы.

Импровизаторы

Импровизаторы – классные музыканты, но у них есть один недостаток: они все время импровизируют. Их можно понять: у них множество идей, и как тут выбрать лучшую? Каждый следующий дубль у них не похож на предыдущий. Как правило, ты сидишь и восхищаешься импровизатором, пока не ловишь себя на мысли, что идет вот уже третий час, а партия так и не записана. Они все время скачут с мысли на мысль, и все их дубли слегка плоховаты. «Мороз и солнце – день чудесный. В тумане моря голубом. Итак, она звалась Татьяна. Товарищ, верь – взойдет она». Примерно так может выглядеть партия импровизатора. Вроде все красиво, но где мысль, о чем это вообще?
Пусть он запишет три-четыре варианта и уйдет с ними домой, а к следующей сессии принесет готовый цельный вариант своего соло. Кстати, именно так Джимми Пэйдж записал соло в «Лестнице в небо». Он собрал его из нескольких вариантов.
Импровизаторская идея, будучи воплощенной, может начать конфликтовать с уже записанным. Или просто прозвучит как кусок из другой песни. Особенно часто такое случается, когда музыканты по очереди приходят на сессии и пишут свои партии, не видя остальных. Тогда конечный результат начинает напоминать известное письмо из Простоквашина, в которое каждый внес что-то свое, наболевшее – в результате получилось нечто кошмарное, от чего папа даже упал в обморок. Человек, войдя во вкус, может вообще много чего насочинять, но всегда ли это хорошо?

Позитивное продюсирование


Какой из двух дублей выбрать? Какой звук у гитары лучше? Какой рисунок перкуссии предпочтительнее? Правда, это никуда не годится? Во всех подобных вопросах должен быть кто-то, за кем остается последнее слово. Тот, кто видит целое и отсекает лишнее. У большинства полупрофессиональных групп этим занимается или лидер, или самый музыкальный исполнитель, или автор. Короче, кто-то должен взять на себя немного больше студийной ноши. Если вы обратили внимание, эти заметки я пишу в основном применительно к этому кому-то, кого мы сейчас наконец-то назовем гордым словом ПРОДЮСЕР.
Задача нашего продюсера как раз и состоит в том, чтобы добиться ЦЕЛЬНОСТИ и ТОЧНОГО ВОПЛОЩЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЗАМЫСЛА. Именно исходя из приоритетов цельности он должен принимать решения о выборе звука, о правильности той или иной партии, об уместности того или иного эффекта. Если звучит красиво, но «не отсюда», именно продюсер должен это сказать...
... И теперь внимание – что же он должен сказать? А должен он сказать в точности вот что: «Запомни, пожалуйста, этот ход – мы обязательно используем его в другой раз».
Очень важно держать, не снижая, общий позитивный фон сессии. Если у кого что-то не получается, постарайтесь шутками подбодрить его. Если вы слышите что-то, что не лезет ни в какие ворота, имеет смысл без лишнего сюсюканья предложить коллеге сделать промежуточный микс, немного потренироваться дома и прийти с этим следующий раз. И наоборот, если у кого-то получается действительно хорошо, не скупитесь на добрые слова. Давите уныние и негатив. Научитесь вовремя нейтрализовать перфекционистов – как правило, им мало что нравится и они постоянно ворчат. Умейте ставить на место импровизаторов, но так, чтобы они чувствовали себя алмазом, который пытаются огранить. Подбадривайте параноиков, даже если у вас на душе скребут кошки. Старайтесь не терять темп записи и внимательно оценивайте каждую «гениальную идею» – стоит ли ею заняться сейчас или имеет смысл записать черновую дорож-ку и подумать над этим без спешки. Если у группы вдохновение, то лучше перерывы не делать. Если гитаристу нужна шоколадка, сбегайте в магазин сами.
Стоит завести тетрадку и отмечать, что уже записано, что еще предстоит записать, что стоит переписать и т.д. – словом, вести бортовой журнал группы.
Мы стараемся все сессии заканчивать записью чего-нибудь забавного. Понятно, что в конце все устают, но если попросить народ встать у микрофона и хором погыкать в такт, или записать расческу на слабую долю, или гитариста попросить несколько раз художественно «завести» гитару от комба, это поможет закончить сессию в отличном настроении. Оно, может, и не понадобится, но признайтесь, положа руку на сердце, – ничего серьезного за эти оставшиеся пятнадцать минут вы бы все равно не записали.

Сведение


Но ура, записан последний инструмент в песнях, пора браться за сведение. Тут любой звукорежиссер скажет вам, что записи лучше немного полежать, отдохнуть – и он будет прав. Когда вы послушаете записанную песню свежим ухом, вы снова обретете возможность видеть то самое целое, о котором я уже неоднократно писал.
Самая ужасная ошибка, которую можно совершить на сведении, – это встать над душой звукорежиссера и контролировать каждый его шаг. Причем обязательно всем составом. Знаете, как делаем мы в Dartz? Перед самым началом сведения мы еще раз объясняем звукорежиссеру, о чем эта песня и какое ощущение она должна создавать. Ну, например, так: «Поздняя прозрачная осень, вдали гудит электричка, аккордеон слегка такой парижский, словом – лирика». Вполне ясная картинка, не правда ли? После этого звукорежиссер запирается у себя и сводит так, как ему кажется правильным для создания ощущения поздней осени и электричек вдалеке. Потом мы слушаем песню и каждый делает себе пометки. Потом – внимание! – мы делимся своими замечаниями. Из них выбираются три наиболее важных, и они сообщаются звукорежиссеру. И так продолжается, пока сведенный микс не начнет устраивать всех. Я подглядел этот способ на обсуждении цикла разработки программного продукта.



Волшебный шкаф

В заключение я хотел бы поговорить о домашней записи и коснуться противоречивой персоны звукорежис-сера.
Прочтя все вышенаписанное, вы можете совершенно резонно спросить: при нынешних технологиях можно и дома собрать неплохую студию, почему бы не записываться дома? Я знаю домашнюю питерскую студию, где можно писать что угодно, даже барабаны. Там в прихожей оборудовано нечто вроде звукоизолированного шкафа-купе. Мы тоже сделали такой волшебный шкаф, в котором однажды записали все инструменты, голоса и даже сэкономили на этом кучу денег, но...
Но сводить альбом мы все равно пришли в профессиональную студию. И наш звукорежиссер сказал нам все, что думает о нашей домашней звукозаписи. Во-первых, призвук «шкафа» остался на каждой дорожке. Во-вторых, все, что у нас было, мы писали на один-единственный профессиональный микрофон, который нам удалось раздобыть, – на AKG3000. Он круто выглядит и хорошо подходит для записи высокочастотных струнных типа мандолины. Но голоса, например, он пишет плохо. В этом первый и огромный минус записи в домашних условиях. Как правило, домашняя студия – это хорошая звуковая карта, какой-то пульт, преамп и один более-менее качественный микрофон, на который все и пишется. В студии же вам предложат на выбор десятки моделей, предназначенных для разных целей. Каждый микрофон хорошо берет одни частоты и не очень – другие. Если вы записываетесь на один микрофон, у вас в миксе накопится очень много одних частот и совсем мало других. А когда используется много микрофонов, в микс поступает вся полоса равномерно.
А помещение? В жилой комнате, как ни вешай одеяла, все равно будет оставаться железобетонный призвук стен. Гитарный комб, засунутый в шкаф с одеждой, конечно, звучит офигенно, но до маршалловского стека, сотрясающего стены тон-ателье, он все-таки не дотягивает, как ни крути «гейн».
А обработки? Я не вижу смысла много распространяться на тему того, что лучше – железный компрессор в рэковой стойке или его программный сородич-плагин. На самом деле все это неважно, если вспомнить, что главное в записи – это адекватная передача замысла песни. Слушателю ведь все равно, как получена реверберация в миксе – из винтажного пружинного ящика или с помощью встроенного плагина, писалось ли это в шкафу на микрофон-мыльницу или в современной студии на дорогущий «нойман», но если группа не смогла передать замысел и настроение, то ни шкаф, ни вся эта машинерия были не нужны.
И поэтому самая большая ценность серьезной студии – это звукорежиссер и его опыт. Без него винтажные микрофоны и стойки с обработками так и останутся бесполезной горой железа. Вы даже можете притащить это все домой и попытаться записаться своими силами. И увидите, что все волшебство, оказывается, делал тот человек в наушниках, с которым вы, наверное, успели поругаться на все мыслимые и немыслимые темы. Наверное, тоже банальность, но в этот раз уж точно последняя.
Кстати, когда все закончится, не забудьте подарить ему вашу пластинку.
Есть мнение, что запись альбома, как и ремонт, нельзя закончить – можно только остановить. Я, однако, считаю, что запись альбома абсолютно реально провести в разумные сроки и осознанно закончить, записав последнюю песню. Группы, которые пишутся годами, совершают ошибку. Альбом – это снимок состояния, это цельное высказывание в едином стиле и настроении, и это настроение невозможно поддерживать несколько лет из года в год. Если мы обратимся к истории, первый альбом Beatles был записан всего за один февральский день, дебютный диск Led Zeppelin – за 30 часов. Зарываясь в наложениях и перезаписях, вы теряете из виду начальную мысль. Я считаю, что два года – максимальный срок для записи альбома полупрофессиональной группы.
Конечно, запись в студии – изрядная нервотрепка. Студия – это топка, в которую вам придется кидать часть себя снова и снова в течение многих месяцев. И иногда, если повезет, вы будете испытывать ни с чем не сравнимое удовольствие, видя, как там, где не было ничего, вдруг расцветает нечто безусловно красивое, свободное от безобразия окружающей жизни. Когда к вам в гости зайдет Музыка, вы ни с чем ее не спутаете.

Читайте полную версию статьи
на сайте http://dartz.spb.ru/studio.




Технологии виртуального производства
Avatar - Дивный новый мир

Avatar - Дивный новый мир

Как элита голливудского саунд-дизайна и лично Джеймс Кэмерон создавали звучание «Аватара»
Обычные зрители и даже критики с претензией на оригинальность могли отмахнуться от «Аватара». Историю про слишком обычных людей, благородных синих кошек и ветерана, попавшего в свои детские сны, объявили примитивной (не заметив могучих баобабовых корней, которыми она уходит в ранние тексты американской культуры и одновременно в потаенные комплексы жителя XXI века).

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

В преддверии будущего чемпионата мира по хоккею с шайбой 2023, который пройдет в Санкт-Петербурге, в стране принята программа развития хоккея. Ближайшие годы в России могут стать эпохой строительства малых ледовых арен. Откликаясь на требования времени, компания «ОКНО-ТВ» совместно с компанией «Аудиопроект» подготовили комплексное типовое решение для оснащения подобных спорткомплексов современными техническими средствами видеотрансляции и звукоусиления. Звуковая часть комплекта состоит из цифрового микшерного пульта PreSonus, усилителя мощности Crown и звуковых колонн JBL CBT 1000 с сабвуферами CBT 1000 E.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

AKG LYRA. Лира вдохновения для видеоблогеров

Компания AKG, ведущий производитель профессиональных микрофонов, также решила обратиться к теме интернет-вещания и выпустила модель с названием LYRA, в первую очередь ориентированную на видеоблогеров.

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

«Торнадо» в день «Нептуна»

«Торнадо» в день «Нептуна»

2019 год стал для компании Guangzhou Yajiang Photoelectric Equipment CO.,Ltd очень богатым на новинки световых приборов. В их числе всепогодные светодиодные поворотные головы высокой мощности: серии Neptune, выпускаемые под брендом Silver Star, и Tornado – под брендом Arctik.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

Matrex – здание для производства идей

Matrex – здание для производства идей

Общественно-деловой центр Matrex в Сколково по праву станет одним из новых символов Москвы, причем не только в архитектурном, но и в техническом аспекте. Новейшие мультимедийные системы и решения, опережающие время, делают Matrex уникальным.

Avatar - Дивный новый мир

Avatar - Дивный новый мир

Как элита голливудского саунд-дизайна и лично Джеймс Кэмерон создавали звучание «Аватара»
Обычные зрители и даже критики с претензией на оригинальность могли отмахнуться от «Аватара». Историю про слишком обычных людей, благородных синих кошек и ветерана, попавшего в свои детские сны, объявили примитивной (не заметив могучих баобабовых корней, которыми она уходит в ранние тексты американской культуры и одновременно в потаенные комплексы жителя XXI века).

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

Комплект для аудио- и видеооснащения малых ледовых арен

В преддверии будущего чемпионата мира по хоккею с шайбой 2023, который пройдет в Санкт-Петербурге, в стране принята программа развития хоккея. Ближайшие годы в России могут стать эпохой строительства малых ледовых арен. Откликаясь на требования времени, компания «ОКНО-ТВ» совместно с компанией «Аудиопроект» подготовили комплексное типовое решение для оснащения подобных спорткомплексов современными техническими средствами видеотрансляции и звукоусиления. Звуковая часть комплекта состоит из цифрового микшерного пульта PreSonus, усилителя мощности Crown и звуковых колонн JBL CBT 1000 с сабвуферами CBT 1000 E.

Большой сет «Маленького человека»

Большой сет «Маленького человека»

Всему, что знаю, я научился самостоятельно. Читал, наблюдал, пробовал, экспериментировал, совершал ошибки, переделывал заново. Никто меня не учил. В то время в Литве не было никаких специальных учебных заведений, в которых обучали бы работе со световым оборудованием. Вообще, я считаю, что научиться этому нельзя. Чтобы стать художником по свету, нужно иметь что-то такое «внутри» изначально. Можно научиться работать с пультом, программированию, можно выучить все технические характеристики, но вот научиться творить нельзя.

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Мониторинг. Урок 18. Активные контрольные комнаты

Не следует путать новые возможности дизайна активных помещений с «поддерживаемой реверберацией», которая с 1950-х годов использовалась в Королевском фестивальном зале (Royal Festival Hall), а позже в студиях «Лаймхаус» (Limehouse Studios). Это были системы, использующие настраиваемые резонаторы и многоканальные усилители для распределения естественных резонансов до нужной части помещения.

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Cветозвуковые видеоперформансы. История создания

Андрей Мельник, живописец и сценограф рассказывает о жанре, который он условно назвал «выставочная сценография»: «Так сложилось, что выставлять исключительно живописные рабо
ты мне довольно быстро надоело. Свет, декорации, а потом и видео настойчиво требовали своего присутствия. В рамках концертной площадки им было довольно тесно.
Так зародился жанр, который я условно назвал «выставочная сценография». На протяжении двадцати лет все невостребованное «концертниками», все экспериментальные и лабораторные работы я представляю на выставках.»

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."

Кто формирует райдер?

Кто формирует райдер?


Тема нашей сегодняшней публикации «Как и кто формирует райдерность оборудования».
Это совместный проект «Клуба прокатчиков шоу-технологий» (см. страницу на Фейсбуке)
и сайта www.show-master.ru. На этих ресурсах, а также в сети Colisium были проведены опросы,
их результаты – ниже. Участники «Клуба прокатчиков шоу-технологий» активно обсуждали эту тему.
Мы предложили ответить на несколько вопросов специалистам, которые уже не один годв нашем бизнесе,
и их мнение, безусловно, будет интересно нашим читателям. 

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Прокат как бизнес. Попробуем разобраться

Андрей Шилов: "Выступая на 12 зимней конференции прокатных компаний в Самаре, в своем докладе я поделился с аудиторией проблемой, которая меня сильно беспокоит последние 3-4 года. Мои эмпирические исследования рынка проката привели к неутешительным выводам о катастрофическом падении производительности труда в этой отрасли. И в своем докладе я обратил внимание владельцев компаний на эту проблему как на самую важную угрозу их бизнесу. Мои тезисы вызвали большое количество вопросов и длительную дискуссию на форумах в соцсетях."